Здоровье населения в период войны и кризиса

События на востоке Украины и проведение антитеррористической операции (АТО) стали причиной увеличения количества граждан, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР). Нервозность и раздражительность, бессонница, тревожно-депрессивные расстройства, формирование алкогольной зависимости – вот далеко не полный перечень состояний, сопровождающих ПТСР. При этом широкий круг вовлеченных лиц (бойцы АТО, внутренне перемещенные лица и члены их семей) делает вопрос чрезвычайно актуальным. Данной проблематике был посвящен состоявшийся 4 ноября в пресс-центре УНИА «Укринформ» круглый стол «Сохранение здоровья во время кризиса и войны». 

Участие в мероприятии, организованном Международным центром перспективных исследований, приняли работники здравоохранения, психологи, преподаватели профильных учебных учреждений, общественные деятели, бойцы АТО. В приветственном слове модератор мероприятия, член-корреспондент НАМН Украины, док­тор медицинских наук, профессор Николай Ефремович Полищук отметил, что решение проблемы ПТСР требует не только и не столько внимания медицинского сообщества, но и комп­лексного подхода на уровне государства и общества в целом.

Главный научный сотрудник отдела демографического моделирования и прогнозирования Института демографии и социальных исследований им. М. В. Птухи НАН Украины (г. Киев), доктор наук по государственному управлению Наталия Александровна Рингач представила доклад «Острый и хронический стресс и его влияние на общественное здоровье».
– Стресс (англ. stress – давление, напряжение) – состояние индивида, возникающее в ответ на разнообразные экстремальные виды воздействия внешней и внутренней среды, которые нарушают физическое или психическое равновесие. Хронический стресс предполагает наличие постоянной или продолжительной значительной физической и моральной нагрузки на человека, в результате чего его нервно-психологическое либо физиологическое состояние становится чрезмерно напряженным. Длительное пребывание в состоянии стресса детерминирует обострение существующих и появление новых заболеваний. Проецируя проблему стресса на сложившуюся в Украине ситуацию, важно отметить, что изменение места жительства вызывает стресс, особенно если речь идет о социально незащищенных (безработных, бедных, одиноких) и пожилых людях. Поэтому среди вынужденных переселенцев вероятность развития стресса возрастает в разы. Согласно исследованию Киевского международного института социологии (2015), симптомы, связанные с «травмой войны» (ПТСР) имеют 90% граждан, проживающих на территории, не подконтрольной украинской власти. По данным фокусного социологического исследования Украинского научно-исследовательского института социальной и судебной психиатрии и наркологии МЗ Украины, почти у каждого четвертого (24%) из опрошенных внутренне перемещенных лиц наблюдаются подавленное настроение и тревога. Как известно, стресс является мощным фактором развития новых болезней системы кровообращения и осложнений течения уже имеющихся. Так, по данным ГУ «ННЦ «Институт кардиологии им. Н. Д. Стражеско» НАМН Украины», в 2014 г. количество больных, обратившихся за консультацией и помощью в поликлинику, возросло на 1035 человек, увеличилось поступление в отделение реанимации пациентов с острым инфарктом миокарда (на 19,9%).
ПТСР возникает в результате психотравмирующих ситуаций: участия в военных действиях, насилия или угрозы смерти. Характерными симптомами являются психопатологические переживания и высокий уровень тревоги, которые могут сохраняться в течение длительного времени. К категориям людей, страдающих сегодня ПТСР, относятся не только военнослужащие, но и члены их семей, временно перемещенные, а также лица, вынужденные оставаться в зоне военного конфликта. Большим шагом вперед и по-настоящему весомым достижением можно считать утверждение приказом МЗ Украины от 23.02.2016 № 121 Унифицированного клинического протокола первичной, вторичной (специализированной) и третичной (высокоспециализированной) медицинской помощи «Реакция на тяжелый стресс и нарушения адаптации. Посттравматическое стрессовое расстройство».

Президент общественной организации «Всеукраинская профессиональная психиатрическая лига», директор ГУ «Научно-практический медицинский реабилитационно-диагностический центр МЗ Украины» (г. Константиновка Донецкой обл.), доктор медицинских наук, профессор Олег Анатольевич Панченко темой своего выступления избрал информационно-психологическую безопасность в условиях гражданского противостояния.
– Индивидуально или общественно значимая негативная информация влияет на возникновение психоэмоционального перенапряжения, развитие стресса и его последствий в виде ряда нарушений со стороны сердечно-сосудистой, пищеварительной, иммунной систем организма, а также психических заболеваний, в том числе инвалидизирующих психических расстройств, дисфункций поведенческого характера, таких как тревожные состояния, депрессия, психосоматические нарушения, повышение уровня травматизма и количества само­убийств. При переживании утраты возможно также возникновение собственно ПТСР. В силу событий, которые тем или иным образом отражаются на участниках боевых действий, изменяются внутреннее переживание конфликта и общественное реагирование на остроту психологической травмы. Нельзя не признать, что боевые действия на Донбассе кардинально влияют на ситуацию в общественной и социальной жизни – происходит изменение приоритетов оказания медико-психологической помощи населению.
В Украине на сегодня насчитывается более 200 тыс. участников АТО и свыше 2 млн внут­ренне перемещенных лиц. В 2014-2016 гг. в ГУ «Научно-практический медицинский реабилитационно-диагностический центр МЗ Украины» проводилось обследование жителей региона с целью диагностики постстрессовых расстройств. В нем принимали участие взрослые (n=2011), проживающие в зоне военного конфликта. Результаты показали, что в январе 2015 г. отдельные признаки ПТСР наблюдались у рекордного количества лиц – 42% (для сравнения: текущий уровень составляет примерно 32%). В настоящее время ПТСР диагностируется примерно у 14% жителей указанных регионов. Как видим, цифры угрожающие. Преобладающей копинг-стратегией у обследованных является поиск социальной поддержки, которая позволяет разрешать конфликтную ситуацию за счет социальных ресурсов, поиска информационной и эмоциональной поддержки в общении с другими людьми, реализации потребности быть выслушанным и понятым.

Ассистент кафедры кардиологии Нацио­нальной медицинской академии последипломного образования имени П. Л. Шупика (г. Киев), кандидат медицинских наук Лариса Ивановна Коноплянник остановилась на влиянии военного конфликта в Украине на состояние сердечно-сосудистого здоровья ее жителей.
– Потенциальными проявлениями ПТСР являются социальные и индивидуальные проблемы (трудности в межличностном общении, злоупотребление алкоголем, наркотическая зависимость, проблемы с трудоустройством, законом, изоляция) и деструктивное/опасное поведение (суицидальные намерения, безрассудное поведение, враждебность, направленная на себя или окружающих).
Стресс усугубляет течение кардиоваскулярной патологии. По данным ГУ «ННЦ «Институт кардиологии им. Н. Д. Стражеско» НАМН Украины» (2015), депрессивные симптомы отмечаются у 7,7% пациентов кардиологического профиля, тревога регистрируется у 31,3%, комбинация депрессии и тревоги – у 22,6% больных. Ввиду масштаба показателей стресс и его последствия следует включить в протоколы и рекомендации по диагностике и лечению сердечно-сосудистых заболеваний. Данная проблема должна быть частью научных и практических дискуссий и исследований, сфокусированных на разработке специализированных тренингов для врачей различных специальностей.

Аналитик Международного центра перспективных исследований Богдан Банчук, имеющий опыт службы в зоне АТО на должности офицера-психолога, выступил с докладом о значении психологической помощи для участников боевых действий в период вооруженных конфликтов.
– Длительное пребывание в зоне АТО является мощнейшим фактором индукции стресса. Однако нынешний уровень психологической поддержки пострадавшим оставляет желать лучшего. Эффективная помощь военнослужащим осложняется рядом факторов, прежде всего тем, что в Украине не сформирована система подготовки военных психологов. Кроме того, проблемой является игнорирование в обществе в целом и в армии в частности самого института психологической поддержки, равно как и необходимости психологической помощи. Эти вопросы не находят понимания ни на уровне рядового состава, ни у высшего командования. С одной стороны, солдаты элементарно отказываются признавать собственные психологические проблемы и не хотят обращаться к психологу; с другой – командиры относятся к психологам на фронте как к чему-то лишнему, ненужному и отчасти постыдному.
Единственным способом разрешения данной ситуации может стать постепенное формирование института военной психологии с развитием позитивного отношения к специалистам-психологам среди военнослужащих, чему будет способствовать в т.  ч. признание, а не замалчивание наличия психологических проблем у личного состава.

Ярким и эмоциональным было выступление участника АТО Игоря Безкаравайного.
– Сегодня многие говорят о распространенности вредных привычек среди участников АТО. Нет смысла отрицать то, что действительно имеет место. Парадоксально, но люди, которые в гражданской жизни склонны к таким привычкам, обычно редко сохраняют их в условиях боевых действий. С другой стороны, у лиц, злоупотреблявших алкоголем в мирной жизни, эти пристрастия, как правило, усугубляются не в случае непосредственного участия в боевых действиях, а при пребывании на так называемой второй линии. Основной причиной алкогольной зависимости называют стресс, однако в данном контексте также важно отсутствие мотивации. Те бойцы, которые понимают, зачем они там находятся и какие перед ними стоят задачи, как правило, проблем с алкоголем или наркотиками не имеют.

Важнейшим итогом дискуссии стало согласованное мнение экспертов, что диагностика и лечение стресса и его последствия должны рассматриваться в рамках протоколов и рекомендаций. Данная проблема должна стать темой научно-клинических исследований, предметом всестороннего обсуждения, а также поводом для совершенствования системы оказания психологической помощи лицам, непосредственно столкнувшимся с вооруженным конфликтом в Украине.

Подготовила Александра Меркулова

  • 0.0