0 %

Остановиться, оглянуться…Киевская городская детская клиническая инфекционная больница отмечает свое 75-летие. Повод, чтобы остановиться, оглянуться, бросить ретроспективный взгляд в прошлое, проанализировать настоящее, заглянуть в будущее.

27.03.2015

Киевская городская детская клиническая инфекционная больница отмечает свое 75-летие. Повод, чтобы остановиться, оглянуться, бросить ретроспективный взгляд в прошлое, проанализировать настоящее, заглянуть в будущее.

«Ваша доброта вам воздастся...»
Татьяна Николаевна, мать пролеченного здесь ребенка из Волыни, рассказывает свою печальную, но, к счастью, благополучно окончившуюся историю.
– Медики этой детской больницы спасли мою единственную доченьку, а я все еще не могу прийти в себя от пережитого потрясения. У ребенка была трудно поддающаяся лечению болезнь, связанная с нейроинфекцией. Знакомые настойчиво советовали повезти ее в Киев, но я не решалась. Столица меня пугала, она, казалось, свысока смотрит на провинциалов, а столичная медицина вообще недосягаема для простого человека. Однако ребенок угасал на глазах, местная медицина оказалась бессильной, и я решилась. Как я ошибалась в своих оценках! Здесь я встретила настоящих специалистов и людей, способных сопереживать больному и относиться к чужой беде, как к собственной. Здесь установили истинный, а не условный диагноз, и назначили адекватное лечение.
– Вы употребили слово, почему-то выпавшее из нашего современного лексикона – сопереживание. Это понятие невольно отсылает нас к давно минувшим временам, еще к земской медицине конца ХІХ ст., к настоящим докторам-гуманистам...
– Дело в том, что еще в школьном возрасте я мечтала стать врачом и много читала о медиках, земских докторах – человеколюбивых и бескорыстных. Запомнилось и слово это – сопереживание...

Наталья Васильевна Чемеркина, заведующая отделением нейроинфекции больницы, врач высшей категории помнит этот случай.
– У нас были случаи и посложнее... Из Донецкой области родители доставили полуторамесячного малыша. Его вес не достигал и 3 кг, родился он недоношенным, преждевременно, с врожденным менингитом и сопутствующей патологией. Местные медики пришли к заключению, что новорожденный – не жилец. В Киевской же детской инфекционной больнице, конечно же, лучше технически оснащенной, чем провинциальная, взялись спасти ребенка. Предстояла хирургическая операция, но сначала нужно было излечить ребенка от основной болезни – менингита. Началось лечение, длившееся 8 месяцев, требующее большого внимания, ежечасной заботы со стороны медперсонала. Малыша приходилось кормить через зонд, применять внутричерепное введение антибиотиков, множество процедур. От менингита удалось спасти. После хирургической операции по поводу сопутствующих недугов новорожденный возвратился в отделение нейроинфекции на долечивание. Ребенок начал набирать вес.
Родители записали в книге отзывов: «Мы привыкли, что медики ходят в поликлиники и больницы, как на обычную роботу. Здесь же не работают, здесь священнодействуют. Ваша доброта, дорогие медики, вам непременно воздастся».
Подобных записей – десятки. Нет, это не просто вежливость, каждая запись – порыв души.

Как создавались традиции
Что и говорить, в последние годы наше общество отодвинуло нравственные ценности на задний план. Невольно, как нечто далекое, всплывают такие понятия, как сопереживание, милосердие... Сегодня в медицинской среде они размыты – как бы не современны. Но только не в этой больнице.
– Мы взяли за правило соблюдать традиции, заложенные организаторами здравоохранения прошлого, – объясняет Наталья Васильевна. – Сыграл роль и инфекционный профиль больницы, ведь работать в нашей области с давних времен могли только люди милосердные, любящие свое дело.
Невольно вспоминаешь корифеев отечественной санитарной медицины: Д.К. Заболотного, 100 лет назад с риском для жизни испытавшего на себе действие противохолерной сыворотки, Г.Н. Минха и И.И. Мочутковского, заразивших себя брюшным тифом, дабы изучить его течение, и многих других подвижников, на счету которых тысячи спасенных от инфекционных болезней людей.
Больница, о которой идет речь, была создана в 1931 г. как изолятор с дезстанцией. Ее роль в те тяжелые времена свирепствования тифа, дифтерии, холеры и скарлатины трудно переоценить. Сюда свозили со всего Киева и окраин инфекционных больных – истощенных, завшивленных. Об эффективных препаратах тогда могли только мечтать, выручала самоотверженность персонала. Случайные люди в этой среде сразу же отсеивались, оставались энтузиасты. Жизнь налаживалась. Благодаря массовым профилактическим мерам эпидемии пошли на спад. Благоустраивалась прибольничная территория. Больница взрастила опытные врачебные кадры... Все это разрушила война. Врачи, медсестры, санитарки ушли в действующую армию.
После освобождения Киева от фашистских захватчиков персоналу, возвратившемуся в родные пенаты, пришлось начинать все с нуля. В 1945 г. детская инфекционная больница уже нормально функционировала, расширившись впоследствии до 120 коек, и уже тогда, в первые послевоенные годы, получила статус клинической. Сменялись поколения врачей и руководителей, среди которых особым уважением и любовью пользовался А.Л. Шехет. О том периоде истории больницы нам рассказали медики, работавшие в больнице еще в 1950-1960-х гг.

Личным примером
– Я пришла сюда еще девчушкой в 1953 г., – вспоминает медсестра Валентина Степановна Красиченко. – И была ошеломлена. В городе эпидемия скарлатины у детей, после войны еще жизнь как следует не наладилась, а здесь, в больнице, как будто на другой планете: в палатах идеальная чистота, порядок, полы натерты до блеска, белые чехлы на стульях, каждый мальчик-больной – в фирменной пижамке, у девочек – своя чистая больничная одежонка. Запахи от пищеблока – слюнки текли. Четырехразовое питание для больных детишек! Главврач Абрам Львович Шехет был одиноким человеком, жил на территории больницы, все свое время отдавал больным, тому же учил и нас – сестричек и санитарок. Он никогда ни на кого не повышал голос, никого не наказывал, вел себя таким образом, что мы просто не могли допускать небрежности в работе. А отношение к больным? Где вы сегодня видели, чтобы главный врач лично делал обходы палат? Наш же главный, не взирая на постоянную занятость, решение административных, хозяйственных и прочих текущих вопросов, находил время, чтобы ежедневно обойти все палаты, поинтересоваться состоянием здоровья больных детишек. Иногда даже ночью заходил в больницу – все ли в порядке? Помню случай: «скорая» доставила мальчика с тяжелой запущенной дифтерией. Он задыхался, дыхательные пути были перекрыты дифтерийной пленкой, судьбу ребенка решали минуты. Нам ничего не оставалось, как поднять с постели главного врача. И он появился незамедлительно, лично провел интубацию, другие процедуры, спас малыша от смерти... Тогда молодежь, имею в виду медперсонал, не просто училась, она впитывала отношение своего учителя к больному. Случаи, когда дежурная медсестра могла вздремнуть во время ночного дежурства, воспринимались как ЧП!

По закону преемственности
Те традиции по закону преемственности перешли и в последующее десятилетие.
– Я тоже пришла в эту больницу еще девчонкой, не имея никакой профессии, – рассказала медсестра Ольга Николаевна Безус. – Приняли. Впоследствии подошел ко мне Абрам Львович, спрашивает: «Оля, тебе не надоело работать санитаркой?» Я перепугалась: неужели главврач решил меня уволить? А он имел в виду совершенно другое: мое дальнейшее профессиональное совершенствование. «Почему бы тебе не поступить в медучилище, стать медсестрой?» Так с его подачи я окончила училище и пришла в родную больницу – на эту тяжелую работу с инфекционными больными детьми. Однако возвращусь к Абраму Львовичу. Он умел поддержать работника, дать хороший совет, помочь в случае необходимости и с жильем, как это ни было сложно. И мы в отделении жили, как в одной семье.
Шло время, приходили новые главные врачи. Это были разные люди, но их объединяло одно – уважение к сложившимся традициям.
– Ни один из руководителей больницы не совершал революционных ломок, да в этом и не было смысла – на организаторов здравоохранения нам везло, люди приходили толковые, которые совершенствовали диагностический и лечебный процесс, – рассказывает врач-ветеран Т.Я. Машковская. Я хорошо знала двух главных врачей, при которых работала, – Абрама Львовича Шехета и его приемника Александра Яковлевича Богуша. Александр Яковлевич даже мебель в рабочем кабинете не стал переставлять – все оставалось на своих местах. Наши главврачи умели работать с людьми, у нас никогда не было не то что склок, но и конфликтов – руководители больницы умели подбирать кадры, относились к сотрудникам с большим уважением.
С оценками коллег-ветеранов полностью соглашается и проработавшая здесь много лет врач Евгения Павловна Серая. Этот трудовой коллектив отличается редкостной кадровой стабильностью. Сегодня у многих свой, личный юбилей, круглая дата. Так, 30 лет здесь уже работает заведующая отделением Наталья Чемеркина, ровно столько же бывший ее сокурсник, а ныне заведующий кафедрой детских инфекций Национального медицинского университета им. А.А. Богомольца, доктор медицинских наук, профессор Сергей Крамарев. Правда, он не в штате этого лечебного учреждения, но здесь его давно уже считают своим. И справедливо, ибо без него и его сотрудников научный и лечебно-диагностический прогресс больницы был бы немыслимым. 25 лет трудится в коллективе и Александр Швачко, последние 10 лет – главным врачом, продолжая традиции, заложенные предыдущими поколениями инфекционистов.

Итоги
С высоты своего 75-летия трудовой коллектив Киевской городской детской клинической инфекционной больницы оценивает достигнутое. Без захлеба, без юбилейной помпы – скромно, по-домашнему, в стиле ретро.

Профессор Сергей Крамарев характеризует события 30-летней давности, когда он только начинал здесь свою трудовую деятельность в клинической ординатуре.
– Тогда, в 1970-х гг., регистрировалась высокая смертность от гнойного менингита. В течение одного дежурства у нас умирало 3-4 ребенка. Мы были в шоке, но не могли помочь несчастным. Многие больные умирали от стрептококкового сепсиса. Совместными усилиями нам со временем удалось победить эту беду. Удалось укротить менингит, после которого зачастую наблюдались опасные остаточные явления со стороны нервной системы. Большие неприятности доставляли вирусные энцефалиты. Применение антибиотиков нового поколения, более совершенного диагностического оборудования позволило своевременно производить коррекцию расстройств. Наши возможности значительно возросли позднее, когда было налажено тесное сотрудничество с Украинским медицинским центром реабилитации детей с органическими поражениями нервной системы. Благодаря внедрению новых диагностических технологий на основе современной аппаратуры появилась возможность устанавливать точный диагноз в сложнейших случаях.
– И каковы конечные результаты?
– К примеру, смертность от упомянутых явлений со стороны нервной системы при менингитах в 1970-х гг. достигала 20-25%, сейчас – 7-10%, а при вирусных гепатитах – соответственно 50-60% и 5-7%. Подобную положительную динамику наблюдаем и по другим тяжелым патологиям.
Все тяготы и невзгоды трудовой коллектив больницы-юбиляра выдерживает с честью. Это лечебное учреждение считается лучшим среди подобных в Украине. В центре внимания персонала всегда находится больной ребенок с его недугом, от которого его нужно избавить.
Заглянув как-то в одну из палат, в которой за малышом ухаживали сразу три женщины в белых халатах, я не мог отличить мать ребенка от врача и медсестры: создавалось впечатление, что это родственники, близкие больного.
Так работают не только в отделении нейроинфекции, но и в других подразделениях, которые возглавляют Елена Головач, Виктор Буяло, Людмила Большакова.

А что в перспективе?
Юбилей – повод не только остановиться, оглянуться в прошлое, но и бросить взгляд в будущее. Каково оно у этой действительно уникальной детской инфекционной больницы? Уникальной, потому как она единственная в своем роде не только в столице, но и, пожалуй, во всей Украине. Здесь, к примеру, функционирует единственное в подобных учреждениях реанимационное отделение (что также в большой степени способствовало существенному снижению летальности больных). Здесь сосредоточен самый мощный в своем профиле научный и врачебный потенциал. На Дегтяревской, 23 первыми в Украине внедряют новейшие лечебные и диагностические новшества.
Коллектив больницы четко видит ее будущее – это Всеукраинский организационно-методический центр по детским инфекционным заболеваниям. Кадровая основа для создания такого специализированного центра имеется. Нужна реконструкция помещения.
Мысль не новая. Этот вопрос обсуждался еще лет 15 назад. Главный врач смахнул пыль с проекта разработанной в свое время реконструкции. Прекрасный проект! Так за чем же остановка? Да за тем же финансированием, конечно.
Инфекционисты надеются, что будет настоящий праздник и на их улице.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ

12.07.2019 Терапія та сімейна медицина Досягнення профілактичної медицини як основа збереження здоров’я й добробуту

ДУ «Національний інститут терапії ім. Л.Т. Малої НАМН України» разом з Інститутом медичної радіології ім. С.П. Григор’єва НАМН України 23 травня провели науково-практичну конференцію молодих учених «Досягнення профілактичної медицини як основа збереження здоров’я й добробуту», присвячену Дню науки....

12.07.2019 Терапія та сімейна медицина Не нехтуйте загальним аналізом крові!

Гостра поява парестезії у правій кисті + ілюзорне мислення у 48-річної любительки музеїв → госпіталізація у психіатричне відділення → перніціозна анемія (дефіцит вітаміну В12)....

12.07.2019 Терапія та сімейна медицина Особливості ведення пацієнтів із пролежнями в практиці сімейного лікаря

Відповідно до визначення Національної дорадчої групи з питань пролежнів, пролежні – це локалізовані ураження шкіри та підлеглих м’яких тканин, що зазвичай виникають над кістковими виступами або під тиском певних пристроїв, у тому числі медичного призначення. Ушкодження може маніфестувати у вигляді інтактної шкіри або відкритої рани та супроводжуватися болем....

12.07.2019 Ендокринологія КАРБИМАЗОЛ в лечении амиодарон-индуцированного тиреотоксикоза: рекомендации ЕТА (2018)

Амиодарон (Ам) – активно применяемый антиаритмический препарат III класса. Обладает свойствами, присущими для препаратов всех четырех классов: блокирует натриевые каналы, оказывает неконкурентное β-адреноблокирующее действие, подавляет медленные кальциевые каналы, обладает α-блокирующим эффектом. ...