0 %

Практический опыт и новые технологии – симбиоз в лечении опухолей желудочно-кишечного тракта

24.12.2017

21-23 сентября в г. Киеве при поддержке Европейского общества хирургов-онкологов (ESSO) состоялась международная научно-практическая конференция «Достижения в лечении опухолей желудочно-кишечного тракта». В работе конференции приняли участие ведущие украинские специалисты, а также гости из Франции, США, Южной Кореи, Великобритании, Швейцарии, Израиля и Польши. Рассматривались вопросы хирургического лечения злокачественных новообразований желудка, ободочной кишки, печени, поджелудочной железы, а также возможности стереотаксической радиотерапии и иммунотерапии злокачественных новообразований желудочно-кишечного тракта.

Конференцию открывал прекурс «Живая хирургия» с одновременной трансляцией оперативных вмешательств, проведенных ведущими специалистами отделения хирургии клиники «Северанс» при Университете Ёнсе (г. Сеул, Южная Корея). Директор онкологического центра Ёнсе, профессор Sung Hoon Noh выполнил открытую тотальную гастрэктомию с лимфодиссекцией D2, профессор Taeil Son – лапароскопическую дистальную субтотальную резекцию желудка с лимфодиссекцией D1+. В лапароскопической операционной T. Son продемонстрировал технику фиксации круглой связки печени к передней брюшной стенке для ретракции левой доли печени, что позволяет избежать использования печеночного ретрактора. S.H. Noh в свою очередь показал применение собственной методики интраоперационной декомпрессии поперечно-ободочной кишки при оперативных вмешательствах на желудке из небольшого лапаротомного доступа путем прокола ее стенки стерильной иглой. Такая методика, по мнению автора, предупреждает развитие послеоперационного пареза кишечника и улучшает визуализацию желудка во время оперативного вмешательства. Трансляция сопровождалась активным обсуждением.

Так, профессор T. Son рассказал о целесообразности выполнения парциальной оментэктомии и ее онкологической адекватности. Операторы отметили, что в Корее диагностируется около 40 000 случаев злокачественных новообразований желудка в год, и лишь 5% из них – нейроэндокринные и гастроинтестинальные опухоли (GІST). У 60% больных раком желудка (РЖ) выявляют ранний рак, у 20-30% – РЖ ІІ-ІІІ стадии, и только у 10-20% – РЖ ІV стадии. Относительно низкую распространенность РЖ поздних стадий они объясняют скрининговыми программами в Корее. В университетской клинике «Северанс» за последний год 75% гастрэктомий и 25% резекций желудка выполнены лапароскопическим доступом. Частота конверсий составляет <2%, разницы в частоте послеоперационных осложнений вследствие лапароскопических и открытых вмешательств нет. В связи с низкой распространенностью РЖ IV стадии комбинированные операционные вмешательства встречаются редко и выполняются открытым методом, за исключением спленэктомии, которая может быть выполнена лапароскопически.

Что касается рутинной спленэктомии при РЖ, оба хирурга были единодушны: при отсутствии прорастания опухоли в селезенку операции должны быть спленосохраняющими, что значительно улучшает послеоперационные исходы. При наличии единичных резектабельных метастазов в печени проводится их резекция с удалением первичной опухоли, что значительно повышает выживаемость больных. Радиотерапия, как подчеркнули T. Son и S.H. Noh, не зарекомендовала себя как эффективный метод при РЖ и непопулярна в Корее. Обсуждались особенности отбора пациентов для проведения лапароскопической и открытой операций, а также особенности восстановительного этапа. Так, в 60% всех оперативных вмешательств хирурги используют восстановление желудочно-кишечного тракта по Бильрот-1 и лишь при недостаточной длине культи – по Бильрот-2. Рутинная лимфодиссекция в объеме D3 не имеет преимуществ перед стандартной лимфодиссекцией в объеме D2.

Далее проводилась трансляция оперативных вмешательств на толстой кишке: лапароскопическая правосторонняя гемиколэктомия в исполнении профессора Kang Young Lee (г. Сеул, Южная Корея) и лапароскопическая низкая передняя резекция прямой кишки, которую выполнил заместитель главного врача Национального института рака (НИР), доктор медицинских наук Анатолий Шудрак (г. Киев). Профессор K.Y. Lee начал оперативное вмешательство с мобилизации илеоцекального угла, отметив, что такая техника дает возможность четко визуализировать структуры и рекомендована для применения даже опытным хирургам. В своей практике автор рутинно использует клипирование сосудов. Он выполняет около 300 лапароскопических правосторонних гемиколэктомий в год, придерживаясь методики лимфодиссекции, описанной W. Hohenberger (лимфодиссекция в объеме D3), с единственным отличием – не делает каутеризацию лимфатических узлов. В ходе трансляции были оговорены и другие дискутабельные вопросы, такие как латеромедиальный или медиолатеральный доступ при мобилизации толстой кишки, полное иссечение мезоколона и центральное лигирование сосудов. С онкологической точки зрения разницы между латеромедиальным и медиолатеральным доступом K.Y. Lee не видит и использует в своей практике латеромедиальный доступ. Уровень перевязки сосуда, по его мнению, менее важен, чем визуализация и удаление лимфатических узлов по ходу этих сосудов, поэтому значимым моментом является выделение и перевязка сосудов у их основания. Для достижения надежного края резекции в ходе операции он удалил часть фасции Герота и предлежащей жировой клетчатки в проекции опухоли. Операция была окончена формированием экстракорпорального илеотрансверзоанастомоза с помощью циркулярного степлера, причем степлерная линия перитонизирована одним рядом швов. K.Y. Lee прокомментировал, что циркулярный степлер и перитонизация степлерной линии используются им всегда при выполнении таких операций; он также выразил свое восхищение материально-техническим обеспечением операционной НИР и отметил, что большинство предоставленных ему инструментов недоступны в его клинике.

А. Шудрак мобилизировал нисходящую кишку без мобилизации селезеночного изгиба, после чего выкроил трансплантат для последующего низведения кишки с сохранением краевого сосуда; интракорпоральный анастомоз был сформирован с помощью циркулярного степлера. Вuble test, проведенный после формирования анастомоза, был интерпретирован как негативный. Оператор обратил внимание на важность контроля прошивания кишки степлером у женщин, поскольку были описаны случаи прошивания задней стенки влагалища. Операция завершена без выведения дивертивной стомы. Это решение прокомментировала директор НИР, доктор медицинских наук Елена Колесник: «Мы используем следующую практику: если анастомоз расположен ниже 5 см от заднего прохода, то формируется дивертивная стома, если же анастомоз выше 5 см и buble test отрицательный – стома не выводится». В завершение первого дня конференции продемонстрирована лапароскопическая атипичная резекция IV-V сегментов печени с холецистэктомией, которую выполнил кандидат медицинских наук, заведующий отделением малоинвазивной хирургии, эндоскопии и интервенционной радиологии НИР Андрей Лукашенко совместно с профессором K.Y. Lee. Поскольку резекция проводилась пациенту с метахронным метастазом колоректального рака (КРР), перед определением границ резекции проведено интраоперационное ультразвуковое исследование (УЗИ). Это рутинная процедура не только при опухолях печени, но также при опухолях поджелудочной железы и желчного пузыря. С помощью УЗИ возможно визуализировать мелкие опухоли, не диагностированные при компьютерной томографии. Также было отмечено, что онкологические исходы не отличаются при выполнении атипической и анатомической резекции печени, в то время как анатомическая резекция сопряжена с большим количеством осложнений. С помощью коагулятора были намечены края резекции с последующим контролем УЗИ, поскольку линия коагуляции дает акустическую тень, что позволяет оценить адекватность краев резекции. Необходимо достичь минимального краевого некроза паренхимы печени; с онкологической точки зрения при использовании биполярной коагуляции достаточно 1 мм края отступа от метастаза.

Работу второго дня конференции открыл заместитель министра здравоохранения Украины, доктор медицинских наук Роман Илык. В приветственном слове он отметил, что онкологические заболевания являются второй по значимости причиной смертности в Украине. Онкологическая служба требует реформирования и внедрения международных стандартов. Он подчеркнул значимость того, что в конференции принимают участие специалисты из разных стран, которые делятся с украинскими коллегами ценнейшим многолетним опытом.

Директор НИР Елена Колесник в докладе об онкологических принципах лечения КРР отметила, что заболеваемость КРР в Украине относительно невысока, однако смертность при этом заболевании самая высокая в мире. Причинами указанного парадокса является отсутствие скрининговых программ, выполнение большинства ургентных операций в учреждениях общего профиля, невыполнение диагностических программ в полном объеме. Например, во многих случаях больным раком прямой кишки (РПК) не проводится магнитно-резонансная томография. Существующие рекомендации по лечению больных с КРР не затрагивают аспекты сугубо хирургического лечения, в то время как существует множество нерешенных проблем именно в этой области. Е. Колесник представила клинические случаи неадекватного хирургического лечения больных КРР, при которых лимфодиссекция не выполнялась или выполнялась в недостаточном объеме. Согласно статистике НИР, в 16% повторных оперативных вмешательств причиной прогрессирования заболевания являлись оставленные лимфатические узлы в корне брыжейки ободочной кишки. Также были озвучены преимущества лимфодиссекции D3: четкие анатомические ориентиры, удаление максимального количества лимфатических узлов, удаление экстранодальных депозитов. На сегодняшний день стандартом хирургического лечения РПК является тотальная мезоректумэктомия при расположении опухоли ниже переходной складки брюшины с возможностью выполнения парциальной мезоректумэктомии при верхнеампулярных опухолях и проведения неоадъювантной терапии у больных с нижнеампулярным и среднеампулярным РПК. Экстирпацию прямой кишки необходимо выполнять только в случаях прорастания опухоли в мышцы-леваторы. Латеральная лимфодиссекция не улучшает 5-летнюю выживаемость, но увеличивает процент послеоперационных осложнений. Необходима перевязка нижней брыжеечной артерии у устья – это стандарт хирургического лечения. Что касается лапароскопических хирургических вмешательств при КРР, в Украине они выполняются лишь в 10-20% случаев.

Говоря о методах предотвращения недостаточности прямокишечных анастомозов, K.Y. Lee представил результаты собственных исследований за 5 лет. Его анализ включил 553 пациентов, у 24 (4,3%) из которых была диагностирована несостоятельность анастомоза. Анализ показателей проведен с учетом неоадъювантной химиолучевой терапии (ХЛТ) и формирования илеостомы (ИС). Самая распространенная локализация недостаточности прямокишечного анастомоза – среднеампулярный отдел прямой кишки, наблюдавшийся у 16 (10,4%) больных. 64 (41,6%) пациента проходили ХЛТ, и у 18 (11,7%) была выведена ИС. Говоря о технике применения интраоперационной флюоресцентной спектроскопии для визуализации сосудов кишки, докладчик продемонстрировал собственную тактику интраоперационного выявления несостоятельности анастомоза (с наложением шва Ламбера на участок несостоятельности степлерного шва). Докладчик отметил, что необходимо избегать перехлеста степлерной линии, который неизбежно приводит к ишемизации тканей, формированию дефекта анастомоза. В ситуациях, не позволяющих избежать этого явления, должен формироваться ручной анастомоз. Докладчик также сообщил об отсутствии данных, указывающих на преимущество однорядного или двухрядного метода формирования анастомоза. Применение анального дренирования не показывает преимуществ при профилактике несостоятельности прямокишечных анастомозов. Профессор K.Y. Lee отметил, что дивертивная стома должна формироваться при наличии ≥2 факторов риска несостоятельности прямокишечного анастомоза, таких как: мужской пол пациента, высокая стадия онкологического заболевания, неоадъювантная ХЛТ, «множественное степлирование» во время формирования анастомоза. Также среди факторов риска несостоятельности были выделены следующие: высокий индекс массы тела, прием некоторых препаратов (например, стероидов), механическая подготовка кишечника, предварительное сжатие участка кишки перед степлированием, переливание крови, кровопотеря.

Продолжив тему колоректальной онкохирургии, профессор отделения хирургии желудочно-кишечного тракта и гепатобилиарной системы Hopital Universitaire Рitie-Salpetriere (г. Париж, Франция) Mehdi Karoui доложил об основных современных подходах к лапароскопической хирургии КРР. Он привлек внимание к существующим стандартам хирургического лечения КРР: края резекции ≥5 см, высокая (центральная) перевязка сосудов, мезоколонэктомия. Докладчик сделал особый акцент на важность полной мезоколонэктомии (ПМЭ) как фактора выживаемости пациентов. Безрецидивная выживаемость больных (БРВ) на протяжении 4 лет при І стадии заболевания после ПМЭ составляет 100%, без проведения ПМЭ – 90%, у больных со ІІ стадией – 92 против 78% и при ІІІ стадии – 73,5 против 67,5% соответственно. Ключевые принципы современной колэктомии включают: компетентность хирурга, стандартизацию хирургической техники (соблюдение краев резекции, лимфаденэктомии, ПМЭ, лапароскопические методики, расширенная резекция при наличии клинически определенных опухолей Т4).

Профессор отделения радиационной онкологии Темпельской университетской медицинской школы, директор отделения стереотаксической радиохирургии Аллегенского госпиталя общего профиля Александр Кириченко (г. Питтсбург, США) представил доклад о возможностях стереотаксической радиотерапии (SBRT) в лечении первичных и вторичных поражений печени. SBRT – одна из последних технологий дистанционной лучевой терапии, позволяющая проводить таргетное облучение опухоли высокой дозой в режиме 3D. Биологической основой ее противоопухолевого действия является угнетение восстановления ДНК в раковых клетках. Показаниями к проведению SBRT являются: опухоли на ранних стадиях развития с низкой вероятностью (<10-15%) возникновения отдаленных метастазов или поражения регионарных лимфатических узлов, а также олигометастазы. Было отмечено, что SBRT при лечении первичных и метастатических поражений печени имеет ряд преимуществ, таких как неинвазивность, короткий курс лечения, низкая токсичность в сравнении с трансартериальной хемиоэмболизацией (ТАХЭ) и радиофармтерапией, возможность облучения олигометастазов в других органах; также этот вид терапии может быть использован в комбинации с хирургическим лечением (при наличии как резектабельных, так и нерезектабельных метастазов) и в качестве бриджинг-терапии перед трансплантацией печени. Двухлетний локальный контроль при использовании SBRT при гепатоцеллюлярной карциноме (ГЦК) и метастатических поражениях печени достигается в 96 и 93,8% случаев соответственно, а для поражений размером ≤4 см (как ГЦК, так и метастазов) – 100%. Двухлетняя общая выживаемость составляет 82,3% при ГЦК и 64,3% при метастатических поражениях. На сегодняшний день остается открытым вопрос об использовании SBRT при лечении РПК.

Говоря о роли лапароскопических технологий в хирургии нейроэндокринных опухолей желудка (НЭОЖ), кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник НИР Николай Зубарев отметил, что уровень заболеваемости НЭОЖ увеличивается как в Украине, так и в других странах. Прогноз зависит от степени дифференциации опухоли, скорости пролиферации и гистологического типа. Так, если при I типе НЭОЖ размерами <2 см и степени дифференциации G1 приемлема наблюдательная тактика, то при III типе опухоли лечение проводится аналогично злокачественной опухоли, включая лимфодиссекцию. Наилучшим методом диагностики НЭОЖ является эндоскопия, при использовании высокого разрешения удается визуализировать извивистые сосуды – патогномоничный признак НЭОЖ, позволяющий провести дифференциальную диагностику с GIST. Также для определения локальной распространенности НЭОЖ, что имеет большое значение при выборе тактики лечения, проводится эндосонографическое УЗИ. Как известно, НЭОЖ могут быть удалены эндоскопически, лапароскопически, либо с применением комбинации этих методов; также возможно применение открытых хирургических методик.

Доктор медицинских наук Константин Копчак (НИР, г. Киев) посвятил свое выступление современной концепции лечения опухолей поджелудочной железы и периампулярной зоны. Хирургическое лечение применяется только у 10-15% больных со злокачественными опухолями поджелудочной железы (ЗОПЖ). В ходе хирургического лечения ЗОПЖ в зависимости от степени поражения органа и локализации опухоли выполняют панкреатодуоденальную резекцию (ПДР), дистальную резекцию поджелудочной железы (ДРПЖ), тотальную панкреатэктомию (ТПЭ). Важным аспектом в хирургии ЗОПЖ является изучение всех краев среза. Вопрос об объеме лимфодиссекции является дискутабельным. Согласно результатам консенсуса Международной исследовательской группы панкреатической хирургии, определены объемы лимфодиссекции как для правого, так и для левого анатомо-хирургического сегмента. Также используется радикальная антеградная модульная панкреатоспленэктомия – RAMPS (задняя и передняя в зависимости от проведения адреналэктомии). Докладчик рассказал об опыте использования этой методики у 12 пациентов, у 8 (66,7%) из них выполнены симультанные резекции соседних органов, в том числе у 4 (33,3%) – задние RAMPS и у 3 (25%) – симультанные венозные резекции. У 5 (41,7%) больных выявлены осложнения и 1 пациент умер. Данных о преимуществе использования этой методики в сравнении со стандартной ДРПЖ нет. ТПЭ выполнена у 14 пациентов, у 11 из которых операция сопровождалась резекцией сосудов, в том числе у 6 – артериовенозных. Осложнения возникли у 10 пациентов (64,3%), летальность составила 28,5%. Как и при ТПЭ, необходимость в проведении артериальной реконструкции есть у больных с риском со стороны куксы поджелудочной железы. Реконструкция венозных сосудов выполняется конец в конец или с использованием венозного графта левой почечной вены. Реконструкция артериальных сосудов также выполняется конец в конец путем ротации селезеночной артерии в положение верхней брыжеечной или печеночной артерии; возможно также использование сосудистого протеза.

Среди неспецифических послеоперационных осложнений особое место занимает гастростаз. Существуют данные, свидетельствующие в пользу впередиободочной реконструкции как фактора, снижающего частоту развития послеоперационного гастростаза. Самым тяжелым специфическим послеоперационным осложнением является формирование панкреатических фистул. Единственным потенциально действенным методом профилактики этого серьезного осложнения является окутывание среза поджелудочной железы круглой связкой печени. Также в докладе были рассмотрены типы анастомозов, такие как панкреатоеюноанастомозы (как на внешнем дренаже, так и поперечное рассечение панкреатического протока) и панкреатогастроанастомозы. На сегодняшний день панкреатогастроанастомоз не показал преимуществ над панкреатоеюноанастомозом.

Обсуждение гепатобилиарной онкохирургии продолжил профессор хирургии Медицинского колледжа Филадельфийского университета Дрекселя Ngoc Thai (г. Питтсбург, США), выразивший свое восхищение масштабом конференции. Говоря о современных подходах к хирургическому лечению ГЦК, он напомнил, что данное заболевание занимает 5-е место в структуре онкологической заболеваемости и 3-е место среди причин смерти от рака. В 80%  случаев ГЦК связана с инфицированием вирусом гепатита С и В. С 1975 по 2008 г. в США отмечался рост заболеваемости ГЦК, большинство из зарегистрированных пациентов были инфицированы вирусом гепатита С, что связано с проведением гемотрансфузий в 1980-х годах. Вследствие внедрения современной терапии гепатита и новых подходов в лечении ГЦК картина значительно улучшилась – снизился уровень заболеваемости, а 5-летняя выживаемость пациентов достигла 70%. Около 50% больных ГЦК имеют цирроз печени, что вызывает значительные трудности в применении доступных методов терапии. Существует значительный риск развития гепатаргии при применении химиоэмболизации (ХЭ) у пациентов с циррозом. На сегодняшний день не существует никаких новых препаратов для применения у больных с ГЦК. В лечении таких больных используют хирургические методики (резекция или трансплантация печени), управляемая абляция, катетер-контролируемые методы (ХЭ, Y-90), сорафениб, SBRT. Сорафениб показан пациентам с ГЦК при отсутствии других методов лечения, результаты его применения не впечатляют, а выживаемость пациентов находится в пределах 10,7 мес. Применение ХЭ на 10-20% повышает 2-летнюю выживаемость, которая составляет 8-20 мес, однако этот метод лечения – лишь возможность замедлить темпы развития заболевания. Y-90 используется при лечении распространенной ГЦК и не используется в качестве бриджинг-терапии. Применение радиочастотной абляции (РЧА) и микроволн применимо для опухолей размером <2 см с 98% эффективностью. Однако успешность применения этих методик зависит от опыта и квалификации специалиста, поскольку существует высокий риск повреждения окружающих опухоль структур и тканей. Также неквалифицированное проведение процедуры приводит к рецидиву в 40-60% случаев. У больных, соответствующих Миланским критериям трансплантации печени, выживаемость через 2 года после трансплантации составляет 84%, у больных, не соответствующих этим критериям, только 54%. После резекции печени 2-летняя выживаемость составляет 60-70% и через 5 лет снижается до 40%. Больным с циррозом печени и опухолью 2-5 см или при наличии >3 опухолей >3 см показано проведение трансплантации печени, 5-летняя выживаемость составляет 75%.

О современных принципах в хирургии холангиоцеллюлярной карциномы (ХЦК) рассказал профессор Университетского госпиталя Эйнтри Hassan Malik (г. Ливерпуль, Великобритания). Он отметил, что ХЦК достаточно редкое (<10% всех злокачественных поражений печени), а также сложное для диагностики и лечения заболевание, которое встречается преимущественно в пожилом возрасте. Согласно данным европейских исследований, количество резекций печени по поводу ХЦК невелико. Единого мнения о тактике диагностики и лечения таких больных нет. Для проведения резекции печени с достижением адекватных краев резекции при ХЦК необходимо точно знать анатомические особенности пациента и выявить анатомические вариации перед операцией. Необходимо также определение функции остающейся части органа. Диагностика важна, так как у трети пациентов опухоль признается неоперабельной интраоперационно, что снижает медиану выживаемости у больных, перенесших лапаротомию, до 17 мес. Подходы существенно различаются между странами Азии и Европы.

Золотым стандартом диагностики ХЦК являются перкутанная трансгепатическая холангиография (ПТГХГ) и эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография (ЭРХПГ). В Японии предпочитают использовать ПТГХГ, а в Великобритании – ЭРХПГ. Также проводится билиарное дренирование, уни- или билобарная холангиография, МРТ или магнитно-резонансная холангиопанкреатография (МРХПГ), компьютерная томография; возможно применение лапароскопического стадирования. Обычно больным с ХЦК устанавливается металлический стент. Только у 10-20% пациентов опухоль является резектабельной. Что касается хирургического лечения, то в Японии около 50% хирургических вмешательств при ХЦК составляют резекции печени, тогда как в Великобритании в подавляющем большинстве это расширенные гемигепатэктомии. При метастатических поражениях, поражениях парааортальных лимфатических узлов, также у ослабленных больных резекция печени не проводится. Оперативные вмешательства при этом виде злокачественного поражения печени технически сложные, а альтернативные методы лечения малоэффективны (медиана выживаемости составляет 9 мес). При поражении опухолевым процессом крупных вен оперативное лечение в объеме резекции опухоли и симультанной венозной резекции с реконструкцией дает хорошую 5-летнюю выживаемость. Однако для больных с поражением магистральных артерий, резекцией пораженных магистральных артерий с их последующей реконструкцией отсутствуют данные о повышении уровня выживаемости. Суперрадикальная лимфодиссекция, включающая удаление N2 и N3 лимфатических узлов, повышает уровень послеоперационных осложнений без пользы для больного. Существующие данные свидетельствуют о том, что трансплантация печени показана при ХЦК. Но, судя по статистике, в Великобритании >1000 пациентов умирают с трансплантатом, поэтому в этой стране трансплантация печени при ХЦК рутинно не проводится. Перед планированием оперативного лечения больного с ХЦК необходимо оценить риски такого лечения, поскольку только 50% прооперированных больных по состоянию их здоровья смогут пройти адъювантную терапию. Выживаемость после оперативных вмешательств при резектабельных опухолях составляет 40 мес.

Профессор Мемориального онкологического центра им. Марии Склодовской-Кюри Анжей Комаровский (г. Краков, Польша) представил доклад о техниках транссекции паренхимы печени. Дискуссия на эту тему ведется давно, а данные клинических исследований не дают точного ответа и обоснований преимуществ той или иной техники. Исследования последних лет немногочисленны. Некоторые из них сравнивают применение определенного инструментария, что не имеет особого практического значения, поскольку не всем специалистам этот инструментарий может быть доступен для работы. Обращает на себя внимание исследование 2017 г., сравнивающее подходы в транссекции паренхимы печени: лигатурный, с помощью ультразвукового хирургического аспиратора (CUSA), радиочастотный и обычные техники. Согласно этому исследованию, традиционные техники являются лучшими, однако преимущества есть и у лигатурного способа с очень слабым уровнем доказательств. В 2009 г. проведен систематический обзор 7 клинических исследований, сравнивающий 2, а иногда и 3 техники транссекции паренхимы печени, согласно которому традиционная техника ассоциируется с более низким уровнем кровопотери, чем при CUSA. Также выявлены клинически незначимые доказательства повышения уровня эмболий при применении методики CUSA. В другом обзоре, 2016 г., не выявлено преимуществ той или иной техники транссекции паренхимы печени. В 2017 г. в Японии состоялось заседание хирургов-гепатологов на тему выбора методики транссекции паренхимы печени. Интересно то, что эксперты не смогли прийти к определенному выводу. Единственное, что можно сказать сегодня, – CUSA является преимущественным методом при выполнении транссекции паренхимы печени начинающими хирургами, поскольку является самой «медленной» из существующих техник.

 

Все участники конференции отметили высокий научный уровень ее проведения и актуальность обсуждаемых вопросов. Радует то, что подобные масштабные мероприятия становятся традиционными для НИР.

 

 

Подготовила Анна Кальченко

Тематичний номер «Онкологія» № 5 (51), грудень 2017 р.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Онкологія та гематологія

09.09.2019 Кардіологія Онкологія та гематологія Клинический случай тромбоэмболии легочной артерии в кардиоонкологической практике: акцент на ведение пациентов с онкоассоциированными венозными тромбоэмболиями

Венозная тромбоэмболия (ВТЭ) является частым осложнением у онкологических больных. ВТЭ – ​независимый негативный фактор прогноза, который повышает вероятность летального исхода у таких пациентов и считается второй по значимости причиной смерти у госпитализированных больных раком. Риск ВТЭ у лиц с онкозаболеваниями, перенесших оперативное вмешательство, в 3‑5 раз выше, чем у таковых без рака. Профилактика развития ВТЭ – ​один из важных шагов для увеличения выживаемости данных пациентов [2]....

19.07.2019 Онкологія та гематологія Історія Храму медичної літератури відтворена в новій книзі

Цей афористичний вислів ученого, розміщений на офіційному сайті Національної наукової медичної бібліотеки України, привертає увагу своєю влучністю. Справді, ця бібліотека заслуговує на те, щоб знали не тільки місце її розташування, рідкісні фонди літератури, які репрезентують всі напрями медичної освіти та науки, а й її історію та діяльність. ...

19.07.2019 Онкологія та гематологія Лікування хронічного лімфоцитарного лейкозу

Хронічний лімфоцитарний лейкоз (ХЛЛ) є найчастішою формою лейкозів у країнах Європи та Північної Америки. Останніми роками підходи до лікування ХЛЛ радикально змінилися. Ці зміни зумовлені значними успіхами у розумінні біології захворювання та появою нових, більш ефективних засобів терапії. У рамках IX науково-практичної конференції «Перспективи діагностики та лікування гематологічних захворювань» (18-19 квітня, м. Київ) відбулося обговорення низки актуальних питань, зокрема, щодо зміни стандартів лікування хворих на ХЛЛ та можливостей впровадження сучасних методів терапії в Україні....

19.07.2019 Онкологія та гематологія Роль аналогів гонадотропін-рилізинг-гормону в лікуванні раку передміхурової залози

Майже 70 років тому було встановлено, що рак передміхурової залози (РПЗ) є гормонозалежним захворюванням. Відтоді для лікування пацієнтів з РПЗ застосовують андрогендеприваційну терапію (АДТ), метою якої є пригнічення секреції андрогенів (передусім тестостерону) яєчками та/або блокування ефектів андрогенів на рівні їх рецепторів. У численних дослідженнях продемонстровано позитивний вплив АДТ на розміри передміхурової залози, прогресування симптомів і виживання пацієнтів. ...