Пересмотр принципов назначения тайгециклина

18.03.2019

Статья в формате PDF

Тайгециклин, первый представитель антибиотиков (АБ) группы глицилциклинов, был одобрен Европейским агентством лекарственных средств (European Medicine Agency, ЕМА, 2014) для лечения осложненных инфекций кожи и мягких тканей (оИКМТ) и осложненных интраабдоминальных инфекций (оИАИ). Тайгециклин обладает широким спектром активности против грамположительных и грамотрицательных бактерий, включая анаэробы. Препарат отличается своеобразным механизмом действия, который состоит в подавлении синтеза бактериальных белков путем связывания с 30S-субъединицей рибосом.

Эксперты комитета EMA по оценке рисков констатировали, что преимущества лечения тайгециклином преобладают над рисками, однако рекомендовали внести изменения в инструкцию к препарату, чтобы информировать врачей о результатах клинических исследований в отношении повышенной смертности (Dryden, 2013; European Medicine Agency, 2014). Позже Управление по контролю качества лекарственных средств и продуктов питания США (FDA) провело еще один метаанализ (2013) результатов 10 клинических исследований эффективности тайгециклина, использовавшегося только по зарегистрированным показаниям. Был выявлен повышенный уровень смертности при скорректированной разнице рисков 0,6% (FDA, 2013; Dixit et al., 2014). В ходе анализа профиля безопасности препарата (Kaewpoowat et al., 2014) причина повышенного риска летальных исходов при его применении не была установлена, авторы изучили побочные эффекты и лекарственные взаимодействия.

Таким образом, основная проблема касается будущего клинического применения тайгециклина (Bassetti et al., 2014). Авторы этого обзора, проанализировав эпидемиологические, микробиологические, фармакологические и клинические аспекты, изложили собственный взгляд на подходы к назначению тайгециклина в качестве монотерапии или в комбинированном лечении.

Антибактериальная активность

Спектр активности тайгециклина охватывает внебольничные и нозокомиальные штаммы, включая многие грамположительные и грамотрицательные бактерии, в том числе анаэробы, а также многие виды полирезистентных бактерий, таких как метициллин-устойчивый стафилококк (MRSA), ванкомицин-устойчивые энтерококки. Вместе с тем тайгециклин неактивен против Pseudomonas aeruginosa и Proteus spp., Morganella и Providencia spр. 

Микробиологическая ­активность тайгециклина обусловлена его уникальным новым механизмом действия. Благодаря ему препарат не подвергается воздействию большинства распространенных факторов формирования резистентности, обеспечивающих устойчивость микроорганизмов к другим классам АБ. Эта особенность была использована при разработке карбапенем-заменяющей терапевтической стратегии (carbapenem-sparing strategy), способствующей воздействию на бактерии, продуцирующие карбапенемазы (Sbrana et al., 2013).

Фармакокинетика и фармакодинамика

Безопасность и переносимость тайгециклина при однократном или многократном применении, а также при ­различной скорости инфузии были изучены в трех рандомизированных двойных слепых плацебо-контролируемых исследованиях І фазы с участием здоровых добровольцев (Muralidharan et al., 2005). Серьезных побочных эффектов ни в одном из исследований не зарегистрировано. Наиболее распространенными дозозависимыми неблагоприятными явлениями были тошнота и рвота, которые являются общими для класса тетрациклинов. 

В стандартной рекомендованной дозе (100 мг однократно, затем 50 мг каждые 12 ч) создаются относительно низкие средние концентрации в сыворотке (0,403 и 0,633 мг/л соответственно) у пациентов с оИКМТ, включенных в исследования ІІ и ІІІ фазы соответственно (Postier et al., 2004). Как показано в исследовании с участием здоровых добровольцев, период полувыведения указанного препарата относительно длительный (37-67 ч), вероятно, из-за большого объема распределения (Muralidharan et al., 2005).

В исследовании Rodvold и соавт. (2006) измерялись концентрации тайгециклина в разных тканях спустя 4 ч после введения 100 мг. Среднее соотношение концентрации препарата в ткани к его сывороточной концентрации: 38 в желчном пузыре; 8,6 – ​в легких; 2,1 – ​в толстой кишке; 0,35 – ​в костях и 0,58 – ​в синовиальной жидкости.

Тайгециклин отличается умеренной степенью связывания с белками плазмы (приблизительно 68%). При повторном ежедневном введении препарат накапливается в организме в минимальных количествах, метаболизируется в ­организме в незначительной степени: около 20% подвергаются глюкуронизации с образованием неактивных метаболитов. Основной путь выведения тайгециклина – ​с желчью и калом (59%); около 33% препарата элиминируется путем глюкуронизации и почечной экскреции.

Тайгециклин в клинической практике

С учетом результатов исследований, в которых продемонстрировано, что тайгециклин обладает не меньшей эффективностью, чем другие АБ, он одобрен в Европе для лечения оИКМТ и оИАИ (табл.). После внедрения в клиническую практику, благодаря новому механизму действия и активности против полирезистентных бактерий, тайгециклин рассматривался как новое антибактериальное оружие, как препарат для этиотропной терапии инфекций, трудно поддающихся лечению.

Опубликовано много статей об инфицировании и лечении ­тайгециклином критических больных, а также пациентов с онкопатологиями или полиорганной недостаточностью, что внесло неопределенность в отношении официальных показаний к назначению этого препарата. Согласно результатам анализа данных о применении тайгециклина в условиях реальной ­клинической практики у пациентов с оИКМТ (Montravers et al., 2013), успех монотерапии достигнут в 86,7% случаев. Менее благоприятные клинические исходы у ­больных, получавших ­комбинированную терапию, можно объяснить смещением выборки в группах.

В проспективном обсервационном исследовании, проведенном во Франции, изучали эффективность тайгециклина в лечении различных заболеваний у пациентов (n=156) в условиях отделений интенсивной терапии. У 53% участников исследования показатель по шкале Sequential Organ Failure Assessment (SOFA) был равен ≥7 баллам, 93% получали другие антибактериальные средства (Montravers et al., 2014). Тайгециклин в стандартной дозировке получали 97% пациентов, при этом в составе комбинированной терапии – ​65%. К окончанию курса лечения общий показатель эффективности тайгециклина составил 60%, а выживаемость на 28-й день – ​85% в общей когорте участников и была значительно выше среди менее тяжелобольных пациентов.

Также имеются многочисленные публикации относительно эффективного и неэффективного применения тайгециклина при различных заболеваниях, в т.ч. нозокомиальных оИАИ, инфекциях, вызванных грамотрицательными бактериями с множественной устойчивостью.

Таким образом, бессистемность в отношении применения тайгециклина ­возникла в результате включения в исследования разнородных групп участников (разные диагнозы, различная степень тяжести заболеваний, применение для эмпирической и этиотропной терапии, в монотерапии и комбинированном лечении). Эта существенная гетерогенность была взята за основу для мета­анализа.

Метаанализы эффективности и безопасности

Авторы всех метаанализов пришли к выводу, что тайгециклин следует использовать с осторожностью и в качестве препарата резерва в сочетании с другими противомикробными средствами. В этих простых рекомендациях не учитывалась сложная система взаимодействия лекарство-пациент-бактерия. Очевидно, что один АБ может быть менее эффективен, чем другой, при неблагоприятном клиническом прогнозе или неадекватной дозировке; он также может быть менее результативным из-за недостаточной концентрации в зоне действия, что наблюдается у больных в критическом состоянии, когда увеличивается объем распределения или клиренс.

Почти во всех исследованиях тайгециклин применялся в фиксированной стандартной дозе, тогда как дозы сравниваемых препаратов были скорректированы с учетом веса и ­клиренса креатинина или других клинических ­параметров (Babinchak et al., 2005; Babinchak et al., 2005; Tanaseanu et al., 2008; Chen et al., 2010; Freire et al., 2010).

Следует также отметить, что в исследовании Freire и соавт. в группе тайгециклина вес участников исследования был значительно выше по сравнению с группой, получавшей препараты сравнения (имипенем/циластатин). 

В исследовании Bhavnani и соавт. (2010) оценивалось влияние различных факторов на клинический ответ у пациентов с оИАИ, получавших тайгециклин. В результате было определено несколько прогностических факторов эффективной терапии, среди них: вес <94 кг, отсутствие P. aeruginosa в бактериальной культуре при исходном исследовании, показатель по шкале APACHE II <13 баллов, соотношение площади под кривой к минимальной ингибирующей концентрации >3,1.

Возникающие у пациентов с тяжелыми заболеваниями патофизиологические изменения (увеличение объема распределения и/или повышение клиренса) могут влиять на распределение и концентрации АБ, что приводит к медленному и, возможно, неполному ­проникновению в инфицированные ткани. По этой причине у некоторых пациентов дозировка тайгециклина может быть недостаточной, что, вероятно, влияет на смертность, по крайней мере, у тяжелобольных (Scaglione, 2011).

Пересмотр тактики терапии тайгециклином

На основе анализа результатов эпидемиологических, фармакологических и клинических исследований следует пересмотреть тактику назначения ­тайгециклина для лучшего понимания эффектов его применения в отдельности или в комбинации с другими препаратами. Монотерапия может использоваться по зарегистрированным показаниям у пациентов с внебольничными инфекциями и у некоторых больных госпитальными инфекциями. Соответственно, результаты монотерапии или комбинированного лечения должны анализироваться по отдельности.

Эффективность применения тайгециклина при оИАИ обусловлена его свойствами фармакокинетика/фармакодинамика и доказанной in vitro активностью против некоторых энтеробактерий, продуцирующих b-лактамазы расширенного спектра, и анаэробов и энтерококков, вырабатывающих карбапе­немазу.

В соответствии с руководством Американского общества инфекционистов (Infectious Diseases Society of America, IDSA, 2010) по ведению пациентов с оИАИ рекомендуется использовать монотерапию тайгециклином у взрослых пациентов с внебольничными инфекциями легкой и средней степени (уровень доказательств AI). Несмотря на то что ­­in  vitro продемонстрирована активность тайгециклина против MRSA, количество данных о микробиологической и клинической эффективности его применения у пациентов с оИАИ ограничено, и ванкомицин остается препаратом первой линии (Solomkin et al., 2010).

Оценка использования тайгециклина в лечении оИАИ была осуществлена экспертами Всемирного общества экстренной хирургии. Согласно заключительному консенсусу принятие решения относительно антибактериального лечения оИАИ в основном зависит от трех факторов: предполагаемые патогенные микроорганизмы и наличие факторов риска резистентности; степень тяжести заболевания; предполагаемый/выявленный источник инфекции. Основными патогенами, вызывающими внебольничные оИАИ, являются Enterobacteriaceae, Streptococcus spp. и анаэробы (в частности, B. fragilis), в то время как энтерококки часто служат причиной госпитальных оИАИ. 

Аспекты экологии

Особенностями тайгециклина являются чрезвычайно широкий спектр антибактериальной активности, новый механизм действия и отсутствие индукции перекрестной резистентности к другим классам АБ. С экологической точки зрения, распространенность бактерий, производящих карбапенемазу, растет с угрожающей скоростью, а внедрение профилактических стратегий происходит недостаточно успешно.

Не менее тревожным является тот факт, что продукция b-лактамаз расширенного спектра наряду с изменениями экспрессии поринов может быть причиной неэффективности лечения или прорывов бактериемии во время терапии карбапенемами, ­несмотря на ­восприимчивость in vitro. Поэтому реализация мер по борьбе с внутрибольничными инфекциями имеет большое значение для контроля над распространением устойчивых к карбапенемам энтеробактерий (Tacconelli et al., 2014). С этой точки зрения, благодаря уникальному механизму действия и отсутствию индукции устойчивости к другим классам АБ, тайгециклин в монотерапии или в комбинации с антисинегнойными препаратами может стать альтернативой карбапенемам (Livermore, 2005).

Выводы

Как уже отмечалось, для тайгециклина характерны уникальный механизм действия и широкий спектр активности, в т.ч. против полирезистентных бактерий, при отсутствии формирования перекрестной устойчивости. Благодаря этим положительным свойствам ­тайгециклин применяется в лечении многих внебольничных и нозокомиальных инфекций разной степени тяжести.

Несмотря на то что имеющиеся клинические данные свидетельствуют о необходимости осторожного применения тайгециклина в качестве монотерапии тяжелых инфекций, ­последняя может быть безопасной при назначении по зарегистрированным показаниям; при этом при расчете дозы следует учитывать индивидуальные характеристики.

Подготовила Виктория Лисица

По материалам F.G. De Rosa, S. Corcione, 
G.Di Perri, F. Scaglione.
Re-defining tigecycline therapy. 
NEW MICROBIOLOGICA, 2015, 38, 121-136.

Тематичний номер «Хірургія, Ортопедія, Травматологія, Інтенсивна терапія» № 4 (34), грудень 2018 р.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Хірургія, ортопедія та анестезіологія

31.08.2020 Хірургія, ортопедія та анестезіологія Профілактика та лікування тромботичних ускладнень у сучасних умовах

Серед актуальних клінічних проблем в усьому світі тромбопрофілактика посідає одне з найперших місць, а шляхи її проведення – ​одне з найбільш обговорюваних питань. На II Міжнародному симпозіумі з тромбозу і гемостазу, який відбувся 27-29 червня, були розглянуті найактуальніші питання профілактики тромботичних ускладнень у пацієнтів із СОVID‑19, у вагітних жінок та хірургічних пацієнтів....

30.07.2020 Урологія та андрологія Хірургія, ортопедія та анестезіологія Історія впровадження простатектомії залобковим доступом при хірургічному лікуванні доброякісної гіперплазії простати

У статті представлено етапи впровадження простатектомії залобковим доступом при хірургічному лікуванні доброякісної гіперплазії простати як зарубіжними, так і вітчизняними спеціалістами, починаючи від виконання відкритого втручання до малоінвазивної лапароскопічної та роботизованої техніки. Залобкова простатектомія залишається операцією вибору в арсеналі оперуючого уролога....

14.06.2020 Хірургія, ортопедія та анестезіологія История деятельности и роль профессора Н.Л. Володося в развитии отечественной и мировой сердечно-сосудистой хирургии

В этом году исполнилось 85 лет со дня рождения всемирно известного ученого и хирурга профессора Николая Леонтьевича Володося, работы которого легли в основу нового этапа развития мировой сердечно-сосудистой хирургии. Авторы данной работы, которые проработали с Н.Л. Володосем долгие годы, и на становление которых как профессионалов и личностей он оказал значительное влияние, постарались, насколько это возможно, описать то, кем он являлся на самом деле. Простое перечисление достижений профессора Н.Л. Володося никогда не даст полноценного представления о его личностных качествах, тех чертах характера, которые помогли ему, преодолевая многие трудности, достичь огромных результатов. А именно такие детали и важны для понимания последующими поколениями того, как реально покоряются высочайшие жизненные вершины, вне зависимости от рода деятельности....

13.06.2020 Хірургія, ортопедія та анестезіологія Обзор современных подходов к ведению больных с раневой инфекцией

В статье представлен обзор причин возникновения раневых инфекций, а также рекомендаций по их ведению с применением топических антибиотиков и антисептиков. Ключевые слова: рана, раневая инфекция, инфицированная рана, топические антибиотики, топические антисептики, лечение раневой инфекции, обработка ран....