0 %

Наталья Пасечникова: «Для меня самое значимое в работе — успехи моих учеников»

27.03.2015

Наталья Владимировна Пасечникова Наше знакомство состоялось спустя короткое время после защиты Натальей Владимировной Пасечниковой докторской диссертации на тему «Теоретические и клинические исследования новых лазерных технологий».

Но равно, как и слава, новая научная степень никак не повлияла на характер — окружающие ее люди, друзья говорят, что она всегда приветлива, доброжелательна, разумно подходит к жизни и сопровождающим ее контрастам.

О медицине Наталья Владимировна не помышляла. И кто знает, кем бы она стала, не встретив на жизненном пути человека, о котором до сих пор отзывается с трепетным уважением.

— Людей, которые говорят, что с детства мечтали стать хирургом, невропатологом, да и вообще врачом, на самом деле очень мало. Во всяком случае, я к ним не отношусь. Мне повезло в том, что, еще учась в школе, я познакомилась с Татьяной Владимировной Шлапак — одной из любимых учениц знаменитого офтальмолога А.П. Филатова. В то время она была профессором, заведовала кафедрой глазных болезней в г. Ивано-Франковске. И мне довелось слышать много ее рассказов о том, как она училась в Одессе у Филатова, как у него работала. Это была необыкновенная, редкого ума и образованности женщина. Интересно, что несколько курсов она проучилась на механико-математическом факультете, а когда избрала медицину, выбор ее пал на офтальмологию. У Татьяны Владимировны были золотые руки, а еще она красиво рассказывала о своей профессии. Конечно, после встречи с этой необыкновенной женщиной я задумалась о выборе будущей специальности.

Но, как оказалось, для того чтобы стать настоящим офтальмологом, одного медицинского института было мало. На годы затянулось становление молодого ученого: Наталья Пасечникова в течение четырех лет работала лаборантом, потом несколько лет в поликлинике, затем в глазном травматологическом центре, которому она отдала в общей сложности лет семь.

— Именно работа в травмцентре дала мне необходимый опыт, это очень серьезная школа для молодого офтальмолога. И надо отдать должное Татьяне Владимировне, моему первому учителю, она меня не щадила. Я имею право называть себя ее ученицей, — она единственный человек, называвший меня так. Правдивы слова древних о том, что не ученики выбирают учителей, а учителя — учеников. Можно учиться у одного, второго, третьего, но, сколько бы я не говорила, что я — ученица С. Н. Федорова или Н. М. Сергиенко, это может оценить только учитель.

Так вот, Татьяна Владимировна меня никогда не жалела. Когда я к ней пришла после окончания института, она определила меня медсестрой в операционную, и я работала больше полугода. Через какое-то время уже знала все инструменты. Я была вечной дежурной по операционной: в месяц девять суточных дежурств летом — это нелегко. Сегодня я ей очень благодарна, потому что, пройдя тяжелую практическую школу, я стала задумываться над будущим в своей профессии, стала работать над кандидатской диссертацией.

Но не всегда в жизни получается так, как планируешь. Неожиданно профессор Татьяна Владимировна Шлапак трагически погибла. Научную работу, которую они совместно начали, закончить Наталье Пасечниковой не удалось. С присущим ей упорством идти к намеченной цели она работает над новой диссертационной работой с профессором Николаем Марковичем Сергиенко. Как научный руководитель он был краток: сумеете сделать — делайте, нет — нет. Восемь лет Пасечникова работала над кандидатской. К тому времени она уже преподавала на кафедре глазных болезней Киевского медицинского университета, и как молодой преподаватель чувствовала себя уверенно. Для диссертации было обследовано 800 человек — работа проведена колоссальная. Диссертация была успешно защищена.

— Когда я защитилась, меня пригласил к себе в отдел Николай Маркович. Он собрал группу по внедрению имплантации искусственного хрусталика в Украине. Тогда об искусственном хрусталике только начинали говорить. Работа наша длилась сравнительно недолго, закончили мы ее буквально за 3-4 года, после чего я ушла на кафедру глазных болезней, фактически вернувшись туда, где когда-то начинала работать с Т. В. Шлапак. И, конечно, все это время я оперировала. Травмы, катаракты, отслойки сетчатки, глаукомы — за 20 лет работы в хирургической офтальмологии очень много патологий прошло через мои руки. Я поняла, что мы уже живем и работаем в новых условиях, хирургия изрядно продвинулась вперед и для того, чтобы сохранить высокий рейтинг хирурга, оставаться на передовых позициях, нужно приобретать новые навыки и получать новые знания.

Она очень боялась потерять себя, отойти на задний план, почувствовать дискомфорт после многих лет успешной работы. Слишком много пришлось преодолеть этой женщине, чтобы достичь своей цели. И она решилась. Поехала в Москву в клинику Святослава Николаевича Федорова. Именно там впервые за долгие годы работы Пасечникова извлекла истину из сказанной Федоровым фразы: «Научить барабанить на барабане можно и зайца. Любого врача многому можно научить, но поставить правильно диагноз — этому научить нельзя, этому можно научиться только самостоятельно». Знаменитый офтальмолог любил повторять: нет диагноза — есть вопросы, есть диагноз — вопросов нет.

— Тогда я подумала, а ведь, действительно, можно спорить, рассуждать, но если нет четко поставленного диагноза, есть масса неразрешенных вопросов и неясностей. При наличии правильного диагноза вопросов не возникает, сразу становится ясно — чем и как лечить больного. Слова Федорова заставили меня крепко задуматься. А потом, проработав в его клинике почти полгода, поочередно обойдя все отделения, я познакомилась с его заместителем, профессором Александром Дмитриевичем Семеновым, который в определенной степени тоже стал моим учителем. Это — очень известный российский офтальмолог, стоял у ее истоков, он один из авторов первых советских лазеров. Именно профессор Семенов учил меня, как «красиво» ставить диагнозы, как лечить с помощью лазерных технологий. Это направление меня так увлекло, что, приехав из Москвы, я решила круто изменить жизнь.

15 ноября 1994 года Наталья Владимировна Пасечникова в последний раз прооперировала женщину с катарактой, и тот факт, что у больной полностью восстановилось зрение, до сих пор считает добрым знаком. Выйдя из операционной, она сказала ассистенту, что больше в операционную никогда не зайдет. Вокруг воцарилось недоумение. Сделать такой шаг после 20 лет успешной работы? Коллеги отреагировали на ее заявление по-разному, в основном, пытались отговорить. Но Наталья Владимировна свое решение не изменила: увиденное в Москве должно быть воплощено здесь, на родине. К тому же она чувствовала, что это еще один шанс испытать свою профессиональную судьбу. На легкий путь не рассчитывала, а преодолевать трудности ей было не привыкать.

— Как уходить из большого спорта тяжело, так и здесь. Я покинула не только операционную, оставила и кафедру. Месяца два у меня болели сердце, душа. А потом на базе Центра микрохирургии глаза, фактически на пустом месте, в начале 1995 года было организовано новое отделение лазерных методов лечения, получившее название — Городской центр лазерных методов лечения глаза. У истоков стояли трое молодых докторов, материально-техническая база — одна-единственная лазерная установка, которой было лет 30. Но у нас были желание воплотить идею в жизнь, оптимизм и знания. Еще, будучи у Федорова, я хорошо запомнила его слова о том, что в медицине наступила энергетическая эпоха — медики уходят от ножа. По подсчетам японских ученых, уже в 2005 году каждая вторая манипуляция во всех медицинских областях будет проводиться с помощью лазера. Мне хотелось начать это делать намного раньше.

Сейчас в нашем коллективе 30 человек, мы имеем три базы в г. Киеве — на улицах Мостицкой, Комарова и Метростроевской, на каждой из них несколько кабинетов, оснащенных необходимой аппаратурой. Мы имеем десять лазерных установок.

На первых порах нас очень поддержали городские власти — с пониманием к нашей идее отнесся мэр города А.А. Омельченко. Большую помощь и поддержку оказала Академия медицинских наук, нам помогли купить лазерную установку. Эту поддержку мы чувствуем и сегодня. Помогали пациенты, да и мы сами зарабатывали средства на выездах, покупали на них аппаратуру. Сейчас, оглядываясь на пройденный этап, мне даже не верится, что за такое короткое время мы смогли так много сделать. Что там скрывать, все время хочется большего, для молодого перспективного центра — это нормально.

Наталья Владимировна довольна состоянием дел сегодня. Она ничуть не жалеет о поступке, который так круто изменил ее жизнь. Считает, что выезжать на устаревших и уже непрогрессивных методиках стыдно. Да и далеко ли на них уедешь? Улыбается, когда кто-либо тихонько по-дружески шепчет: «Ну, надо оно тебе, делала бы тихо свое дело, ведь неплохо получалось». Кто-то из коллег жалел, кто-то завидовал, кто-то поддерживал.

В ее отделении много молодежи. Молодым врачам хочется все знать, им интересно, а главное — их руководитель — им не помеха, а, наоборот, дает огромный стимул двигаться вперед к поставленной цели. Достаточно известных в чинах людей оперировали и в дальнейшем «вели» молодые доктора. Консультирует пациентов Пасечникова только в присутствии лечащего врача, задавая по ходу дела вопросы, внимательно выслушивая лечащего врача, в чем-то поправляя, в чем-то советуясь с ним. Здесь царит безграничное доверие и взаимное уважение.

— Я доверяю своим ученикам. Ни в одном из отделений нет такого, чтобы молодые ребята самостоятельно оперировали. А у нас так заведено. Вот только что зашел молодой врач, Уманец Николай Николаевич, он еще учится, но уже оперирует. Пока немного, но надо сказать, порой очень сложные патологии. На днях под руководством старшего коллеги он провел совершенно уникальную операцию — транспапиллярную термотерапию. Представьте, что на глазном дне, за сетчаткой, надо удалить образовавшуюся опухоль, не повредив сетчатки. Раньше такая операция была чем-то из области фантастики. У нас разработана собственная технология проведения таких операций, есть специальный аппарат, который с помощью инфракрасных лучей позволяет воздействовать на глубокие слои, не повреждая сетчатки. Мы единственная страна СНГ, где проводятся такие операции.

Володя Науменко, Владимир Александрович, мой заместитель, закончил работу над кандидатской диссертацией. Мы знаем друг друга с тех пор, когда я преподавала в мединституте, а он был студентом. Окончив институт, Володя пришел в наше отделение и остался, как это часто бывает. Сегодня я не ошибусь, если скажу, что он — уникальный лазерный хирург, может сделать лазерную аппликацию на расстоянии 50 микрон. Такая точность в движениях — редкость для мужчины, она больше присуща женщинам. Чуть ошибся в микродвижении, и человек никогда не сможет нормально видеть и читать. Мало кто сегодня работает близко к центральной части сетчатки, но есть патологии, при которых это необходимо. Володя Науменко может взять эти 50 микрон. Скоро у него защита диссертации. Я уверена, что все будет хорошо. Кстати, к нему едут со всей Украины больные диабетом с осложнениями зрения, потому что он работает аккуратно и добросовестно.

Александра Владимировна Зборовская досконально знает инфекционные заболевания. Андрей Ростиславович Король успешно занимается новой технологией, которая больше нигде в Украине не внедрена — это разрезы сетчатки и различных мембран на глазном дне специальным режущим лазером. Раньше разрез на сетчатке считался табу. Андрей Король может разрезать сетчатку и зашить ее специальным сшивающим лазером. Он — уникальный хирург, у которого большое будущее.

Как-то специалисты Центра отметили, что никто не обращает внимания на тот факт, что в Украине около 400 недоношенных детей ежегодно становятся слепыми. Но офтальмологи-то знают, что заболевания глаз часто возникают на фоне недоношенности. Так, три года назад в Центре появилось новое направление. Вместе с главным детским офтальмологом МЗ Украины Сергеем Александровичем Рыковым они занялись этой проблемой. Сначала врачи со специальной аппаратурой ходили по роддомам, где выхаживали недоношенных, осматривали малышей. Пролечив около 20 детей, они спасли их от возможности стать инвалидами. Наталья Пасечникова считает эту инициативу большим делом. Кстати, вот уже три года этим занимается Святослав Сук. И ему звонят, благодарят за помощь, узнав по публикациям и выступлениям, что он помогает таким детям.

— Для меня самое значимое в работе — успехи моих учеников. То, что я защитила кандидатскую, докторскую, это всего лишь аттестационные работы, которые показывают, что ты можешь. Успехи учеников с этим не могут сравниться. Второй год подряд наша молодежь ездила на самый престижный международный офтальмологический конгресс. Когда мы впервые решили подать свои научные работы, нам сказали, что напрасно, ничего у нас не получится. Мы послали одну работу, доклад был принят, выступление состоялось. В этом году мы отправили четыре работы. Все-таки внедрены новые технологии, почему не показать свой труд и его результаты? И все четыре работы приняли, трое моих учеников поехали представлять наш Центр. Мне очень приятно было получить хорошие отзывы на эти работы. Было даже сказано, что по двум направлениям — лазерным разрезам на глазном дне и транспупиллярной термотерапии — у нас самый большой опыт в Европе. И это действительно так. Подтверждением служат данные, с которыми можно ознакомиться в Интернете, в публикациях зарубежных журналов.

Кардиология — королева, а офтальмология — голубая кровь, так любят говорить медики. Ну, а если без пафоса, то уровень современной отечественной офтальмологии, действительно, очень высок. Сегодня, выезжая за рубеж, наши специалисты чувствуют себя уверенно, в некоторых из направлений они опережают зарубежных коллег. Молодым докторам из Центра лазерных методов лечения глаз даже эксперименты «на ура» удаются. Результаты последнего — по пересадке эмбриональной сетчатки у кролей — были приняты в Америке, а один из молодых сотрудников ездил на конференцию с докладом.

— Для науки этот эксперимент мало что даст, я это прекрасно понимаю. Да, мы получили хорошие результаты, пересадили эмбриональную сетчатку, она выросла, выстроила положенные десять слоев нервных клеток. А дальше… Пройдут годы, пока наши ученые смогут найти возможность восстанавливать весь путь прохождения нервного отростка — от каждой клеточки до затылочной области коры головного мозга. Ведь глаз — это участок мозга, который просто вышел наружу, чтобы наблюдать за окружающим миром, его клетки также уязвимы, а каждая из них невероятно тонко устроена. Вот почему сегодня нелогично говорить о пересадке глаза. Пересадить-то можно, но восстановить путь от каждой клетки, исходя из ее тонкой дифференциации, пока не представляется возможным.

В проведении этого эксперимента нам помог Институт нейрохирургии им. А. П. Ромоданова АМН Украины, в частности профессор Виталий Иванович Цымбалюк. Мы все делали самостоятельно, в свободное от работы время. Я провела этот эксперимент не для того, чтобы что-то доказать, для меня и так все ясно. Мне хотелось, чтобы мои ученики поняли: если очень захотеть что-нибудь сделать, нет ничего невозможного. Я им всегда говорю, давайте будем делать, у нас все обязательно получится, несмотря на отсутствие денег. Надо просто иметь большое желание.

Именно так я хочу работать и дальше. Да, мы совершенно утопаем в практической работе: диабет, отслойки сетчатки, опухоли, врожденные заболевания, воспаления, травмы. Круг патологий, который охватывает сетчатку глаза и зрительный нерв, огромен. И по каждому из этих направлений, конечно, приходится много делать. У нас большие очереди. Я вынуждена ограничивать прием пациентов, потому что мои сестры и врачи к концу недели просто падают с ног, меньше 50 человек в день на каждой базе не бывает. В год мы регистрируем до 10 тысяч пациентов, это — огромное количество.

Для киевлян операции проводятся бесплатно, для жителей других областей их стоимость не превышает 100-120 гривен. К тому же как среди киевлян, так и приезжих много льготников. От государства помощи нет, возможностей для развития Центра практически тоже никаких. Хорошо, что в свое время закупили лазерные установки, другое необходимое оборудование, ведь работая с лазерными технологиями, без хорошего материально-технического обеспечения далеко не уедешь — при тяжелых патологиях часто борются за полстрочки, строчку, увиденную пациентом на таблице. Неинформированность населения и врачей нередко приводит к тому, что люди приходят, когда сделать уже ничего нельзя. Если отслойка сетчатки, то на полглаза, если диабет, то крайняя степень заболевания. Но кроме тяжелых, запущенных форм патологий, бессонных ночей и нехватки свободного времени, у руководителя Центра всегда находится минутка для обсуждения со своими подопечными новых идей, задумок и планов на будущее.

— У нас много задумок. Каждый день мои ученики подбрасывают идеи. Нам очень интересно вместе работать. Недавно одна из таких задумок стала толчком к развитию совершенно нового направления. Мы задались вопросом, как бороться с воспалительным процессом внутри глаза? При обычном воспалении человеку можно сделать биопсию. При воспалении глаза существует слишком большой риск нарушить его целостность. Глаз не любит, когда его травмируют. Что же делать? Наша идея такова, что при окрашивании микроорганизма красителем, его можно разрушить с помощью лазерной волны нужной длины без каких-либо антибиотиков. Глаз — прозрачное тело, это можно сделать, лишь бы видеть, окрашивается инфекционный агент или нет. В лабораторных условиях мы провели эксперимент, и он оказался удачным. Патогенные штаммы различных микроорганизмов Александра Владимировна Зборовская окрашивала и освещала лазером. Оказалось, что определенная длина волны разрушает некоторые микроорганизмы. Надо только знать, какая длина волны на какой краситель воздействует. Это направление офтальмологии носит название фотодеструкция, я уверена, что за ним большое будущее. Кстати, в этом году с пилотным исследованием на эту тему мы выступали на Европейском конгрессе, и доклад был очень хорошо принят.

Мне, как руководителю, легко работать, рядом много молодых хороших ребят. Раньше я думала, что время людей, которые любят науку или просто работу, прошло. Ничего подобного. Всегда были и есть бездельники, честные и подлые, добрые и злые. Разные есть люди. У меня все ребята талантливые, умные и порядочные. Это — мое окружение, которым я искренне горжусь. А вот, кстати, и один из них, Андрей Ростиславович Король. Что, пора пациентов смотреть? Ладно, пошли.

Напоследок прошу Наталью Владимировну ответить еще на один вопрос. Профессия врача, в частности офтальмолога, это — искусство?

— Безусловно. К науке наша область медицины не имеет никакого отношения. В этом я более чем уверена. Это — истинное искусство.

P.S. Когда номер готовился к печати, приказом АМН Украины доктор медицинских наук Н. В. Пасечникова была назначена на должность директора Института глазных болезней и тканевой терапии им. В. П. Филатова АМН Украины.

Коллектив редакции «Медичної газети «Здоров’я України» сердечно поздравляет Наталью Владимировну с новым назначением.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ

19.11.2018 Акушерство/гінекологія Основні аспекти репродуктивного здоров’я жінки: вітамін D

Сьогодні якість надання кваліфікованої медичної допомоги та результати лікування в акушерсько-гінекологічній практиці певною мірою залежать від лікаря-ендокринолога. Зважаючи на основні особливості організму вагітних або жінок, які планують вагітність, особливо з гінекологічною патологією, перед початком лікування дуже важливо оцінити їх стан, зокрема можливу наявність у них метаболічних порушень....

16.11.2018 Акушерство/гінекологія Школа жіночого здоров’я «Акушерство. Невиношування вагітності»

5-6 жовтня у м. Києві розпочала роботу друга частина науково-практичного модуля Школи жіночого здоров’я – ​«Акушерство. Невиношування вагітності». Школа жіночого здоров’я уже набула статусу традиційної зустрічі кращих спеціалістів у галузі акушерства та гінекології, потужної платформи обміну практичним досвідом, обговорення прогресивних тенденцій в акушерстві та гінекології, нових міжнародних рекомендацій. ...

16.11.2018 Акушерство/гінекологія Агонисты дофамина: 6 мифов о лечении гиперпролактинемии

Анализируя вопросы, наиболее часто задаваемые при обсуждениях докладов в рамках различных ­научно-практических мероприятий, несложно понять, что множество современных практикующих акушеров-гинекологов при ведении пациенток с гиперпролактинемией часто сталкиваются с рядом проблем.Эти проблемы преимущественно связаны с неоднозначным отношением к назначению агонистов дофамина, начиная от сомнений в целесообразности их применения и заканчивая длительностью курса лечения. ...

16.11.2018 Акушерство/гінекологія Репродуктивне здоров’я в Україні: тенденції, досягнення, виклики та пріоритети

20-21 вересня 2018 року у м. Києві за підтримки Міністерства охорони здоров’я (МОЗ) України, Національної академії медичних наук (НАМН) України, Асоціації акушерів-гінекологів України, Національної медичної академії післядипломної освіти імені П.Л. Шупика, Інституту педіатрії, акушерства і гінекології імені академіка О.М. Лук’янової НАМН України та Київської міської державної адміністрації відбулися пленум Асоціації акушерів-гінекологів України та науково-практична конференція з міжнародною участю «Репродуктивне здоров’я в Україні: тенденції, досягнення, виклики та пріоритети» (до 90-річчя академіка В.І. Грищенка). ...