0 %

Применение рибоциклиба в составе первой линии терапии при распространенном гормон-рецепторпозитивном раке грудной железы

06.01.2019

Обзор подгрупповых анализов данных исследования MONALEESA-2 

Согласно статистическим данным за 2017 г., на долю рака грудной железы (РГЖ) приходится 30% (252 710) впервые выявленных случаев рака и 14% (40 610) случаев смерти от рака у женщин в США [1]. За исключением случаев висцерального криза, стандарт лечения при распространенном гормон-рецепторпозитивном (HR+) РГЖ включает только эндокринную терапию (ЭТ) либо ее назначение в комбинации с таргетной терапией [2]. Однако у многих пациенток с впервые диагностированным распространенным РГЖ на фоне монотерапии ингибиторами ароматазы заболевание прогрессирует в течение года [3], и у большинства больных в конечном итоге развивается резистентность к ЭТ [4]. Таким образом, определение оптимальных вариантов первой линии терапии, назначение которых способно отсрочить прогрессирование заболевания у пациенток с местнораспространенным или метастатическим РГЖ, имеет решающее значение [4].

Инструкция для медицинского применения

Доступные в настоящее время варианты первой линии терапии

Классификация исследований, в которых оценивается первая линия терапии при распространенном РГЖ, часто неясна, поскольку в них включаются как пациентки с наличием в анамнезе сведений о предшествующем воздействии (нео)адъвантной ЭТ, так и пациентки, ранее не получавшие ЭТ [5]. Важное значение во время принятия решений о лечении имеют такие факторы, как различия в опухолевой биологии, признанных подходах к терапии, а также в сроках начала и длительности предшествующей терапии (если таковая проводилась) [5]. Чтобы замедлить развитие резистентности к ЭТ, было разработано несколько препаратов, оказывающих целевое воздействие на путь циклин-D1/циклин­зависимой киназы (CDK): они включают ингиби­торы мишени рапамицина в клетках млеко­питающих (mTOR), ингибиторы фосфатидилинозитол‑3-киназы (PI3K)/ингибиторы протеинкиназы B (AKT) и ингибиторы CDK [6].

Целевое воздействие на путь CDK4/6 посредством назначения ингибиторов CDK4/6 в комбинации с летрозолом способствовало значимому увеличению выживаемости без прогрессирования заболевания (ВБПЗ) по сравнению с таковой, достигаемой на фоне применения только ЭТ в качестве лечения первой линии по поводу HR+ РГЖ [7, 8]. В настоящее время три ингибитора CDK4/6 (палбоциклиб, рибоциклиб и абемациклиб) одобрены Управлением по контролю качества пищевых продуктов и лекарс­твенных препаратов (FDA) США для использования в качестве первой линии комбинированной терапии с ингибитором ароматазы при HR+/HER2- (рецептор человеческого эпидермального фактора роста 2-отрицательном) распространенном или метастатическом РГЖ. Было продемонстрировано, что эти ингибиторы CDK4/6 значимо улучшают медиану ВБПЗ в сравнении с эндокринной монотерапией и/или плацебо в рандомизированных исследованиях [7-9]. Рибоциклиб представляет собой низкомолекулярный синтетический препарат, биодоступный при пероральном приеме, который селективно ингибирует CDK4/6, тем самым подавляя фосфорилирование белка ретинобластомы, что предотвращает прогрессию клеточного цикла и останавливает его в фазе G1 [8]. В 2017 г. [10] рибоциклиб был одобрен FDA на основании результатов исследования III фазы MONALEESA‑2 с участием 668 пациенток с распространенным РГЖ (ClinicalTrials.gov number, NCT01958021), у которых лечение комбинацией рибоциклиба и летрозола способствовало достижению конечной точки ВБПЗ (относительный риск – ​ОР – ​0,56; 95% доверительный интервал – ​ДИ – 0,43-0,72) [8].

Общие результаты исследования MONALEESA‑2

MONALEESA‑2 – ​международное рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование III фазы [8]. Исследование MONALEESA‑2 проводилось в соответствии с рекомендациями Надлежащей клинической практики (GCP) и принципами Хельсинкской декларации.

В целом 668 пациенток, которые предоставили письменное информированное согласие на участие в исследовании, были рандомизированы в соотношении 1:1 для проведения пероральной терапии комбинацией рибоциклиба и летрозола или комбинацией плацебо и летрозола. Пациентки были стратифицированы в зависимости от очагов опухолевого поражения (наличие или отсутствие метастазов в печени и/или легких) [8]. В исследование были включены женщины в период постменопаузы с местно­распространенным или метастатическим HR+/HER2- РГЖ с наличием ≥1 поддающегося измерению опухолевого поражения (Критерии оценки ответа при солидных опухолях – ​RECIST, версия 1.1) или ≥1 преимущественно остеолитичес­кого поражения и оценкой функционального статуса по шкале Восточной объединенной группы онкологов (ECOG) ≤1 балла [8]. Из исследования были исключены пациентки, ранее получавшие любую системную терапию по поводу распространенного РГЖ (в том числе ЭТ или химиотерапию), пациентки с воспалительным РГЖ или активным заболеванием сердца либо кардиальной дисфункцией в анамнезе (скорректированный интервал QT, рассчитанный с использованием формулы Фредерика (QTcF), >450 мс) [8].

При проведении первоначального промежуточного анализа (дата прекращения пополнения базы данных – ​29 января 2016 г.) в исследовании была оценена первичная конечная точка ВБПЗ. У пациенток в группе лечения рибоцик­либом отмечалось снижение относительного риска прогрессирования заболевания на 44% (P=3,29×10-6) в сравнении с таковым в группе плацебо. В группе рибоциклиба продолжали получать лечение 195 (58%) пациенток, а в группе плацебо – ​154 (46%). Медиана ВБПЗ достигнута через 14,7 мес в группе плацебо, но не была достигнута в группе рибоцик­либа ввиду продолжавшегося лечения. Частота клинической пользы (ЧКП – ​доля пациентов с улучшением клинических показателей) составляла 79,6% в группе рибоциклиба и 72,8% в группе плацебо в популяции всех рандомизированных пациенток (ITT-популяции) и 80,1 и 71,8% соответственно у пациенток с поддающимися измерению опухолевыми поражениями (P=0,02 для обеих популяций).

Наиболее частыми нежелательными явлениями (НЯ), возникавшими у ≥20% пациенток исследуемой популяции, были нейтропения, тошнота, инфекции, утомляемость, диарея, алопеция, лейкопения, рвота, артралгия, запор, головная боль и приливы. Самыми частыми НЯ 3/4 степени (>3%) оказались нейтропения, лейкопения, отклонение от нормы результатов функциональных проб печени, инфекции и рвота. НЯ, приводившие к снижению дозы исследуемого препарата, возникали у 50,6% пациенток, получавших рибоциклиб и летрозол, в сравнении с 4,2% у пациенток, получавших плацебо и летрозол. Перманентное прекращение терапии комбинацией рибоциклиба и летрозола имело место у 7,5% пациенток. НЯ, наиболее часто приводившими к снижению дозы, была нейтропения (n=104/169 пациенток со снижением дозы по причине НЯ в группе рибоциклиба и летрозола в сравнении с отсутствием таких пациенток в группе плацебо). Смерть на фоне лечения (независимо от причин) наступила у 3 (0,9%) пациенток, применявших комбинацию рибоциклиба и летрозола, и у 1 (0,3%) пациентки, получавшей плацебо и летрозол. Причинами смерти у пациенток, принимавших рибоциклиб в комбинации с летрозолом, были прогрессирование заболевания, смерть по неизвестной причине и внезапная смерть (в ситуации гипокалиемии 3 степени и удли­нения интервала QT 2 степени).

Демографические характеристики популяций, включенных в подгрупповые анализы исследования MONALEESA‑2, были хорошо сбалансированы, а медиана длительности исследования во всех подгруппах составляла ≥12 мес. Результаты оценки медианы ВБПЗ и ЧКП свидетельствовали о пользе терапии рибоциклибом во всех заранее определенных подгруппах. Профиль безопасности комбинации рибоциклиба и летрозола был аналогичен во всех подгруппах.

Результаты второго промежуточного анализа общей выживаемости (дата прекращения пополнения базы данных – ​2 января 2017 г.) в исследовании MONALEESA‑2 показали, что преимущество в плане ВБПЗ сохранялось для рибоциклиба через 25,3 мес в сравнении с 16 мес для плацебо (ОР 0,568; 95% ДИ 0,457-0,704; P=9,63×10-8). При этом стабильное преимущество в плане ВБПЗ было констатировано во всех подгруппах пациенток (G.N. Hortobagyi et al., 2017; рис. 1).

В данном обзоре рассмотрим результаты промежуточного данных о ВБПЗ (дата прекращения пополнения базы данных – ​29 января 2016 г., если не указано иное).

Пациентки пожилого возраста

Согласно оценкам, возраст более чем 40% пациенток с РГЖ составляет ≥65 лет [13, 14]. По сравнению с таковыми у более молодых женщин, РГЖ у женщин пожилого возраста (≥65 лет) ассоциирован с менее агрессивным течением, более высокой частотой наличия сопутствующих забо­леваний, более высокой ве­ро­ят­ностью избежать хирургического вмеша­тельства и меньшей вероятностью включения в исследования из-за кри­териев исключения или проявлений токсичности лекарственных препаратов [15, 16]. Эти факторы, в дополнение к связанным с возрастом функциональным статусом и качеством жизни, влияют на принятие решений о лечении. В исследовании MONALEESA‑2 возраст 295 (44%) пациенток составлял ≥65 лет; из них 150 пациен­ток были рандо­ми­зи­рованы для введения комбинации рибоциклиба и летрозола, а остальные пациентки получали плацебо и летрозол. Из числа пациенток в возрасте <65 лет 184 женщины были рандомизированы в группу рибоциклиба и летрозола и 186 – ​в группу плацебо и летрозола. В целом исходные характеристики были сбалансированы в подгруппах пациенток в возрасте ≥65 и <65 лет, за исключением большего количества пациенток с оценкой функционального статуса по шкале ECOG, равной 1 баллу, в подгруппе больных пожилого возраста.

Комбинация рибоциклиба и летрозола значимо увеличивала ВБПЗ в сравнении с комбинацией плацебо и летрозола как у пациенток в возрасте ≥65 лет (ОР 0,608; 95% ДИ 0,394-0,937), так и у пациенток в возрасте <65 лет (ОР 0,523; 95% ДИ 0,378-0,723; рис. 1, 2) [17]. В группе плацебо и летрозола у пациенток в возрасте ≥65 лет медиана ВБПЗ составляла 18,4 мес, а у пациенток в возрасте <65 лет – ​13 мес. В подгруппах пациенток в возрасте ≥65 и <65 лет, применявших комбинацию рибоциклиба и летрозола, медиана ВБПЗ не была достигнута. У пациенток в возрасте ≥65 лет общая частота ответа в группе рибоциклиба и летрозола в сравнении с группой плацебо составила 37 против 31%, а у пациенток в возрасте <65 лет – ​44 против 25%.

Профиль безопасности комбинации рибоциклиба и летрозола у пациенток в возрасте ≥65 лет был аналогичен таковому у пациенток в возрасте <65 лет и согласовывался с профилем безопасности в полной популяции [17]. К НЯ 3/4 степени, возникавших у ≥20% пациенток в любой из групп (рибоциклиб в сравнении с плацебо), относились нейтропения (≥65 лет – ​60 в сравнении с 0%; <65 лет – ​59 в сравнении с 2%) и лейкопения (≥65 лет – ​21 в сравнении с 1%; <65 лет – ​21 в сравнении с 1%). О повышении уровня печеночных ферментов 3/4 степени сообщалось у 9% в сравнении с 2% пациенток в возрасте ≥65 лет и у 10% в сравнении с 3% пациенток в возрасте <65 лет.

Прекратили лечение в связи с развитием НЯ в группе рибоциклиба и летрозола 13 и 12% пациенток в возрасте ≥65 лет и <65 лет соответственно. Прерывание дозирования ввиду развития НЯ в группе рибоциклиба и летрозола отмечалось у 71% пациенток в возрасте ≥65 лет и у 66% пациенток в возрасте <65 лет. Снижение доз препаратов из-за развития НЯ в группе рибоциклиба и летрозола было зафиксировано у 53 и 49% пациенток в возрасте ≥65 лет и <65 лет соответственно. Нейтропения была наиболее частым НЯ, которое приводило к прерыванию дозирования или снижению дозы препарата в любой группе. Интенсивность дозы рибоциклиба (количество препарата, получаемого за единицу времени) составляла 86% у пациенток в возрасте ≥65 лет и 90% у пациенток в возрасте <65 лет. В группе рибоциклиба и летрозола у 1 пациентки в возрасте ≥65 лет отмечалось удлинение интервала QTcF 3 степени (>500 мс). Надежные данные, полученные в этом исследовании в отношении ВБПЗ, а также низкая частота снижения дозы препарата/прекращения лечения свидетельствуют о том, что комбинация рибоциклиба и летрозола является эффективным вариантом лечения первой линии независимо от возраста пациенток.

Висцеральные метастазы

В исследовании MONALEESA‑2 у 393 (59%) пациенток имелись висцеральные метастазы (в том числе в печени, легких и/или другие участки метастазирования; H.A. Burris et al., 2016). Основной причиной прекращения лечения в обеих подгруппах пациенток с наличием висцеральных метастазов было прогрессирование заболевания – ​у 28% из группы рибоциклиба и летрозола в сравнении с 47% из группы плацебо. У пациенток с висцеральными метастазами было констатировано преимущество лечения комбинацией рибоциклиба и летрозола (H.A. Burris et al., 2016; рис. 2).

Медиана ВБПЗ не была достигнута (95% ДИ 19,3 – ​не достигнуто) в группе рибоциклиба и составляла 13 мес (95% ДИ 12,6‑16,5) в группе плацебо (ОР 0,535; 95% ДИ 0,385-0,742). У пациенток с наличием ≥3 метастазов (высокое бремя болезни) наблюдались сопоставимые результаты (S. Verma et al., 2017). Медиана ВБПЗ составляла 19,3 мес (95% ДИ 17,1 – ​не достигнуто) в группе рибоциклиба и летрозола в сравнении с 12,8 мес (95% ДИ 9,8-16,5) в группе плацебо и летрозола (ОР 0,456; 95% ДИ 0,298-0,700). Частота 12-месячной ВБПЗ составляла 71,5% в группе рибоциклиба и летрозола в сравнении с 53,5% в группе плацебо и летрозола.

Анализ наилучшего общего ответа (НОР) в соответствии с критериями RECIST (версия 1.1) продемонстрировал, что у 45% пациенток в группе рибоциклиба и летрозола в сравнении с 35% пациенток в группе плацебо и летрозола имел место НОР (полный или частичный ответ на лечение). Лечение рибоциклибом и летрозолом у пациенток с висцеральными мета­стазами характеризовалось профилем безопасности, аналогичным таковому в полной популяции (независимо от бремени болезни; H.A. Burris et al., 2016; S. Verma et al., 2017). В подгруппе женщин с низким бременем болезни прерывание дозирования и снижение дозы рибоциклиба (в группе рибоциклиба и летрозола) потребовалось у 153 (77,7%) и 109 (55,3%) пациенток соответственно. В группе плацебо и летрозола к прерыванию дозирования и снижению дозы понадобилось прибегнуть у 79 (40,3%) и 12 (6,1%) пациенток соответственно (H.A. Burris et al., 2016).

Часто возникавшие НЯ, приводившие к прекращению лечения в группе рибоциклиба и летрозола, включали повышение уровней аланинаминотрансферазы (AЛT; 4,6%) и аспартатаминотрансферазы (AСT; 2,5%), рвоту (4,1%) и тошноту (1,5%). В подгруппе пациенток с высоким бременем болезни НЯ послужили причиной снижения дозы рибоциклиба у 50% пациенток (в сравнении с 4% на фоне применения плацебо), а причиной прерывания дозирования – ​у 74 и 11% пациенток в группах рибоциклиба и летрозола и плацебо соответственно (S. Verma et al., 2017). В подгруппе пациенток с висцеральными метастазами нейтропения и лейкопения являлись наиболее частыми НЯ 3/4 степени независимо от бремени болезни.

Этот субанализ подтверждает, что комбинация рибоциклиба и летрозола может обеспечивать значимое клиническое преимущество в лечении пациенток с висцеральными метастазами.

Заболевание с наличием только костных метастазов

Согласно оценкам, по мере прогрессирования РГЖ метастазы в костях возникают примерно у 65-85% пациенток [18, 19]. Кости также выступают первым участком метастазирования у 26-50% пациенток с метастатическим РГЖ [19]. Примерно у 70% пациенток с распространенным или метастатическим РГЖ в клинической картине отмечается метастатическое поражение костей [20]. В исследовании MONALEESA‑2 результаты анализа в подгруппе пациенток с наличием только костных метастазов (группа рибоциклиба, n=69; группа плацебо, n=78) оказались аналогичны таковым в общей популяции (H.A. Burris et al., 2016). Количество событий ВБПЗ в группе комбинации рибоциклиба и летрозола было равно ​18, в группе плацебо и летрозола – ​32. Медиана ВБПЗ у пациенток с наличием только костных метастазов в группе рибоциклиба и летрозола не была достигнута, в то время как в группе плацебо и летрозола она составила 15,3 мес (ОР 0,690; 95% ДИ 0,381‑1,249). НОР (полный или частичный ответ на лечение) наблюдался у 10% пациенток в группе рибоциклиба и летрозола и у 4% пациенток в группе плацебо и летрозола.

Комбинация рибоциклиба и летрозола у пациенток с наличием только костных метастазов характеризовалась профилем безопасности, аналогичным таковому в полной популяции (H.A. Burris et al., 2016). Наиболее частыми НЯ 3/4 степени в группе рибоциклиба и летро­зола (≥20% пациенток) были нейтропения и лейкопения. О прекращении лечения в связи с НЯ в группе рибоцик­либа и летрозола было сообщено у 1 пациентки для каждого из следующих НЯ: повышение уровня АЛТ, повышение уровня АСТ, повреждение гепатоцитов, гепатотоксичность, скованность суставов, депрессия и интерстициальная болезнь легких. Прерывание дозирования и снижение дозы в группе рибоциклиба и летрозола потребовалось 54 (78,3%) и 35 (50,7%) пациенткам соответственно, а в группе плацебо и летрозола – ​30 (39,0%) и 3 (3,9%) пациенткам соответственно. Результаты исследования MONALEESA‑2 свидетельствуют о том, что комбинированная терапия рибоцик­либом и летрозолом может способствовать замедлению прогрессирования заболевания в костной ткани. Однако эти наблюдения сделаны в небольшой по размеру выборке пациенток и требуют дальнейшего подтверждения в более крупных подгруппах больных.

Распространенный РГЖ de novo

Пациентки считались имеющими распространенный РГЖ de novo, если у них изначально был диагностирован распространенный РГЖ, но до этого им не устанавливался диагноз более ранней стадии этого заболевания, а также они не получали предшествующей противоопухолевой терапии и не имели рецидива заболевания. Преимущество лечения рибоциклибом и летрозолом сохранялось у 227 (34%) пациенток, которые имели распространенный РГЖ de novo в исследовании MONALEESA‑2 [21]. Лечение было прекращено у 30% пациенток с распространенным РГЖ de novo в группе рибоциклиба и летрозола и у 43% в группе плацебо. У пациенток с распространенным РГЖ de novo медиана относительной интенсивности дозы для группы плацебо и летрозола составляла 100%. Относительная интенсивность дозы для комбинации рибоциклиба и летрозола сохранялась на уровне 88% несмотря на коррекцию дозы. ВБПЗ была более длительной у пациенток с распространенным РГЖ de novo в группе рибоциклиба и летрозола, чем в группе плацебо (ОР 0,45; 95% ДИ 0,27‑0,75). Медиана ВБПЗ не была достигнута в группе рибоциклиба, в то время как в группе плацебо она составила 16,4 мес. Частота 12-месячной ВБПЗ у пациенток с распространенным РГЖ de novo составляла 82% в группе рибоциклиба и 66% в группе плацебо. У всех пациенток с распространенным РГЖ de novo частота общего ответа (рибоцик­либ в сравнении с плацебо) составляла 47 и 34%, а ЧКП – ​83 и 77%. Среди пациенток с распространенным РГЖ de novo, которые имели поддающееся измерению исходное опухолевое поражение, частота общего ответа (рибоциклиб в сравнении с плацебо) составляла 56 и 45%, а ЧКП – ​82 и 77% [21].

Комбинация рибоциклиба и летрозола у пациенток с распространенным РГЖ de novo характеризовалась профилем безопасности, аналогичным таковому в полной популяции [21]. Наиболее частыми НЯ 3/4 степени (≥20% пациенток с распространенным РГЖ de novo; рибоциклиб в сравнении с плацебо) оказались нейтропения (55% в сравнении с 1%) и лейкопения (21% в сравнении с 0%). Повышение уровня АСТ 3/4 степени отмечалось у 6% пациенток в группе рибоциклиба и летрозола и ни у одной пациентки в группе плацебо. О частоте повышения уровня АЛТ не сообщалось. НЯ выступали причиной снижения дозы у 48 и 5% пациенток, а причиной прерывания дозирования – ​у 66 и 15% пациенток в группах рибоцик­либа и плацебо соответственно.

Предшествующая терапия

Согласно оценкам, примерно у 20‑40% па­циенток с неметастатическим РГЖ на момент установления первоначального диагноза с течением времени разовьется рецидив, и они будут получать последующую терапию по поводу рецидивирующего заболевания [22]. Однако влияние, которое предшествующее (нео)адъювантное лечение оказывает на ответ на последующую терапию, неизвестно [23, 24]. В исследовании MONALEESA‑2 рецидивирующий РГЖ имел место у 220 (66%) пациенток в группе рибоциклиба и летрозола и у 221 (66%) пациентки в группе плацебо и летрозола. В целом у пациенток с рецидивирующим РГЖ на фоне применения рибоциклиба и летрозола наблюдалось преимущество в плане ВБПЗ (ОР 0,60; 95% ДИ 0,45‑0,81) [8]. Более того, в анализе, проведенном в обновленной базе данных (дата прекращения пополнения базы данных – ​2 января 2017 г.), преимущество в отношении ВБПЗ при терапии рибоциклибом и летрозолом сохранялось независимо от длительности периода отсутствия лечения (K.L. Blackwell et al., 2017).

ВБПЗ также анализировали в зави­симости от типа предшествующей терапии, применяемой в качестве (нео)адъювантной (промежуточное пороговое значение ВБПЗ). В группе рибоциклиба 146 (44%) пациенток получали предшествующую (нео)адъювантную химиотерапию и 175 (52%) – ​предшествующую (нео)адъювантную ЭТ (P. Conte et al., 2017).

Рибоциклиб достоверно повышал ВБПЗ в сравнении с плацебо у пациенток, которые получали предшествующую (нео)адъювантную химиотерапию (ОР 0,548; 95% ДИ 0,384-0,780) или ЭТ (ОР 0,538; 95% ДИ 0,384-0,754) и у пациенток, которым она не проводилась (ОР 0,548; 95% ДИ 0,373-0,806) или ЭТ (ОР 0,570; 95% ДИ 0,380-0,854; P. Conte et al., 2017; рис. 3).

Профиль безопасности рибоциклиба у пациенток, получавших предшествующую (нео)адъювантную терапию, был аналогичен таковому в других подгруппах (P. Conte et al., 2017).

Выводы

Исследование MONALEESA‑2 продемонстрировало клинически значимое увеличение ВБПЗ на фоне применения рибоциклиба и летрозола у пациенток с распространенным HR+/HER2- РГЖ, при этом во всех исследуемых подгруппах была продемонстрирована стабильность полученных результатов анализа эффективности и безопасности. Большинство наблюдавшихся НЯ представляли собой классовые эффекты применяемых препаратов и были контролируемыми. Частота гематологических НЯ в группе рибоцик­либа и летрозола была аналогичной во всех подгруппах пациенток. Удлинение интервала QTc отмечалось у 3,3% пациенток, получавших лечение рибоциклибом в дозе 600 мг, как правило, это происходило в течение первых 4 недель лечения [8]. Протокол исследования подразумевал исключение пациенток с повышенным риском удлинения интервала QT; по мере необходимости прибегали к тщательному мониторингу, адекватному снижению дозы и временному прекращению приема препарата [8].

Ретроспективное прямое сравнение данных подгрупповых анализов в исследованиях может быть сложной задачей ввиду различий в их дизайнах, популяций включенных больных и вследствие непреднамеренных систематических ошибок. Ключевым ограничением исследования MONALEESA‑2 является отсутствие адекватного понимания эффектов рибоциклиба в течение более длительного периода. Поскольку исследование все еще продолжается, в настоящее время имеется недостаточное количество информации для установления влияния рибоциклиба на долгосрочную переносимость терапии и общую выживаемость. Более того, как свидетельствует анализ данных опубликованной литературы, к настоящему времени по рибоциклибу было проведено меньше клинических исследований, чем по палбоциклибу, и как следствие – ​меньшее количество пациентов получали рибоциклиб в качестве первой линии терапии. Однако эти недостатки могут быть отнесены ко всем недавним достижениям в первой линии терапии у пациенток с распространенным РГЖ.

Чтобы устранить текущие ограничения и лучше понять роль рибоциклиба в различных терапевтических комбинациях, у пациенток разных подгрупп и в различных условиях лечения, требуется дальнейший анализ клинической программы. В исследовании MONALEESA‑7 (NCT02278120) пациентки, находящиеся в периоде пременопаузы, были рандомизированы для получения агониста гонадотропин-рилизинг-гормона гозерелина в комбинации с нестероидным ингибитором ароматазы (летрозолом или анастрозолом) или тамоксифеном – ​с рибоциклибом или без такового (в условиях первой линии терапии). Была достигнута первичная конечная точка, при этом медиана ВБПЗ составила 23,8 мес в группе рибоциклиба и 13 мес в группе плацебо (ОР 0,553; 95% ДИ 0,441-0,694; P=9,83×10-8; D. Tripathy et al., 2017). В другом продолжающемся ис­следовании III фазы – ​MONALEESA‑3 (NCT02422615) – ​пациентки с распространенным HR+/HER2- РГЖ, находящиеся периоде в постменопаузы, были рандомизированы для получения фулвестранта с рибоциклибом или без такового в условиях первой или второй линии терапии. Для расширения информации об эффективности и безопасности рибоциклиба в ходе открытого несравнительного многоцентрового исследования IIIb фазы CompLEEment‑1 будет оцениваться эффективность и безопасность комбинации рибоциклиба и летрозола в более крупной популяции, чем в исследовании MONALEESA‑2 (расчетное включение – ​3000 пациенток).

В целом клинически значимые результаты, полученные в исследовании MONALEESA‑2, свидетельствуют о том, что рибоциклиб в комбинации с другими ингибиторами ароматазы (такими, как летрозол) могут успешно использоваться в лечении распространенного HR+/HER2- РГЖ в широкой популяции пациенток.

Статья печатается в сокращении.

Список литературы находится в редакции.

Hortobagyi G.N. Ribociclib for the first-line treatment of advanced hormonereceptor-positive breast cancer: a review of subgroup analyses fromthe MONALEESA‑2 trial. Breast Cancer Research. 2018; 20: 123.

Статья в формате PDF

Перевела с англ. Елена Терещенко

Тематичний номер «Онкологія. Гематологія. Хіміотерапія» № 5 (56), грудень 2018 р

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Онкологія та гематологія

19.07.2019 Онкологія та гематологія Історія Храму медичної літератури відтворена в новій книзі

Цей афористичний вислів ученого, розміщений на офіційному сайті Національної наукової медичної бібліотеки України, привертає увагу своєю влучністю. Справді, ця бібліотека заслуговує на те, щоб знали не тільки місце її розташування, рідкісні фонди літератури, які репрезентують всі напрями медичної освіти та науки, а й її історію та діяльність. ...

19.07.2019 Онкологія та гематологія Лікування хронічного лімфоцитарного лейкозу

Хронічний лімфоцитарний лейкоз (ХЛЛ) є найчастішою формою лейкозів у країнах Європи та Північної Америки. Останніми роками підходи до лікування ХЛЛ радикально змінилися. Ці зміни зумовлені значними успіхами у розумінні біології захворювання та появою нових, більш ефективних засобів терапії. У рамках IX науково-практичної конференції «Перспективи діагностики та лікування гематологічних захворювань» (18-19 квітня, м. Київ) відбулося обговорення низки актуальних питань, зокрема, щодо зміни стандартів лікування хворих на ХЛЛ та можливостей впровадження сучасних методів терапії в Україні....

19.07.2019 Онкологія та гематологія Роль аналогів гонадотропін-рилізинг-гормону в лікуванні раку передміхурової залози

Майже 70 років тому було встановлено, що рак передміхурової залози (РПЗ) є гормонозалежним захворюванням. Відтоді для лікування пацієнтів з РПЗ застосовують андрогендеприваційну терапію (АДТ), метою якої є пригнічення секреції андрогенів (передусім тестостерону) яєчками та/або блокування ефектів андрогенів на рівні їх рецепторів. У численних дослідженнях продемонстровано позитивний вплив АДТ на розміри передміхурової залози, прогресування симптомів і виживання пацієнтів. ...

19.07.2019 Онкологія та гематологія Бібліотека онколога

Підготовлено за підтримки Національної наукової медичної бібліотеки України...