История деятельности и роль профессора Н.Л. Володося в развитии отечественной и мировой сердечно-сосудистой хирургии

14.06.2020

Продолжение. Начало в № 3, 2019 г.

Мировое признание Н.Л. Володося автором метода эндоваскулярного протезирования аорты

Вопрос признания профессора Н.Л. Воло­дося основоположником стент-графтинга на сегодняшний день окончательно снят и с точки зрения здравого смысла уже не может являться предметом для серьезных дискуссий. Мы не ставили себе целью в очередной раз доказать уже очевидный для всех факт. Но, как реальные участники всех описываемых здесь событий, хотели бы дополнить эту тему фактическим материалом по ряду важных причин. Во-первых, многих членов команды профессора Н.Л. Володося, которые внесли немалый вклад в работу, как и его самого, уже нет в живых. Поэтому в ряде появившихся в последнее время публикаций мы уже можем видеть существенное искажение тогдашних реальных событий. Во-вторых, сама история признания роли Н.Л. Воло­дося и его коллег в создании и развитии метода является достаточно поучительной, особенно для тех, кто сам уже занимается либо планирует заниматься действительно инновационными разработками.

Рассуждая о приоритетах в разработке и внедрении в клиническую практику любого лечебного метода, необходимо учитывать, что существует как минимум два их направления. Первое – ​это фактические разработки и внедрение. Второе – ​это коммерческое использование разработок, их коммерциализация. Как правило эти два процесса тесно связаны. Тем не менее при определенных обстоятельствах разработка и внедрение нового метода может так и остаться для его авторов либо сугубо академической, либо исследовательской программой. На сегодняшний день современная медицина во всем мире является индустриально зависимой. Без мощной индустриальной поддержки невозможно своевременно донести новые разработки до массового конечного потре­бителя. Переход от исследовательской части к коммерциализации нового метода и соот­ветствующих устройств на самом деле является довольно сложным процессом, требующим специальных знаний и строгого соблюдения наработанных правил и процедур. Оглядываясь назад и сравнивая реализацию аналогичных харьковскому проектов западных коллег, можно отметить их исходную ориентацию на последующую коммерциализацию, где обязательным условием является свое­временное оформление соответствующих патентов. При недоработках на этом этапе у авторов метода в дальнейшем закономерно возникают сложности при попытках их коммерческого использования.

В случае с профессором Н.Л. Воло­досем и его коллегами можно говорить о ряде формальных недоработок, которые стали основанием для после­дующих интерпретаций фактических результатов их работ в области стент-графтинга. Во-первых, это не­иде­альное оформление соответствующих патентов. Первая заявка на новое изобретение была подана 22.05.1984 г., зарегистрирована в Государственном реестре изобретений СССР 15.11.1985 г. и опубликована 15.03.1986 г. – ​SU1712402. В заявке изобретение описано как «Протез кровеносного сосуда», а зигзаго­образная цилиндрическая пружина – ​как его компонент (фиксирующий элемент). На этапе оформления заявки профессору Н.Л. Володосю коллеги и патентовед настоятельно рекомендовали подать отдельную заявку на фиксирующий элемент как на самостоятельное устройство. К сожалению, такие рекомендации им были отклонены. Впоследствии из этой ситуации был вынесен урок, и все новые варианты фиксирующих элементов оформлялись отдельно.

Второй проблемой явилось отсутствие международных патентов на разработки Н.Л. Володося. Образовавшаяся пустота на международном патентном поле дала возможность фирме Cook, Incorporated, Bloomington, Ind. 01.10.1984 г. оформить заявку на «Чрескожный эндоваскулярный стент и метод его введения», где автором был указан Cesare Gianturco. Патент на это изобретение был выдан фирме Cook и ­окончательно утратил свое действие 01.10.2004 г. Так как стент Gianturco имел очевидные сходства с предложенным ранее харьковской группой, а фирма Cook на то время являлась одной из немногих, если не единственной, западной компанией, которая многие годы осуществляла поставки в бывший Советский Союз собственных изделий для сосудистой хирургии, это дало основание некоторым производителям стент-графтов оспорить в судебном порядке право фирмы Cook на обладание соответствующим патентом. Последний известный нам судебный процесс по данному вопросу между компаниями Boston Scientific, ­Marlborough, Mass. и Cook Incorporated, Bloomington, Ind. состоялся в 2001 г. в г. Мюнхене, Германия. Адвокатам, представлявшим интересы компании Cook, в очередной раз удалось доказать в суде, что Z-стент был разработан C. Gianturco независимо от работ профессора Н.Л. Воло­дося и его коллег. А поскольку на то время патент харьковских авторов еще не был официально опубликован, это дало право фирме Cook в рамках существующего законодательства оформить свой собст­венный патент. При этом приоритет харьковских изобретателей ни в том случае, ни позже сомнению не подвергался.

На сегодняшний день единственной возможной официальной версией для разработчиков и производителей стент-графтов, если их разработки повторяют таковые, ранее выполненные харьковской группой, является заявление о том, что они выполнили их независимо от профессора Н.Л. Володося и его коллег. Но в данной плоскости споры о приоритетах решаются сугубо в судебном порядке. Дискуссии же по этому вопросу на страницах медицинской литературы не имеют практического значения, так как первенство Н.Л. Володося в историческом плане не подвергается сомнению никем.

Вторым направлением в закреплении собственного приоритета в разработке инновационных устройств медицинского назначения и новых лечебных методов стандартно является грамотно осуществленная программа публикаций своих результатов. Крайне важно с самого начала иметь их в ведущих отраслевых периодических изда­ниях. Подача заявок на соответствующие патенты обязательно должна предварять подобные публикации. На это обстоя­тельство впоследствии профессору Н.Л. Воло­досю указывали его западные коллеги, так как в современном огромном потоке информации большинству из них очень трудно выискать описание новых устройств и методов, особенно если они не существовали ранее. Несмотря на то что Николай Леонтьевич с самого начала делал многочисленные сообщения по разрабатываемым им и коллегами новым устройствам и оперативным вмешательствам, по своей форме они носили преимущественно локальный характер (в пределах Советского Союза) – ​доклады на конференциях и съездах, выпуск соответствующих методических рекомендаций и пр. Первая полноценная статья, посвященная новому методу, появилась в 1986 г. в журнале «Вестник хирургии им. И.И. Грекова» и называлась «Самофиксирующийся синтетический протез для эндопротезирования сосу­дов». В статье был описан первый опыт клинического применения ­самофиксирующегося синтетического протеза для лечения стеноза подвздошной артерии. На сегодняшний день признан приоритет профессора Н.Л. Володося в эндоваскулярном протезировании аневризм аорты. Но вопрос его приоритета в эндоваскулярном лечении стенозирующих заболеваний артерий с ­использованием комбинации стента и того или иного варианта сосудистого протеза остается открытым. Это направление в ­работе харьковской группы вообще мало описано, что планируется исправить в ближайшее время.

Тем не менее, несмотря на некоторые очевидные недоработки со стороны харьковской группы по продвижению своих идей и работ в международной профессио­нальной среде, постепенно новый метод начал получать признание не только среди технических специалис­тов, но и среди коллег-хирургов и врачей других специальностей. На начальных этапах работы по созданию и внедрению в клиническую практику новых устройств в харьковской врачебной среде поддержку и практическую помощь профессору Н.Л. Володосю оказывали прежде всего люди, прошедшие вместе с ним школу академика А.А. Шали­мова. Им естест­венным образом было присуще чувство инноваций, они хорошо понимали, что медицину необходимо развивать именно таким путем, каким, несмотря на все трудности, шли Н.Л. Володось и его сотрудники.

Свою, отведенную им природой, историческую роль сыграли и люди, которые по своей сути не могли воспринимать что-то действительно новое и создавали всевозможные препятствия в работе профессору Н.Л. Володосю и его коллегам. Подобные ситуации являются типичными во множестве случаев и своих проявлений. Такая же судьба постигла и Чарльза Доттера, который пытался объяснить своим американским коллегам суть собственных разработок и перспективы их клинического использования. В исторических материалах, посвященных его жизни, описан случай, хорошо характеризующий подобные ситуации. Сосудистый хирург направил к Ч. Доттеру, который работал радиологом, своего пациента для проведения ангиографического обследования для выбора варианта реконструктивной операции на артериях нижней конечности. Ч. Доттер не только провел необходимое обследование, но и выполнил дилатацию стенозированного участка артерии по своей методике. При этом процедура прошла без осложнений и сопровождалась положительным клиническим эффектом. В восторге от полученного результата Ч. Доттер написал приславшему к нему пациента хирургу письмо, в котором отметил, что данный случай демонстрирует реальную возможность с помощью предлагаемого им малоинвазивного метода получать результаты, сопоставимые с таковыми при классической хирургии. На свое письмо он получил категорический ответ: «Занимайтесь своим делом и не лезьте туда, куда Вас не просят!».

Однако, если бы развитие мировой радио­логии определяли только такие специалисты, как упомянутый хирург, ее не существовало бы еще долгие годы. А Ч. Доттера в 1978 г. не номинировали бы на Нобелевскую премию по медицине. ­Необходимо отметить, что и в западном мире становление стент-графтинга как клинического метода на начальном этапе осуществлялось благодаря усилиям энтузиастов и встречало непонимание и активное сопротивление со стороны коллег. Данный факт описан в различных работах американских и европейских специа­листов.

Благодаря тому, что в профессиональной среде на уровне Советского Союза профессор Н.Л. Володось уже имел заслуженный авторитет, его новые разработки встретили понимание среди коллег в различных сосудистых центрах бывшего СССР. При этом некоторые врачи, признавая первенство за Н.Л. Володосем, вдохновились его примером и предпринимали усилия для разработки собственных подобных устройств, так как серийно на то время они еще не производились. Многие из тех проектов закончились неудачей, поскольку ­разработчики, по-видимому, не учли важность экспериментальной и технической составляющих при создании эндоваскулярных устройств, вследствие чего те оказались нежизнеспособными при их клиническом использовании.

Академик Анатолий Владимирович Покровский, уже тогда имевший непререкаемый авторитет среди коллег, всегда поддерживал профессора Н.Л. Володося в его начинаниях и достаточно часто упоминал его работы по разным направлениям сосудистой хирургии в своих выступлениях и пуб­ликациях. В совместной с профессором С.П. Глянцевым работе «Избранные страницы истории сосудистой хирургии в России», опубликованной в 2014 г., академик А.В. Покровский описывает профессора Н.Л. Володося как первого в мире хирурга, разработавшего и выполнившего эндопротезирование аорты, и его вклад в развитие мировой сосудистой хирургии, ставя его в один ряд с такими личностями, как Н.И. Пирогов, Н.В. Экк, А.А. Ясиновский, С.С. Брюхоненко и другими не менее заслуженными врачами.

Свою диссертацию на соискание докторской степени, которая содержа­ла мате­риа­лы по эндопротезированию аорты и подвздошных артерий, Н.Л. Воло­дось успешно защитил в 1987 г. в Институте хирургии им. А.В. Вишнев­ского в Мос­кве. А в 2015 г. он был награжден премией имени А.Н. Бакулева «За первое в мировой практике создание и использование в клинике стент-графта при лечении аневризмы аорты», которой искренне гордился.

В отличие от Советского Союза, за его пределами формальное признание заслуг профессора Н.Л. Володося пришло к нему значительно позже. И для этого был ряд объективных причин. Основной причиной было практически полное отсутствие полноценных публикаций в ведущих мировых, как правило, англоязычных, профильных изданиях. За время своей активной работы по созданию новых эндоваскулярных устройств, разработке и выполнению новых оперативных вмешательств он не опубликовал ни одной подобной статьи. Единст­венная статья, которая с большой натяжкой соответствовала мировым стандартам, была опубликована харьковской группой в журнале Seminars in Interventional Radio­logy в 1998 г. Профессор Н.Л. Воло­дось очень долго искренне удивлялся тому факту, что во время зарубежных форумов, где он неоднократно делал свои доклады по поводу впервые в мире разработанных и выполненных им операций, к нему иногда подходили ведущие специалисты в области эндоваскулярных процедур, кратко и стандартно благодарили за интересные сообщения, но впоследствии не упоминали их в своих публикациях. При этом многие из них и раньше знали о работах харьковской группы, а некоторые приемы использовали в своей практике.

Одним из первых специалистов мирового уровня, который оценил реальное значение работ Н.Л. Володося, был американский профессор Frank J. Veith. В США, во время одного из первых фору­мов, который посетил с докладом Николай Леонтьевич, Frank J. Veith сам подошел к нему и искренне и неформально поздравил с успехом. В последующем между ними установились добрые отношения, которые поддерживались долгие годы.

Dr. Frank J Criado, один из основателей и президент Международного общества эндоваскулярных специалистов (the International Society of Endovascular Specialists, ISES), обучавшийся сосудис­той хирургии у M. DeBakey и S. Crawford и сам достиг­ший немалых высот в сосудистой и эндо­васкулярной хирургии, неоднократно публично сообщал о том, что профессор Н.Л. Володось был первым, кто разработал и применил эндоваскулярный протез в клинике, искренне сожалея о том, что отсутствие публикаций в англоязычной медицинской литературе не позволило западным коллегам своевременно узнать о разработках и опыте харьковской группы.

В Англии и за ее пределами всемирно известный сосудистый хирург Sir Peter RF Bell, который лично не был знаком с ­Н.Л. Володосем, но который в течение нескольких лет обеспечивал проведение совместных с С.Н. Володосем экспериментальных исследований, постоянно информировал своих коллег о приори­тете харьковской группы в области стент-графтинга. И таких примеров  было очень много.

Нельзя не упомянуть и тех коллег, которые по разным причинам выехали из стран бывшего СССР и продол­жили свою врачебную деятельность за рубежом. Многие из них с гордостью рассказывали своим новым коллегам о разработках Н.Л. Володося. Таким образом, практически с самого начала работ по созданию стент-графтов харьковской группой информация о ней в той или иной степени распространялась в профессиональной среде во всем мире.

Известный американский бизнесмен Howard J. Leonhardt в 1986 г. основал компанию World Medical Manufacturing Corporation, на базе которой создал проект по разработке нового стент-графта. В начале 1990-х годов были созданы базовые устройства, получившие коммерческое название TALENT. Впоследствии устройства были доработаны, выведены на рынок, и сам проект был в конечном итоге приобретен медицинским гигантом Medtronic. На сегодняшний день стент-графты TALENT заслуженно считаются одной из лучших разработок среди коммерческих эндоваскулярных протезов. На протяжении периода реализации упомянутого проекта компанией World Medical Manufacturing Corporation и до ее выхода из него профессор Н.Л. Володось являлся одним из официальных консультантов компании по приглашению ­Howard J. Leonhardt. На официальном сайте компании подчеркивался тот факт, что Н.Л. Володось являл­­ся тем специалистом, который первым в мире разработал и внедрил в клиническую практику метод стент-графтинга. Сам по себе проект является блестящим, можно даже сказать, хрестоматийным примером коммерциализации инновационных идей.

В 1989 г., еще до появления в западных изданиях первых работ, посвящен­ных клиническому применению стент-графтов, Харьков посетили представители компании Johnson & Johnson. Их целью было ознакомление с разработками профессора Н.Л. Воло­дося и его коллег. Познакомившись с результатами работ харьковской группы, они предложили Н.Л. Володосю переехать для продолжения работ в США, где планировали создать для этих целей специальную лабораторию. Поразмыслив, Николай Леон­тьевич принял для себя решение отказаться от этого предложения. Основной причиной его решения послужило то обстоятельство, что работа в США предполагала отказ от врачебной деятельности. Встречное же предложение участвовать в разработках устройств в Украине было отклонено уже компанией Johnson & Johnson.

Этот эпизод хорошо иллюстрирует два факта. Во-первых, Н.Л. Володось сам себя видел прежде всего хирургом, врачом. В дальнейшем, оставшись рабо­тать в Харькове, он выполнил еще ряд сложных вариантов эндопротезирования аорты впервые в мире, что было бы невозможно в случае его переезда в США. В то же время эндопротезирование аорты было лишь одним из ряда клинических направлений, над которыми он и его коллектив также очень серьезно работали. Во-вторых, в западном мире, если и не в широкой профессиональной среде, то среди специалистов различного профиля, причастных к разработке эндоваскулярных устройств, уже тогда достаточно хорошо знали о работах харьковской группы.

Тем не менее можно предположить: тот факт, что профессор Н.Л. Володось не предпринимал никаких общепринятых в западном мире попыток продвигать себя с помощью публикаций и прочих компонентов данного процесса, давал основания для сомнений в его желании получить это формальное признание. Иными словами, он не делал явной и привычной для западных коллег заявки на это. Впоследствии феномен того, что профессор Н.Л. Володось не был с самого начала официально признан пионером стент-графтинга, был объяснен наличием так называемого «железного занавеса», долгие годы разделявшего социалистический лагерь и западные страны на два мира, как в политическом, военном, экономическом плане, так и ментально. И хотя медицина традиционно относится к наименее политизированным областям деятельности человечества, стент-графтинг оказался среди тех направлений в хирургии, которые на каком-то этапе развивались параллельно в этих двух мирах. Тем более что в западных странах экспериментальные работы по разработке новых эндоваскулярных устройств для лечения аневризм аорты имели свою историю.

Так, описанное в 1977 г. M. Hasan Choudhury устройство вдохновило и других исследователей на разработку подобных моделей. В 1983 г. американский хирург Harrison M. Lazarus подал заяв­ку на свое изобретение «Intraluminal graft device, system and method», которая включала описание оригинального эндо­васкулярного протеза, системы для его доставки в просвет сосуда и метода его предполагаемого клинического использования. Как и в устройстве, предложенном M. Hasan Choudhury, механизмом прикреп­ления трубчатого эндоваскулярного протеза к стенке аорты оставались расположенные на его обоих концах крючья. В апреле 1986 г. Alexander Balko и соавт. опубликовали в журнале Journal of Surgical Research свою экспериментальную работу по установке сосудистого эндопротеза, состоявшего из нитинолового стента и полиуретановой трубки, в искусственно созданные у трех овец аневризмы брюшной аорты. Авторы таким образом продемонстрировали в эксперименте принципиальную возможность осуществления подобного вида лечения. В 1987 г. David Lawrence и соавт. опубликовали в журнале Radio­logy экспериментальные данные по им­плантации в брюшной и грудной отделы неизмененных аорт у девяти собак стент-графтов, состоящих из Z-стентов и трубчатых дакроновых протезов. Последующее гистологическое ис­следование через 7-35 недель подтвердило хорошую биосовместимость устройств. В 1989 г. ­David Mirich и соавт. опубликовали данные экспериментальных имплантаций в искусственно созданные у шести собак аневризмы аорты стент-графтов, состоя­щих из Z-стентов, покрытых трубчатым протезом из лавсановой сетки. Несмотря на хорошие результаты, в связи с тем что лавсановая сетка не была разрешена для внутрисосудистого применения у ­человека, на этом разработка данного варианта стент-графта была прекращена.

Первое клиническое применение стент-графта для лечения аневризмы брюшной аорты в западной медицинской литературе было описано аргентинским хирургом Juan C. Parodi и соавт. в ноябре 1991 г. в журнале Annals of Vascular Surgery. Этой публикации предшествовало сообщение в 1990 г. Julio Palmaz о результатах экспериментальной работы по изучению нового стент-графта, состоящего из политетрафлонэтиленового трубчатого протеза и баллон-расширяемого стента его собственной конструкции. Первоначально, в 1985 г., данный стент был впервые предложен автором как коронарный. Позже он был изготовлен в больших размерах для его использования в аорте в качестве фиксирующего элемента.

Хотелось бы отметить, что к тому времени профессором Н.Л. Володосем уже были выполнены многочисленные оперативные вмешательства с использованием оригинального эндоваскулярного протеза в различных сегментах сосудистого русла. Начиная с 1985 г. им регулярно делались доклады на различных научных конференциях, часть из которых были международными, выпускались печатные методические материалы по эндопротезированию аорты. Диссертация на соискание степени доктора наук, которую Н.Л. Воло­дось успешно защитил в 1987 г., содержала описание как соответствующих экспериментальных работ, так и клинических случаев с применением сосудистых эндопротезов. Были и публикации в ведущих медицинских периодических изданиях СССР, посвященные клиническому применению сосудистых эндопротезов при различных видах поражения артериальной системы человека. А патенты харьковской группы уже не только были подтверждены, но и опубликованы, что автоматически делает невозможным игнорирование данного факта другими исследователями при оформлении ими патентов на собственные подобные устройства. И, тем не менее, долгие годы данные факты по разным причинам, включая описанные выше, в западном медицинском сообществе многими игнорировались.

Профессор Н.Л. Володось не был единственным в мире специалистом среди тех, которые на разных этапах работали над идеей эндоваскулярного протезирования аорты. И тем более значительными являются его достижения. Несмотря на соревнование с лучшими на то время технологиями во всем мире, он первым смог преобразовать столь привлекательную идею в полноценный практический метод. При этом все предложенные и использованные им устройства были оригинальными. Н.Л. Володось ввел в мировую клиническую практику всемирно известный Z-стент, также обеспечив разработку технологии его изготовления и значительное улучшение функциональных параметров. Впервые в мире применил в клинике разработанный им же самофиксирующийся сосудистый эндопротез, представляющий собой комбинацию саморасправляю­щегося стента и сосудистого протеза, притом что ни одной конструкции подобного типа до этого не существовало, в том числе и в виде экспериментальных моделей. Введение в мировую клиническую практику данного принципа создания эндовас­кулярных устройств позволило другим авторам использовать его в своих разработках для различных областей медицины – ​эзофагеальные и эндотрахеальные стент-графты, шунты для диализа, искусственные клапаны сердца для их чрес­катетерной установки и пр.

Н.Л. Володось разработал и первым осуществил многие варианты использования стент-графтов для лечения разнообразных видов сосудистой патологии. Только объективные факторы, такие как отсутствие пациентов с подходящей ­анатомией, естественные ограничения используемых на то время диагностических методов и т.д., помешали ему осуществить еще большее число инновационных процедур. Но, если сравнивать результаты работ харьковской группы в период ее активной деятельности с другими, не было ни одного специалиста в мире, кто бы по совокупности инновационных решений и по спектру решаемых задач в области стент-графтинга мог на то время встать в один ряд с профессором Н.Л. Володосем и его коллегами.

И все же необходимо признать, что, с учетом описанных факторов, Н.Л. Воло­дось и его коллеги самостоя­тельно никогда бы не добились официального мирового признания. И здесь невозможно не упомянуть об определяющей роли в этом процессе профессора Krassi Ivancev, который, по его собственному выражению, не побоялся покинуть свою «зону комфорта», для того чтобы попытаться восстановить историческую справедливость и хотя бы в конце жиз­ни отдать профессору Н.Л. Володосю и его безымянным для западного мира кол­легам, которые в действительности делали свой немалый вклад в развитие мировой медицины, полагающееся им признание.

Для лучшего понимания истинной моральной высоты поступков профессора Krassi Ivancev необходимо упомянуть, что, работая в Швеции, в г. Мальмо, он многие годы был одним из основных специалис­тов, которые с самого начала всесторонне продвигали стент-графты фирмы Cook на мировом рынке. В процессе этого сотрудничества он и его шведские коллеги внесли свой значительный вклад в развитие метода в целом. В настоящее время профессор Krassi Ivancev работает в университетской клинике Hamburg-Eppendorf, Германия. Именно такого, и только такого калибра специалист благодаря собственному непререкаемому авторитету в области стент-графтинга мог формально представить профессора Н.Л. Володося пионером в создании метода в мировом масштабе, сломав при этом устоявшиеся стереотипы.

Апогеем активности профессора Krassi Ivancev в этом направлении стало его выступление в апреле 2012 г. в рамках одного из самых престижных профессиональных форумов Charring Cross Symposium, ежегодно проводимого в Лондоне, Велико­британия. Его доклад был посвящен ранним работам профессора Н.Л. Воло­дося, которого Krassi ­Ivancev представил как «пионера, который начал революцию в стент-графтинге». После этого доклада профессор Roger Greenhalgh (Лондон, ­Великобритания), являющийся основателем и председателем симпозиума, также в своем выступ­лении подтвердил признание роли профессора Н.Л. Володося в развитии стент-графтинга и предложил присутст­вующим делегатам стоя аплодировать, если они считают, что работы Н.Л. Володося достойны такого признания. После чего ауди­тория аплодировала стоя. Это и был переломный момент в вопросе официального признания профессора Н.Л. Володося действительным основоположником метода.

Последовавшие за этим публикации некоторых ведущих специалистов явились подтверждением свершившегося события, хотя уже и не играли определяющей роли. Таким образом, выступление профессора Krassi Ivancev послужило мощным катализатором в процессе официального признания общеизвест­ного на то время факта, что, в свою очередь, открыло возможность многим хирургам и радиологам выказывать уважение профессору Н.Л. Володосю наряду с заслугами профессора J.C. Parodi.

Николая Леонтьевича Володося избрали почетным членом нескольких ­международных и национальных профессиональных обществ, включая Европейское общество сосудистых хирургов, Международное общество эндоваскулярных специалистов и др. Его стали приглашать в качестве почетного гостя на ведущие профессиональные форумы, проходящие по всему миру. Его именем названа почетная лекция, читаемая ведущими мировыми специалистами во время проведения ежегодного съезда Европейского общества сосудистых хирургов (European Society for Vascular Surgery). Западные коллеги выступили с инициативой выдвижения профессора Н.Л. Володося на Нобелевскую премию. Давний друг и коллега Н.Л. Володося профессор В.И. Сморжевский, бывший в то время украинским консулом в Европейском обществе сосудистых хирургов, при поддержке некоторых отечественных коллег обеспечил соблюдение всех необходимых формальностей в рамках Украины, чтобы запустить этот процесс. Благодаря этим людям у нас есть шанс на бесконф­ликтной основе гордиться тем, что весь мир признает тот факт, что истинное рождение нового метода, повлекшее за собой быстрый прогресс и в некоторых других направлениях мировой сердечно-сосудистой хирургии, произошло в Украине.

«Зона комфорта» и наследие профессора Н.Л. Володося

Профессор Krassi Ivancev, которого с Н.Л. Володосем на протяжении многих лет связывали дружеские отношения, в 2013 г. написал о том, что, по его мнению, Николай Леонтьевич относится к той категории людей, которые не боятся покинуть «зону комфорта», имея в виду, что ради своей работы он мог пожертвовать многим из того, что традиционно считается достижением и благополучием – ​богатство, слава и прочее. Позволим себе сказать, что как раз работа и была для профессора Н.Л. Володося его «зоной комфорта». Ведь именно благодаря своей работе он смог достичь главных, по его собственной шкале ценностей, целей. Благодаря своему таланту и упорному труду он смог из паренька, родившегося в небогатой крестьянской семье, познавшей многие трудности, пройти долгий и непростой путь и стать всемирно известным врачом. Это не только позволило ему встретить на своем жизненном пути многих дейст­вительно выдающихся людей, внес­ших, как и он сам, вклад в развитие мировой медицины, но и использовать все свои достижения для реализации главной миссии врача – ​помогать ­людям.

Всей своей жизнью Н.Л. Володось показал, каким должен быть настоящий врач, установив для многих из нас очень высокие и четкие ориентиры по реализации себя в профессии. И нет ни одного человека, который бы стеснялся сказать, что он работал с профессором Н.Л. Володосем и был его учеником, точно так же, как в свое время Николай Леонтьевич гордился своими учителями. Работа под  руководством либо в сотрудничестве с Н.Л. Володосем над поставленными им перед собой и другими непростыми задачами позволила многим его коллегам и ученикам раскрыть лучшие черты своего характера и таланты.

Он не родился врачом, не рос в потомст­венной медицинской семье. Он им стал, и сделал себя сам, своим трудом, характером, умением преодолевать трудности. 

Сохранив преданность своим принципам ­добра и идее служения людям, личным примером в очередной раз подняв престиж врачебной профессии, сделал значительный вклад в признание достижений украинской медицины во всем мире.

Тематичний номер «Хірургія, Ортопедія, Травматологія, Інтенсивна терапія» № 2 (40), 2020 р.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Хірургія, ортопедія та анестезіологія

26.10.2020 Хірургія, ортопедія та анестезіологія Трудные аспекты «простых» резекций печени

В статье представлены клинические случаи хирургического лечения объемных образований печени, расположенных вблизи ее кавальных и/или портальных ворот и в связи с этим представляющих значительную сложность для выполнения оперативного вмешательства ...

26.10.2020 Хірургія, ортопедія та анестезіологія Больовий синдром при сечокам’яній хворобі: переваги застосування комбінованих препаратів

У статті описано сучасні принципи менеджменту пацієнтів із нефролітіазом та його ускладненням – ​нирковою колькою. Також детально розглянуто переваги поєднаного застосування нестероїдних протизапальних препаратів (НПЗП) та спазмолітиків в усуненні больового синдрому при сечокам’яній хворобі ...

31.08.2020 Хірургія, ортопедія та анестезіологія Профілактика та лікування тромботичних ускладнень у сучасних умовах

Серед актуальних клінічних проблем в усьому світі тромбопрофілактика посідає одне з найперших місць, а шляхи її проведення – ​одне з найбільш обговорюваних питань. На II Міжнародному симпозіумі з тромбозу і гемостазу, який відбувся 27-29 червня, були розглянуті найактуальніші питання профілактики тромботичних ускладнень у пацієнтів із СОVID‑19, у вагітних жінок та хірургічних пацієнтів....

30.07.2020 Урологія та андрологія Хірургія, ортопедія та анестезіологія Історія впровадження простатектомії залобковим доступом при хірургічному лікуванні доброякісної гіперплазії простати

У статті представлено етапи впровадження простатектомії залобковим доступом при хірургічному лікуванні доброякісної гіперплазії простати як зарубіжними, так і вітчизняними спеціалістами, починаючи від виконання відкритого втручання до малоінвазивної лапароскопічної та роботизованої техніки. Залобкова простатектомія залишається операцією вибору в арсеналі оперуючого уролога....