0 %

Средовые и генетические факторы феномена группового долгожительства

27.03.2015

Долгожители — представители максимальной видовой продолжительности жизни человека. Поиск механизмов и факторов, определяющих долголетие, осуществляется на различных уровнях — от популяционного до молекулярно-клеточного. Долгожители встречаются во всех странах. Вместе с тем, изучение географии долгожительства показало, что районы, где живут долгожители, распределены неравномерно. Много долгожителей на Кавказе, именно здесь регистрируются национально-этнические группы с высоким индексом долголетия. На Кавказе проживают 42% всех лиц старше ста лет, особенно высок уровень долголетия в Абхазии и Азербайджане. У коренного населения этих регионов наблюдается естественная исторически повышенная концентрация долголетних людей, названная нами феноменом группового долгожительства, которая возникла и закрепилась, то есть прослеживается уже довольно длительное время.

Итак, два региона Кавказа с высоким уровнем долголетия, две этнические группы — абхазцы и азербайджанцы, относящиеся к разным расам Кавказа (азербайджанцы — к каспийскому типу, а абхазцы — к понтийскому), живущие в различных природно-экологических условиях и существенно отличающиеся по образу жизни, питанию, семейной организации. Для анализа механизмов группового долголетия нами были проведены комплексные социально-этнографические и медико-биологические исследования коренного населения Абхазии (4000 человек) и Азербайджана (3500 человек).

В результате исследований установлено влияние этно-психологических, генетических факторов, типа питания, особенностей физической активности в формировании группового феномена долголетия.

К социально-психологическим факторам феномена долголетия в Абхазии и Азербайджане относятся: геронтокритический характер традиционной этнической культуры (обычаи, советы старейшин), сохранение за старыми людьми социальной роли в семье, сельской общине, психологический комфорт стариков, обусловленный высокой мерой их включения в дела семьи, своего села. Люди такого возраста пользуются на Кавказе уважением. Старых людей приглашают на семейные торжества, где им отводят почетное место. Их стараются оградить от стрессов, не обижают и не забывают, обеспечивают лучшие бытовые условия, питание, уход. Наблюдения за жизнью абхазских и азербайджанских семей и семейных общин убеждают в том, что социальная роль здоровых долгожителей до сих пор значима, и это создает им психологический комфорт.

Для долгожителей характерно общение с родственниками, соседями, гармоничные взаимоотношения с детьми и внуками. Долгожители играют важную роль в нравственном и эстетическом воспитании внуков и правнуков. Старики на Кавказе выступают как религиозные лидеры, в Абхазии и Азербайджане уважение и почитание стариков — это культурно-этническая традиция. В абхазской культуре больше, чем в азербайджанской, детализированы и многообразны ритуальные формы уважения к старикам. В Азербайджане наблюдается амбивалентное отношение к старости: наряду с ритуальным нередко и эмоциональное отношение к долгожителям.

У азербайджанцев как бы затушевывается факт старения, у долгожителей очень низкий уровень тревожности (вплоть до анозогнозии и отрицания самого факта старения), высокая социальная адаптированность, широкие эмоциональные связи. Отношение азербайджанских долгожителей к своему возрасту характеризует тот факт, что 80% обследованных долгожителей считали свой возраст не очень большим. У долгожителей срабатывает психологическая защита от осознания факта старения и неизбежности смерти, которая определяется особенностями характера, низким уровнем тревоги, контактностью, гибкостью психических реакций. В связи с этими психологическими особенностями долгожителей следует вспомнить высказывание Гуфелаида, который писал в 1653 году о том, что «среди влияний, укорачивающих жизнь, преимущественное место занимают страх, печаль, уныние, зависть, ненависть».

На Кавказе высок социально-психологический статус долгожителей. Какова же психологическая структура личности долгожителей? Стержнем характера является положительная установка по отношению к окружающей среде, к людям, к своей личности. Для большинства долгожителей характерна высокая возбудимость установки, которая тождественна установке детей, для них свойственна быстрая переключаемость. Итак, у долгожителей высокая возбудимость и низкая стабильность, что формирует у них чувствительность к различным раздражителям, но эти реакции кратковременны. Они не фиксируются на переживаниях и неприятных ситуациях.

Изучение типов личности, эмоциональности, силы воли (с помощью различных психодиагностических методик, шкалы Локуса контроля, теста Люшера, методики изучения невербального интеллекта) свидетельствует о том, что долгожителям характерна интернальность — наличие внутреннего контроля. Долгожители — хозяева своей судьбы. Они рассуждают так: выполняя волю всевышнего, я должен поступать так, а значит, от меня зависит исход события. У долгожителей Кавказа высокий уровень сохранности интеллекта, чувства юмора. Как известно, с возрастом меняется восприятие времени, увеличивается субъективное ощущение всеускоряющегося течения времени. У долгожителей Кавказа, по сравнению с долгожителями Украины и Беларуси, менее выражено ощущение «бегущего времени» и по восприятию скорости его течения они приближаются к возрастной группе 40-50 лет.

У долгожителей наблюдаются два типа эмоциональных проявлений (по тесту Люшера): у 75% обследованных абхазских долгожителей и у 82% азербайджанских — ювенильный, молодежный тип, который проявляется высокой интенсивностью, живостью эмоций и потребностей. Для меньшей части долгожителей характерен сенильный тип — снижение активности, угасание жизненных потребностей, подавленное настроение. Данные лонгитудинальных наблюдений (в течение 10-15 лет) показали, что у долгожителей ювенильного типа ниже смертность, чем у долгожителей сенильного типа.

Долгожители Абхазии и Азербайджана доброжелательны, охотно идут на контакт, у них нет свойственной старикам обращенности к далекому прошлому, нет ипохондричности.

Проблема стресса и старения имеет на Кавказе свои особенности. Существуют особые формы поведения, стереотипы, выработанные веками. Большую роль в этих стереотипах поведения играют участие и сочувствие значительного числа людей (родные, соседи, знакомые) в экстремальных ситуациях (смерть близких, болезнь). Обращает на себя внимание масштабность моральной и материальной поддержки и взаимовыручки.

Кроме того, на Кавказе на протяжении всей жизни у человека воспитывается способность сохранять самообладание в стрессовых ситуациях. Оказавшись в горе, он не несет его тяжесть в одиночку, он ощущает помощь и поддержку родственников, соседей, друзей. Нередко старого человека, не имеющего семьи, принимают в дом в качестве дедушки или бабушки, хотя он и не связан с ними кровным родством.

Существенной этно-психической особенностью образа жизни абхазцев и азербайджанцев является большая патриархальная семья. Долгожители Кавказа проживают именно в таких семьях, и только 1% долгожителей — одиноки, наличие долгожителей в семье престижно.

Личностные отношения в семьях Абхазии и Азербайджана сильно формализованы. Установившиеся стереотипы поведения снижают количество конфликтов и стрессовых ситуаций, старики и долгожители не устанавливают для себя предельных сроков для выполнения той или иной работы, никогда не доводят себя до изнеможения в работе, не пытаются превзойти собственные возможности.

Говоря о состоянии волевой сферы у долгожителей, необходимо подчеркнуть их низкий уровень притязаний. Практически все долгожители на протяжении жизни отдавали предпочтение спокойствию, мирному решению конфликтов. Волевой процесс у долгожителей не имеет высокой напряженности и направлен в основном на сохранение своего личностного и социального статус-кво.

Семейная организация в Абхазии и Азербайджане различна и связана со спецификой заключения браков, исключающих инбридинг в Абхазии и, напротив, высокий инбридинг в Азербайджане. У абхазцев строгий запрет на браки между родственниками и жителями одного селения, более выражена экзогамия. Брачные связи в Азербайджане ограничиваются преимущественно кругом людей той же национальности и заключаются между всеми родственными группами. Родители многих обследованных нами долгожителей состояли между собой в родстве. Следует отметить высокую значимость для долгожителей любви (имеется в виду любовь в форме сексуальных отношений). Они оценивают ее даже выше, чем молодые. Долгожители-мужчины Абхазии и Азербайджана поздно вступают в брак — в 35-40 лет, женщины — в 20-25 лет. Для женщин-долгожительниц характерно позднее начало менструации — в 14-15 лет, климакс у них наступает в возрасте 50-55 лет.

Данные комплексного обследования лиц старше 95 лет свидетельствуют о том, что у абхазских долгожителей в общей структуре возрастной патологии преобладают заболевания сердечно-сосудистой системы, у азербайджанских — нервной; у 75% абхазских долгожителей диагностированы различные стадии ишемической болезни сердца (ИБС), у 35% — гипертоническая болезнь, остаточные явления перенесенного инсульта — у 8%, эндартериит нижних конечностей — у 20%, заболевание нервной системы (паркинсонизм) — у 3%. И ни у одного из долгожителей не отмечено старческого слабоумия. В то же время у долгожителей Азербайджана частота паркинсонизма и различных клинических вариантов экстрапирамидальной недостаточности составляла 20%, старческого слабоумия — 5%, гипертоническая болезнь, ИБС, остаточные явления инсульта — соответственно 12%, 35%, 2%.

У долгожителей Украины уровень здоровья значительно ниже, чем у долгожителей Абхазии и Азербайджана, более выражена комплексная патология. У 65% обследованных диагностирована гипертоническая болезнь, у 80% — ИБС, паркинсонизм — у 12%. Следует отметить, что для долгожителей Абхазии и Азербайджана характерной особенностью является низкое абсолютное содержание общего холестерина в крови и холестерина липопротеидов низкой плотности при высоком относительном содержании холестерина липопротеидов высокой плотности. Максимальная концентрация общего холестерина у долгожителей Абхазии — 158±19,5 мг/дл, у долгожителей Азербайджана — 175±21,4 мг/дл; ЛПНП соответственно — 89±5,0 и 100±6,3 мг/дл. ЛПВП у абхазских долгожителей — 65±3,0 мг/дл; у азербайджанских — 55,5±2,5 мг/дл.

Наличие национально-этнических различий в структуре патологии у долгожителей (преобладание сердечно-сосудистой патологии у абхазцев и заболеваний нервной системы у азербайджанцев) послужило основанием для проведения анализа интенсивности старения нервной и сердечно-сосудистой систем у долгожителей и у лиц других возрастов.

Сравнительный анализ возрастной динамики функционального состояния ЦНС у абхазцев и азербайджанцев, по данным биоэлектрической активности головного мозга, отражающей собственный «язык» мозга, позволил установить наличие национально-этнических особенностей интенсивности старения мозга, замедление частоты a-ритма, удлинение латентного периода. Рост частоты патологических компонентов в общей структуре ЭЭГ у лиц украинского региона с возрастом происходит более интенсивно, чем в регионах с высоким уровнем долголетия — в Абхазии и Азербайджане. Однако у лиц азербайджанского региона эти возрастные изменения биоэлектрической активности более выражены. Напротив, возрастные изменения динамики АД, сократительной способности миокарда происходят более интенсивно у лиц абхазского региона, по сравнению с азербайджанцами. У азербайджанцев, в отличие от абхазцев и других национально-региональных групп (украинцы, русские), АД с возрастом не повышается.

Данные об особенностях возрастных изменений сердечно-сосудистой и нервной систем в трех национально-этнических группах (абхазцы, азербайджанцы, украинцы) послужили основанием, чтобы высказать предположение о замедленном темпе старения в регионах с высоким уровнем долголетия и сформулировать синдромы старения. У азербайджанцев синдром старения неврогенный, у абхазцев — сосудистый, у украинцев — смешанный. Эти синдромы, или портреты старения, характерны и для долгожителей. Так, у долгожителей Азербайджана сохраняются более высокий функциональный уровень сердечно-сосудистой системы, более низкая частота патологии этой системы (ИБС, АГ). У абхазских долгожителей высок уровень функциональной активности ЦНС и низкая патология нервной системы (или даже отсутствуют некоторые формы — паркинсонизм, старческое слабоумие).

Таким образом, функциональной системой, поддерживающей сохранность здоровья долгожителей в Абхазии, является центральная нервная система; в Азербайджане — сердечно-сосудистая. Уровень здоровья украинских долгожителей значительно ниже, чем кавказских, у них более выражено снижение возрастных изменений нервной и сердечно-сосудистой систем.

Азербайджанцы и абхазцы относятся к разным локальным расам Кавказа. Однако общее качество этих групп — высокий уровень долголетия — определило поиск общих морфологических черт популяций долгожителей. Установлено, что для долгожителей абхазцев и азербайджанцев характерна большая массивность скелета, по индексу массивности они близки, но значительно отличаются от других этнических групп (имереты, туркмены, русские). Отличительной особенностью долгожителей Абхазии и Азербайджана является хорошо развитая мускулатура с достаточно сохранившимся тонусом, возрастные изменения костной системы (остеопороз) у них выражены незначительно.

В поисках роли генетических факторов в формировании феномена долголетия были проведены генеалогические и цитогенетические исследования.

Согласно данным генеалогического анализа, частота семейного долголетия в Азербайджане составляет 81%, в Абхазии — 75% (у мужчин уровень семейного долголетия выше). Изучение хромосомного аппарата у долгожителей разных регионов позволило выявить как общие варианты хромосомного полиморфизма по гетерохроматину, так и этнические. К общим вариантам хромосомного полиморфизма относится наличие у долгожителей указанных регионов длинной Y-хромосомы и большого блока С-гетерохроматина на Y-хромосоме и 1-й хромосоме. У родственников долгожителей также наблюдается длинная Y-хромосома. К национально-этническим вариантам относятся большой С-блок гетерохроматина на 9-й хромосоме у долгожителей Абхазии и Азербайджана, небольшой блок гетерохроматина на 16-й хромосоме — у долгожителей Украины.

Итак, для долгожителей характерны некоторые цитогенетические маркеры по гетерохроматину. Данные о его роли в эволюции, ассоциация вариантов хромосомного полиморфизма с важными фенотипическими характеристиками (репродуктивность, жизнеспособность) и патологическими процессами (онкозаболевания), регулирующее влияние размеров гетерохроматина на рекомбинацию генов и, наконец, различие экоустойчивости гомо- и гетерозигот по С-хроматину дают основание полагать, что варианты хромосомного полиморфизма у долгожителей являются проявлением молекулярно-генетических механизмов, определяющих долголетие.

В механизм формирования регионального долголетия определенный вклад вносят особенности традиционного стереотипа питания долгожителей. Пища абхазцев и азербайджанцев низкокалорийная. Высокое содержание в ней своеобразных кисломолочных продуктов обеспечивает сходство микрофлоры кишечника долгожителей и здоровых детей. Следует отметить и высокое содержание в рационе питания растительных продуктов, а следовательно, и балластных веществ (клетчатки). Высокое потребление острых приправ из красного перца, содержащего капсаицин, который способствует нормализации липидного обмена, снижению АД, свертываемости крови, участвует в терморегуляции. Особое значение имеют и особенности аминокислотного состава пищи долгожителей. К аминокислотам, роль которых в долгожительстве экспериментально доказана, относится пятикратный дефицит триптофана. У азербайджанцев наблюдается истинное снижение в рационе триптофана, а у абхазцев — относительное (за счет высокого содержания антагонистов триптофана).

В пище долгожителей Абхазии и Азербайджана — повышенное содержание тирозина (как известно, повышенное содержание тирозина в пище в эксперименте увеличивает срок жизни животных). В пище долгожителей высокое содержание полиненасыщенных жирных кислот и наиболее биологически ценной линолевой кислоты (за счет высокого потребления кукурузного и подсолнечного масел). Пища долгожителей содержит мало холестерина, все витамины в высоких концентрациях, обогащена естественными антиоксидантами. Это достигается за счет сравнительно низкого потребления жиров, оптимального соотношения полиненасыщенных и насыщенных жирных кислот, высокого уровня потребления витамина Е и т. д.

Таким образом, анализ роли социально-средовых и генетических процессов в формировании группового феномена долголетия на Кавказе позволил установить, что этот феномен - результат сложного гармонического взаимодействия средовых факторов, национальных этно-психологических и генетических особенностей жителей Абхазии и Азербайджана.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ

21.10.2019 Кардіологія Важливе значення індексу згладжування в контролі артеріальної гіпертензії

Традиційне вимірювання артеріального тиску (АТ) в амбулаторних умовах досі використовують як «золотий стандарт» скринінгу, діагностики та лікування артеріальної гіпертензії (АГ). Однак АТ не є статичним показником – він змінюється залежно від серцевих скорочень, циркадного ритму, а також під впливом різних станів, зокрема порушення дихання вночі. Тож одноразове вимірювання АТ не є достатнім для адекватної оцінки ризику серцево-судинної захворюваності та смертності, пов’язаної з АГ. Також важливо визначати варіабельність АТ. ...

18.10.2019 Кардіологія Телмісартан у лікуванні артеріальної гіпертензії: від фармакологічних особливостей до клінічних переваг

Однією із ключових мішеней у терапії артеріальної гіпертензії (АГ) є ренін-ангіотензинова система (РАС). Зважаючи на роль надмірної активації РАС у патогенезі АГ, у 60-70-х рр. ХХ ст. почалася розробка препаратів, здатних пригнічувати її активність....

18.10.2019 Кардіологія Корвітин® – ​нові можливості відомого препарату крізь призму досліджень

Згідно зі статистикою ВООЗ, серцево-судинні захворювання (ССЗ) є основною причиною смерті в усьому світі. В Україні ситуація подібна: за даними МОЗ, 67% летальних випадків відбувається через ССЗ. Саме тому лікарі, фармакологи, вчені продовжують пошук оптимальних шляхів лікування даної групи хвороб, ведуть активну роботу над новими препаратами, а також вивчають можливості лікарських засобів, що вже застосовуються у клінічній практиці та мають неабиякий багаж доказової бази....

18.10.2019 Кардіологія Протокол действий при острой боли в груди

Цель данного протокола – ​обеспечить своевременную, последовательную, основанную на актуальных данных помощь пациентам, которые обратились с жалобами на острую боль в груди (нетравматическую). Если предполагается сердечно-сосудистая природа боли, необходимо предпринять соответствующие действия, провести наблюдение и уход. В некоторых случаях может потребоваться госпитализация больного в отделение интенсивной терапии для предоставления неотложной помощи. Рекомендации по оказанию своевременной помощи при острой боли в груди, описанные в протоколе, адаптированы с клинических рекомендаций NICE (2018)....