0 %

Новые перспективы использования ингибиторов АПФ

27.03.2015

Об ингибиторах ангиотензинпревращающего фермента (ИАПФ) на сегодняшний день имеется много сведений. Данная группа препаратов, отличительной особенностью которых является их направленность на основные патогенетические механизмы сердечно-сосудистых заболеваний, успешно используется для лечения больных с артериальной гипертензией и сердечной недостаточностью. Эффективность применения ИАПФ у больных с ишемической болезнью сердца (ИБС) продолжает активно изучаться. В ряде многоцентровых исследований доказано, что ИАПФ улучшают течение заболевания, способствуют уменьшению смертности, снижению числа острых коронарных событий. Однако, несмотря на широкий диапазон применения, ингибиторы АПФ продолжают оставаться в поле зрения ученых. В частности, в настоящее время подходит к завершению исследование EUROPA, которое уже в ближайшее время даст ответ на вопрос о применении этой группы препаратов для вторичной профилактики ишемических эпизодов у пациентов со стабильной ИБС без сердечной недостаточности. «Ингибиторы АПФ и кардиоваскулярная протекция: перспективы использования ИАПФ при лечении ИБС» — под таким названием состоялся круглый стол, организованный известной фармацевтической компанией «Servier».

Приветственной речью открыл заседание круглого стола глава Представительства компании «Servier» в Украине господин Жан-Поль Шоэр. Далее доктор медицинских наук, профессор Института кардиологии им. Н. Д. Стражеско АМН Украины Михаил Илларионович Лутай уже самим названием доклада задал коллегам первый вопрос: ангиопротекторное действие ИАПФ — возможно ли снизить риск сердечно-сосудистых событий? Начав с проведенного в 1990 году метаанализа эффективности антигипертензивной терапии, когда ингибиторы АПФ еще не нашли широкого применения, профессор М. И. Лутай подчеркнул, что сердечно-сосудистые события на то время снижались незначительно — всего на 16%, а сердечно-сосудистая смертность — на 21%. Более значимые результаты были получены при лечении инсульта. Объяснялись полученные результаты тем, что на тот момент применялись препараты, не обладающие органопротекторным и, прежде всего, ангиопротекторным действием.

В настоящее время, подчеркнул профессор М.И. Лутай, накоплено достаточно данных, касающихся антиатеросклеротического действия тех или иных представителей группы ингибиторов АПФ. Однако клинических результатов, подтверждающих эту теоретическую концепцию, пока не так много, поскольку в клинике сложно не только вычленить определенные звенья прогрессирования атеросклеротического процесса, но и доказать или опровергнуть регресс или прогресс атеросклероза. Говоря о возможном влиянии ингибиторов АПФ на развитие данной патологии, докладчик акцентировал внимание на роли эндотелия, которая имеет ключевое значение при поражении органов-мишеней как при гипертонической болезни, так и при развитии атеросклеротического процесса.

Важное место в поражении органов-мишеней занимает ангиотензин II. В настоящее время доказано, что он участвует практически во всех процессах основных этапов атерогенеза на уровне высвобождения молекул адгезии, превращения моноцитов в макрофаги, оксидативного стресса, модификации липопротеидов низкой плотности (ЛПНП), формирования «пенистых» клеток, миграции и пролиферации гладкомышечных клеток. Уже достаточно хорошо изучены механизмы действия ангиотензина II на функцию и строение сосудов. Недавно были получены интересные данные относительно участия ангиотензина II в развитии атеросклеротического процесса. Оказалось, что, воздействуя непосредственно на эндотелий, ангиотензин II способствует возникновению на мембране так называемых LOX-1 рецепторов, ответственных за захват окисленных ЛПНП, что в итоге приводит к дисфункции эндотелия, усугублению этого процесса, а иногда и к апоптозу клеток эндотелия. Изучены также тонкие механизмы влияния тканевого ангиотензина II на процессы воспаления, в частности непосредственно на нуклеарный фактор kB. Говоря о путях образования ангиотензина II, М. И. Лутай напомнил присутствующим о том, что ангиопротекторный эффект ингибиторов АПФ может формироваться в связи с уменьшением продукции ангиотензина II, накоплением брадикинина, а также оксида азота NO как гиперполяризующего фактора.

Далее докладчик перешел непосредственно к клиническим доказательствам ангиопротекторного действия ингибиторов АПФ. Первое убедительное доказательство вазопротекторного эффекта ингибитора АПФ было получено в исследовании HOPE, в котором участвовали пациенты с сохраненной функцией левого желудочка. Согласно результатам исследования, сердечно-сосудистые осложнения и смертность снижались на 22%.

Дополнительную информацию об ангиопротекторном действии ингибиторов АПФ удалось получить в первом рандомизированном исследовании PROGRESS, в котором терапия ингибитором АПФ (периндоприлом) изучалась с целью определения соотношения пользы и риска снижения артериального давления (АД) у пациентов с цереброваскулярными нарушениями в анамнезе и различным уровнем АД у гипертоников и у лиц с нормальным АД. Для этого исследования, отметил профессор М. И. Лутай, Престариум (периндоприл) оказался идеальным препаратом, поскольку он обладает самым высоким среди всех ингибиторов АПФ отношением «пик-корыто» — 75-100% и контролирует АД в течение 24 часов, в том числе в ранние утренние часы, когда риск сердечно-сосудистых осложнений особенно высок. В результате, снижение инсультов было достоверным как у гипертензивных, так и у нормотензивных пациентов. В исследовании было показано, что благодаря включению Престариума в традиционную антигипертензивную терапию риск развития повторных инсультов удалось снизить на 28%, общее число сердечно-сосудистых осложнений — на 26%, инфаркта миокарда — на 38% и сердечной недостаточности — на 26%. Теоретически, подчеркнул выступающий, благоприятное влияние периндоприла на сосудистые события, прежде всего, объясняется его влиянием на эндотелиальную функцию.

Говоря об ингибировании АПФ Престариумом, профессор М. И. Лутай подчеркнул, что последние экспериментальные работы подтверждают данные о содержании ангитензинпревращающего фермента не только в эндотелии, но и в адвентиции сосудов. Оказалось, что адвентициальный АПФ, изменяющий уровень NO, столь же важен, как и эндотелиальный. В частности, в недавно (2002 г.) опубликованном исследовании под руководством J. L. Zhuo (Мельбурн, Австралия) было показано, что периндоприл ингибирует как плазменный, так и тканевой АПФ, увеличивает биодоступность NO при повышении уровня брадикинина. Также было выявлено, что периндоприл восстанавливает реакцию коронарных артерий у больных с АГ в ответ на холодовой тест, улучшает потокзависимую дилатацию плечевой артерии. Под влиянием данного ингибитора АПФ наблюдался положительный эффект на ремоделирование мелких артерий резистивного типа. Кроме того, в исследовании COMPLIOR® было показано, что Престариум значительно снижает скорость пульсовой волны, что говорит о прямом влиянии данного препарата на жесткость крупных магистральных сосудов.

Вышеперечисленные результаты экспериментальных и предварительных клинических данных, полученных в исследовании PROGRESS, послужили поводом к выдвижению рабочей гипотезы, согласно которой в проводимом в настоящее время исследовании EUROPA, возможно, подтвердятся преимущества использования периндоприла у пациентов с ИБС и сохраненной сердечной функцией в плане торможения коронарного атеросклероза и уменьшения прогрессирования ИБС. В рамках этого исследования также проводится субисследование PERSPECTIVE, в котором изучается влияние периндоприла на коронарный атеросклероз.

В заключение профессор М. И. Лутай сделал акцент на том, что продемонстрированное периндоприлом в эксперименте и в клинических исследованиях ангиопротекторное действие следует относить только к конкретному препарату и пока преждевременно отождествлять его с «эффектом класса», поскольку ингибиторы АПФ достаточно разнородны, а данные об эффективности других препаратов пока не получены. И тем не менее, именно ингибиторы АПФ следует назвать одной из наиболее перспективных групп, которые, по всей видимости, в скором будущем будут применяться для лечения больных с ИБС. Ответ на этот вопрос дадут результаты тех нескольких крупномасштабных клинических исследований, которые в настоящее время проводятся в мире.

Свой доклад на тему «Инфаркт миокарда у пациентов с АГ. Эффективность ингибиторов АПФ» доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент АМН Украины Екатерина Николаевна Амосова начала с результатов исследований, полученных в разные годы в Центральной городской клинической больнице г. Киева. Первое исследование относится к 1986 году, когда при лечении инфаркта миокарда с зубцом Q практически не использовали аспирин, ингибиторы АПФ, очень ограниченно применяли b-адреноблокаторы и широко назначали антагонисты кальция. Клинические характеристики больных, принявших участие в исследованиях 1986 и 1998 годов, были сопоставимы.

Как показал сравнительный анализ полученных данных, за последние 10-12 лет достоверно увеличилась частота острой левожелудочковой недостаточности (ОЛЖН) у больных без АГ, не претерпевая при этом изменений у больных с АГ. В последнем исследовании у пациентов достоверно уменьшилась частота рецидивов ИМ.

Наибольший интерес при сравнении результатов двух исследований, отметила Е. Н. Амосова, вызвали данные в отношении летальности. В более ранних наблюдениях среди лиц, страдающих АГ, летальность была статистически достоверно выше, данные за 1998 год показали абсолютно одинаковые цифры в отношении летальности у больных с АГ и без нее. При этом у последних за прошедшие со времени проведения первого исследования 12 лет госпитальная летальность не изменилась, а у пациентов с АГ — достоверно уменьшилась. Чем это объясняется? Проверив многочисленные предположения, сделано несколько предварительных выводов, которые докладчик вынесла на суд аудитории. У больных с Q-ИМ сопутствующая АГ сопряжена с повышенной частотой распространенного переднезаднего ИМ, сопутствующего сахарного диабета (СД) и ОЛЖН. Наиболее существенно отягощает течение ИБС, особенно ИМ, сахарный диабет. При одинаковых показателях систолической функции левого желудочка (ЛЖ) в первые трое суток ИМ, независимо от его исхода, у больных с сопутствующей АГ отмечается увеличение диаметра правого желудочка. Как подчеркнула профессор Е. Н. Амосова, эффект, полученный в отношении снижения летальности у больных с Q-ИМ и АГ до уровня ее у больных без АГ, по-видимому, следует связывать с широким применением ингибиторов АПФ, а также аспирина, b-блокаторов и в меньшей степени гепарина. Она также отметила, что высказанная гипотеза о влиянии конкретных препаратов на определенные изменения в лечении, может служить поводом для дискуссии.

Что же касается данных мировой литературы, то некоторые источники говорят о том, что АГ повышает риск летального исхода только у больных моложе 65 лет при высоких цифрах АД, независимо от функции ЛЖ. Кроме того, получены данные, что АГ не влияла на госпитальную летальность, однако повышала риск развития ИМ. Представляя данные исследований по применению ингибиторов АПФ у больных с ИМ, докладчик начала разговор с исследования TRACE, в котором изучалось влияние трандолаприла у больных с ИМ и дисфункцией ЛЖ, в котором, по сравнению с плацебо, применение ингибиторов АПФ приводило к снижению летальности у больных с АГ, но не оказывало влияния на летальность у больных без АГ.

В свою очередь, исследование AIRE, где изучалось влияние АГ на отдаленные исходы ИМ у больных с сердечной недостаточностью (СН), показало, что при применении ингибитора АПФ рамиприла у этих пациентов уменьшались показатели общей летальности, частота внезапной смерти и тяжелой СН в отдаленном периоде, тогда как у больных без АГ этот эффект отсутствовал. Наконец, исследование SMILE по влиянию зофеноприла, который применялся с первых 24 суток у больных высокого риска с передним ИМ, показало, что у больных без АГ ингибитор АПФ не оказывал существенного влияния на относительный риск смерти или тяжелой СН в течение 6 месяцев и 1 года, а у больных с сопутствующей АГ снижал риск на 39-40%. Исходя из этих данных, профессор Е. Н. Амосова высказала предположение о том, что предварительные результаты, полученные в ретроспективном анализе исследований, проведенных в ЦГКБ г. Киева, в большей степени объясняются эффектами ингибиторов АПФ.

Докладчик также вынесла на обсуждение вопросы, которые пока остаются без ответа. Например, о значимости негемодинамических механизмов эффективности ингибиторов АПФ при СН. Имеют ли значение фармакологические свойства препарата? Исследования по этому поводу, отметила профессор Е. Н. Амосова, к сожалению, единичны, корректный ответ на этот вопрос могут дать только прямые сопоставительные исследования с объективно составленным протоколом, которые практически не проводятся. Так, небольшое исследование PRACTICAL показало некоторые преимущества эналаприла перед каптоприлом в отношении выживаемости к 12-му месяцу при одинаковом влиянии на ремоделирование левого желудочка.

Следующий вопрос — какова оптимальная доза ингибиторов АПФ? Если для большинства антигипертензивных препаратов имеются четкие критерии для дозировки, то для ингибиторов АПФ этот вопрос остается окончательно не решенным. По данным некоторых исследований, для каптоприла, например, улучшение выживаемости отмечается при использовании суточных доз в пределах 75-150 мг, но отсутствовало при 37,5-50 мг. А ведь на практике эти препараты назначаются в большинстве случаев в низких дозах, хотя и являются в Украине и в мире одной из наиболее популярных среди врачей и больных групп антигипертензивных средств. Если отталкиваться от принципов доказательной медицины, при лечении ингибиторами АПФ кардиологи должны использовать дозы, эффективность которых подтверждается в многоцентровых исследованиях. Для каптоприла — это 100-150 мг, лизиноприла — 20 мг, эналаприла — 20 мг и периндоприла — 4 мг. В этом контексте, подчеркнула Е. Н. Амосова, периндоприл имеет существенные преимущества перед любыми другими ингибиторами АПФ, сочетая в себе такие положительные факторы, как удобство дозировки (1 раз в сутки), быстрое достижение оптимальной дозы, а отсюда и хороший комплайенс.

Касаясь вопроса применения ингибиторов АПФ у больных с ИМ, докладчик подчеркнула, что эти препараты необходимо применять, начиная с первых 24 часов заболевания. У больных с ИМ и АГ гипотензия является одним из «штатных» побочных эффектов данной группы препаратов. Периндоприл, по сравнению с другими ингибиторами АПФ, постепенно и стойко снижает АД, при его применении наблюдается значительно меньшее число эпизодов гипотензии «первой дозы». Однако до сих пор лечение ИМ большинство врачей начинают с каптоприла, обладающего резким и непродолжительным действием. Очевидно, это не совсем верная тактика, считает Е. Н. Амосова.

Вопрос клинико-патогенетического обоснования применения Престариума при остром инфаркте миокарда (ОИМ) вынес на обсуждение доктор медицинских наук, профессор Александр Николаевич Пархоменко. Подробно остановившись на событиях, ведущих к формированию СН, а также на негативных прогностических факторах после перенесенного ОИМ, докладчик отметил, что в битве за выживание каждого пациента, независимо от степени выраженности у него гипертрофии миокарда, важное значение приобретает назначение ИАПФ. Наблюдения в течение 5 лет более 100 тысяч больных с ОИМ, рандомизированных в исследованиях по применению ингибиторов АПФ, показали их эффективность на раннем этапе применения. При этом, как показывают расчеты, сделанные для Соединенных Штатов Америки, стоимость спасенной жизни при раннем назначении препаратов составляет около 2200 долларов, при позднем назначении ИАПФ эта сумма увеличивается в 5 раз. Таким образом, исходя из данных, полученных в целом ряде исследований, подчеркнул профессор А. Н. Пархоменко, необходимость назначения ингибиторов АПФ в первые 24 часа у пациентов с возникшим ОИМ, особенно на фоне АГ или СД, очевидна. Как подтверждается данными литературы, тканевой ангиотензин II, синтезируемый при ОИМ поврежденными кардиомиоцитами, приводит к активации процессов ремоделирования, стимуляции факторов роста, а также оказывает влияние на ангиогенез, обладающий компенсаторными механизмами. И здесь возникает вопрос — не блокируются ли определенными дозами эти компенсаторные механизмы, иначе говоря, вновь был поднят вопрос об оптимальных дозах ингибиторов АПФ, о чем упоминала профессор Е. Н. Амосова. «Я полностью поддерживаю своих коллег, — сказал А. Н. Пархоменко, которые не назначают каптоприл в дозе 150 мг, поскольку этот препарат, активно влияя на циркулирующую систему и достоверно снижая АД, у больных пожилого возраста может способствовать блокаде вегетативной системы, негативно влиять на парасимпатический тонус».

Что касается периндоприла, то этот препарат относится к той генерации ингибиторов АПФ, которые способны улучшать функцию эндотелия, снижать синтез коллагена и уменьшать концентрацию ингибитора активатора плазминогена I типа, а также влиять на тканевую ренинальдостерон-ангиотензиновую систему (РААС). В отношении влияния периндоприла на нейрогуморальные процессы при острой ишемии с реперфузией прямых исследований можно сказать, что оно пока недостаточно. Как отметил профессор А. Н. Пархоменко, в профилактике повторных ишемических событий важную роль может играть влияние на фибринолитический баланс. Данные, полученные в сравнительном исследовании с использованием Престариума и атенолола у больных с АГ и ишемическим инсультом, показали, что периндоприл, в отличие от атенолола, активно влиял в дозе 4 мг на фактор свертывания крови (РАI-1), снижая его концентрацию.

Далее профессор А. Н. Пархоменко ознакомил присутствующих с результатами первой части анализа проспективного исследования (исследование продолжается) по применению периндоприла у больных с ОИМ, проведенного сотрудниками отдела реанимации и интенсивной терапии Института кардиологии им. Н. Д. Стражеско АМН Украины. Цель исследования, в котором приняли участие 76 больных с ОИМ (средний возраст — 57,7 лет), поступивших в первые 6 часов заболевания, заключается в изучении сравнительной эффективности периндоприла и каптоприла в ранние сроки ОИМ на фоне использования современного базисного лечения — фибринолитической терапии, терапии b-блокаторами, антикоагулянтами, нитратами и аспирином. На сегодняшний день показан достоверный клинический эффект в отношении дилатации на фоне применения ИАПФ у 32 больных, которым периндоприл назначали в средней дозе 2,7 мг, а каптоприл — в средней дозе 28,5 мг при передней локализации инфаркта миокарда. Антиишемический эффект ингибиторов АПФ и уменьшение рецидивов постинфарктных стенокардий наблюдались на фоне задней локализации ИМ. При применении периндоприла в сравнении с каптоприлом было достигнуто достоверно значимое снижение С-реактивного протеина. Таким образом, заключил профессор А. Н. Пархоменко, уже сейчас можно говорить о том, что Престариум может быть использован в ранние сроки ОИМ с целью профилактики ранней дилатации полости левого желудочка и предупреждения прогрессирования сердечной недостаточности.

В ходе обсуждения докладов, прозвучавших на заседании круглого стола, развернулась настоящая дискуссия. Интересно, что среди вопросов коллег-кардиологов были и такие, что заставляли задуматься всех участников круглого стола. Например, вопрос члена-корреспондента АМН Украины Е. Н. Амосовой о том, почему при лечении АГ риск развития инсультов уменьшается в значительно большей степени, нежели риск коронарных событий. В силу своей сложности вопрос остался практически без ответа. Е. Н. Амосова попыталась объяснить это тем, что мозг находится под гораздо более сильным прямым влиянием артериального давления, повышение которого, соответственно, ведет к гиперперфузии и повреждению ткани головного мозга. Профессор Ю. Н. Сиренко поднял вопрос о преимуществах ингибиторов АПФ для первичной и вторичной профилактики инсультов у больных с ИБС, что ни в одном из проведенных исследований пока не нашло четкого подтверждения. По мнению М. И. Лутая, данных о первичной профилактике еще недостаточно, что же касается профилактики вторичной, то, учитывая ангиопротекторное и органопротекторное свойства ингибиторов АПФ, подтверждения эффективности в этом плане можно ожидать только после проведения длительных клинических трайлов. «Мне кажется, что уже в ближайшем будущем мы придем к тому, что при вторичной профилактике у больных с ИБС и высоким артериальным давлением, даже в случае необходимости дополнительного снижения АД, мы будем применять ингибиторы АПФ в качестве органопротекторов», — сказал в заключение профессор М. И. Лутай.

Комментируя представленные членом-корреспондентом АМН Украины Е. Н. Амосовой данные ретроспективного анализа, профессор Ю. Н. Сиренко подчеркнул, что за 12 лет лечение инфаркта миокарда заметно улучшилось, в то время как частота сердечной недостаточности осталась на прежнем уровне. Более того, как уточнила Е. Н. Амосова, у больных с АГ, частота СН увеличилась, что можно объяснить лучшей выживаемостью пациентов, которые раньше погибали от более ранних осложнений, таких как инсульт и инфаркт миокарда.

Учитывая постепенное действие периндоприла, его фармакокинетические и фармакодинамические свойства, не рискуем ли мы потерять время у больных с ОИМ? Этот вопрос был задан профессору А. Н. Пархоменко. «Мне кажется, что действие данного ингибитора АПФ сбалансировано, — ответил он, — вначале периндоприл действует на плазму, а потом начинает блокировать тканевую систему». На просьбу дать оценку клиническому значению эффекта снижения С-реактивного протеина на фоне применения ингибиторов АПФ, в частности Престариума, профессор А. Н. Пархоменко ответил, что теоретически значение этого эффекта объяснить можно. Однако до того момента, пока не будет получено данных клинических исследований, этот вопрос будет оставаться дискуссионным. До конца не изученным также остается и механизм влияния ингибиторов АПФ на уровень С-реактивного белка.

Д-р Поли Апостолидоу (Франция) в докладе «Престариум: от эффективного лечения артериальной гипертензии до предотвращения кардиоваскулярных осложнений» обосновала выбор Престариума для многоцентрового рандомизированного клинического исследования EUROPA.

Aртериальная гипертензия — основной фактор риска возникновения кардиоваскулярных осложнений, таких как инсульт, ишемическая болезнь сердца, инфаркт миокарда и сердечная недостаточность. Считается, что в основе возникновения указанных осложнений лежат эндотелиальная дисфункция, атеросклероз, фибринолитический дисбаланс, кардиоваскулярное ремоделирование, почечная недостаточность. Поэтому, чтобы избежать кардиоваскулярных осложнений, вызванных гипертензией, при выборе антигипертензивной терапии необходимо учитывать, помимо эффективного снижения АД, также ее способность предотвращать или даже вызывать обратное развитие вышеуказанных нарушений.

Престариум — ингибитор АПФ длительного действия, который в многочисленных клинических исследованиях доказал соответствие всем указанным критериям, общепризнан как надежное антигипертензивное средство, предупреждающее возникновение осложнений АГ.

Это — эффективный антигипертензивный препарат для однократного приема, обеспечивающий надежный 24-часовой контроль артериального давления. Он признан FDA как единственный ингибитор АПФ с наиболее высоким соотношением конечной эффективности к максимальной (througt to peak ratio — TPR). Благодаря высокому TPR-уровню (75-100%) Престариум контролирует артериальное давление даже в ранние утренние часы, когда рост артериального давления и частота возникновения инсультов и инфарктов миокарда наиболее высоки.

Помимо эффективного 24-часового контроля уровня АД, Престариум способствует значительному и длительному его снижению. В многочисленных мультицентровых клинических исследованиях доказано, что Престариум эффективно снижает артериальное давление с первого месяца лечения, прогрессивно увеличивая снижение на протяжении года лечения и продолжает контролировать АД при длительном лечении (3-4 года), обеспечивая при этом более высокий процент нормализации АД (77%) среди пациентов, по сравнению с другими ингибиторами АПФ.

Более того, Престариум ингибирует как тканевой (в эндотелии и адвентиции), так и плазменный АПФ, что является еще одним доказательством его превентивного действия на эндотелий, который играет ключевую роль в развитии атеросклероза и проявлении кардиоваскулярных осложнений.

Действительно, Престариум устраняет эндотелиальную дисфункцию в значительно большей степени, чем другие препараты, применяющиеся для лечения как АГ, так и сердечной недостаточности, улучшает коронарную вазодилатацию и перфузию миокарда. Его способность предотвращать или даже вызывать обратное развитие атеросклеротического процесса продемонстрирована в экспериментальных исследованиях.

Нарушение фибринолитического баланса вследствие артериальной гипертензии играет важную роль в возникновении инсульта и инфаркта миокарда. Более того, имеются подтверждения тому, что Престариум способен предотвращать или вызывать обратное развитие кардиоваскулярного ремоделирования.

Препарат доказал, помимо антигипертензивного действия, эффективность в нормализации структуры и функции мелких резистивных артерий, крупных артерий и миокарда. Очевидно, благодаря этим преимуществам Престариум демонстрирует антиишемическое действие и у пациентов с ИБС.

И что действительно важно, Престариум — это высокоэффективный антигипертензивный препарат, имеющий также дополнительные преимущества. Он превосходно переносится даже ослабленными пациентами (пожилыми, после перенесенного инсульта или с сердечной недостаточностью).

Указанные клинические преимущества стали основой для выбора Престариума при проведении исследований по заболеваемости и смертности при указанных патологиях.

Действительно, Престариум уменьшает сердечно-сосудистую и общую смертность у пациентов с гипертензией и тяжелым нарушением функции почек. Более того, как было доказано в исследовании PROGRESS, Престариум снижает риск возникновения инсульта на 28%, всех основных кардиоваскулярных событий на 26%, большие коронарные события на 26% и инфаркт миокарда на 38%, что вдвое превысило ожидаемый результат только от снижения АД. В этом же исследовании отмечено, что Престариум снижает сердечную недостаточность на 26%. Все преимущества были очевидны в обеих группах среди гипертензивных и нормотензивных пациентов в данном исследовании.

Основываясь на указанных результатах, клиническое использование Престариума в лечении кардиоваскулярных заболеваний обусловлено необходимостью предотвращения сердечно-сосудистых осложнений.

В ближайшее время существующие данные доказательной медицины для Престариума будут пополнены результатами исследования EUROPA.

Исследование EUROPA — самое крупное из когда-либо проводимых исследований, включающее более 12 000 пациентов с ИБС, проводимое в 24 европейских странах с целью изучения эффективности ингибирования АПФ у пациентов с ИБС, независимо от нарушения функции сердца и степени риска.

Исследование EUROPA было спланировано с целью ответить на гипотезу, которая еще не была подтверждена при лечении пациентов с ИБС ингибиторами АПФ: исследовать при длительном лечении Престариумом на фоне стандартной оптимальной терапии возможность предотвратить ишемические осложнения у пациентов с подтвержденной ИБС, с наличием или отсутствием симптомов ишемии миокарда, но без СН. Престариум стал в этом исследовании препаратом выбора благодаря вышеуказанным преимуществам. Кроме того, результаты исследования EUROPA помогут понять патофизиологические механизмы ИБС и особенности влияния на них Престариума.

Ожидаемые результаты исследования EUROPA дополнят данные, полученные в исследовании PROGRESS и других наблюдений, и представят доказательства тотальной кардиоваскулярной протекции при терапии Престариумом для всех пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями: от артериальной гипертензии до ишемической болезни сердца.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ

18.10.2019 Кардіологія Телмісартан у лікуванні артеріальної гіпертензії: від фармакологічних особливостей до клінічних переваг

Однією із ключових мішеней у терапії артеріальної гіпертензії (АГ) є ренін-ангіотензинова система (РАС). Зважаючи на роль надмірної активації РАС у патогенезі АГ, у 60-70-х рр. ХХ ст. почалася розробка препаратів, здатних пригнічувати її активність....

18.10.2019 Кардіологія Корвітин® – ​нові можливості відомого препарату крізь призму досліджень

Згідно зі статистикою ВООЗ, серцево-судинні захворювання (ССЗ) є основною причиною смерті в усьому світі. В Україні ситуація подібна: за даними МОЗ, 67% летальних випадків відбувається через ССЗ. Саме тому лікарі, фармакологи, вчені продовжують пошук оптимальних шляхів лікування даної групи хвороб, ведуть активну роботу над новими препаратами, а також вивчають можливості лікарських засобів, що вже застосовуються у клінічній практиці та мають неабиякий багаж доказової бази....

18.10.2019 Кардіологія Протокол действий при острой боли в груди

Цель данного протокола – ​обеспечить своевременную, последовательную, основанную на актуальных данных помощь пациентам, которые обратились с жалобами на острую боль в груди (нетравматическую). Если предполагается сердечно-сосудистая природа боли, необходимо предпринять соответствующие действия, провести наблюдение и уход. В некоторых случаях может потребоваться госпитализация больного в отделение интенсивной терапии для предоставления неотложной помощи. Рекомендации по оказанию своевременной помощи при острой боли в груди, описанные в протоколе, адаптированы с клинических рекомендаций NICE (2018)....

18.10.2019 Кардіологія Зниження серцево-судинного ризику: як підвищити ефективність гіполіпідемічної терапії?

Якщо призначена пацієнтові доза статину не забезпечує досягнення цільового рівня холестерину (ХС) ліпопротеїнів низької щільності (ЛПНЩ), рекомендована титрація дози препарату. Однак для пацієнтів високого серцево-судинного ризику ефективнішим може бути додавання до стартової дози статину езетимібу – ​гіполіпідемічного засобу, що селективно пригнічує абсорбцію ХС у кишечнику....