Возможности использования фитопрепарата Климадинон у женщин с артериальной гипертензией и климактерическим синдромом

27.03.2015

Заболевания сердечно-сосудистой системы — важнейшая медико-социальная проблема. В структуре кардиальной патологии артериальная гипертензия (АГ) продолжает оставаться одним из основных факторов риска возникновения сердечно-сосудистых катастроф. Среди большого количества публикаций об АГ сведения о влиянии пола на возникновение и прогрессирование АГ немногочисленны. У больных с АГ часто отмечают гиперлипидемию, инсулинорезистентность — компонент метаболического синдрома, который имеет значение как для мужчин, так и для женщин. Вместе с тем, АГ в течение длительного периода считали заболеванием низкого риска в женской популяции и лишь в последнее время ученые пришли к выводу, что значение АГ как фактора риска велико и для женщин, и для мужчин [1].

Известно, что АГ у женщин в репродуктивном периоде возникает реже, чем у мужчин [2]. Это объясняется тем, что у женщин до менопаузы регулярные кровопотери приводят к уменьшению объема циркулирующей крови и гематокрита, что способствует снижению общего периферического сопротивления сосудов. Реакция на физический и психический стресс у женщин до менопаузы также выражена слабее, чем у мужчин, что проявляется меньшим приростом АД на эти нагрузки. В возрасте около 50 лет эти различия уменьшаются в связи с тем, что в этот период в организме женщины происходят физиологические и психологические изменения [3]. На протяжении последующих 4-5 лет частота АГ у женщин удваивается. В дальнейшем распространенность АГ превышает этот показатель в сравнении с мужчинами [4]. Подобная тенденция наблюдается в разных странах [5]. Вместе с тем, в афро-американских и мексико-американских популяциях эта разница незначительна. Причина половых различий в различных этнических группах до сих пор неизвестна, хотя и была предметом многочисленных исследований [6].

Менопауза у женщин европейских стран наступает между 45-54 годами и зависит от возраста рождения первого ребенка, количества рожденных детей, продолжительности лактации, а также продолжительности менструального цикла [7].

Менопауза — последний спонтанный менструальный цикл, определяемый ретроспективно через 12 месяцев после стойкой аменореи [8].

Перименопауза — период в жизни женщины перед наступлением менопаузы, для которого характерны уменьшение продолжительности циклов вследствие снижения длительности фолликулярной фазы, увеличение концентрации фолликулостимулирующего гормона без повышения уровня лютеинизирующего гормона, снижение пиковой и средней концентрации эстрадиола в сыворотке крови на протяжении цикла. Продолжительность циклов непредсказуема [9].

Постменопауза — период после наступления менопаузы. Климакс — переходный период между репродуктивной и нерепродуктивной фазами, начинающийся в среднем за 8 лет до наступления менопаузы [9]. Для него характерны так называемые климактерические расстройства — климактерический синдром (КС). В климактерическом периоде выражены вегетативные нарушения, проявляющиеся потливостью, приливами, сердцебиением, чувством тревоги, расстройством сна и т. д. Вегетативный дисбаланс определяет высокую вариабельность АД и низкий суточный индекс, выявляемый при суточном мониторировании АД [10].

Изучению менопаузы в настоящее время уделяется большое внимание, поскольку смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в этот период в 5-6 раз больше, чем от гормонозависимого рака молочной железы и эндометрия [11]. По данным Фремингемского исследования, 40% из всех коронарных событий у женщин заканчивается фатально, причем в 67% случаев внезапной смерти отсутствует коронарный анамнез [12]. Актуальной является проблема постменопаузальной гипертонии, поскольку ее выявляют преимущественно у женщин пожилого возраста. Среди лиц, страдающих АГ, женщины в период менопаузы составляют 50%, а в старшей возрастной группе — 80% [12, 13, 14].

Известно, что уровень заболеваемости АГ увеличивается с возрастом. В 80-е годы придерживались мнения, что для женщин, особенно старшего возраста, допустимы более высокие цифры АД, и корригировать их необязательно. Однако последующие исследования показали, что повышенное АД (особенно систолическое), обусловленное, по-видимому, изменением уровня эстрогенов, увеличивает риск смертности от ишемической болезни сердца в 10 раз, а также значительно повышает риск смертности от инсульта.

Вместе с тем, результаты исследований последних лет отражают разноречивые мнения о роли менопаузы в патогенезе АГ у женщин [15]. Изменения артериального давления (АД) с наступлением менопаузы фиксируются не всегда [16, 17, 18]. Особое затруднение вызывает разграничение влияния менопаузы и возраста на сердечно-сосудистую систему, так как возраст наступления естественной менопаузы колеблется в пределах 10 лет [19]. Кроме того, на прекращение менструаций, как и на возникновение АГ, влияют такие факторы, как индекс массы тела, курение, социально-экономическое положение. Доказано, что никотин нарушает метаболизм эстрогенов. Менопауза у курящих женщин наступает раньше, чем у некурящих в связи с более низким уровнем эстрогенов [20]. Кроме того, курящие женщины реже, чем мужчины бросают курить, боясь увеличения массы тела. У женщин существует связь между жировой тканью и синтезом эстрогенов. Так, у женщин с повышенной массой тела более высокий уровень эстрона в жировой ткани. Несмотря на более низкую активность эстрона в сравнении с эстрадиолом, он способствует тому, что у женщин с ожирением менопауза наступает позже, чем у женщин с нормальной массой тела. С одной стороны, это является защитой от остеопороза, развивающегося на фоне деминерализации костей, с другой — способствует повышению риска развития рака эндометрия [21]. В ряде исследований установлена положительная корреляционная связь между уровнем АД и индексом массы тела [22, 23]. Раньше некоторые исследователи считали, что связь между менопаузой и АГ случайна, однако стандартизированные по возрасту исследования убедительно доказали, что менопауза, независимо от возраста, является мощным фактором риска развития и прогрессирования АГ [24]. J. Staessen и соавторы [25] установили, что у женщин после менопаузы систолическое АД (САД), диастолическое АД (ДАД) и пульсовое АД были выше, чем до менопаузы. Кроме того, менопауза усугубляет течение уже существующей АГ: заболевание приобретает кризовое, часто злокачественное течение [11].

Более трети своей жизни женщина живет в условиях синдрома дефицита эстрогенов, возникающего в климактерическом периоде. Повышение АД у женщин происходит на фоне угасания функции яичников, сопровождающегося снижением уровня эстрогенов до 30% в сравнении с репродуктивным периодом и повышением уровня гонадотропинов по закону обратной связи. При гипофункции яичников эстрогены образуются за счет конверсии андрогенов надпочечников в жировой ткани. Также снижаются концентрации прогестерона и андрогенов. Их уровень поддерживается за счет функции надпочечников. Действие эстрогенов на сердечно-сосудистую систему многогранно. Влияя на сосудистую стенку и миокард, они обусловливают ряд метаболических особенностей.

До менопаузы у женщин секретируется три основных вида эстрогенов: 17β-эстрадиол, эстриол и эстрон. Наиболее активным является 17β-эстрадиол. Меньшее значение имеет эстрон, наименее активен — эстриол. В многочисленных исследованиях показано, что эстрогены обладают кардиопротекторным действием. Прямой сосудистый эффект эстрогенов в снижении сердечного выброса в сочетании с вазодилатацией объясняет более низкий уровень АД у женщин репродуктивного возраста. Кроме того, эстрогены обладают свойствами антиоксидантов, антагонистов кальция, β2-ингибиторов и способностью уменьшать инсулинорезистентность [8, 26, 27, 28]. Дефицит эстрогенов приводит к уменьшению вазодилатации коронарных и периферических артерий [29, 30], нарушению синтеза катехоламинов — повышению уровня норадреналина и адреналина в крови наряду с увеличением частоты сердечных сокращений (ЧСС) [31, 32], а также изменению чувствительности периферических тканей к инсулину [33] с последующим развитием метаболического синдрома [34, 35].

У женщин с АГ на фоне хирургической менопаузы (радикальная овариэктомия в репродуктивном возрасте) повышается риск заболеваний сердечно-сосудистой системы как вследствие удлинения периода менопаузы, так и более выраженной гипоэстрогенемии, обусловливающей каскад реакций эндокринных желез и тканей, влияющих на функцию сердечно-сосудистой системы [36]. При этом часто возникает тяжелое течение АГ, нарушение гемодинамики по гипокинетическому типу, менее выраженное снижение АД в ночное время (по результатам суточного мониторирования). Отсутствие циклических кровопотерь ведет к задержке жидкости и увеличению объема циркулирующей крови [8]. Не менее важным следствием гипоэстрогенемии является нарушение липидного и карбогидратного метаболизма, который усугубляет риск развития сердечно-сосудистых катастроф.

Актуальной проблемой является лечение этой многочисленной категории пациенток. Четкого алгоритма лечения таких больных, к сожалению, пока не существует. Вопрос о влиянии гормонозаместительной терапии (ГЗТ) на АГ и сердечно-сосудистую заболеваемость до сих пор дискутируется [37, 38, 39]. Известно, что применение ГЗТ снижает АД, нормализует липидный профиль у женщин, оказывает антиагрегантное действие и уменьшает риск развития сосудистых катастроф [40]. Результаты проведенных исследований выявили снижение смертности среди женщин с АГ, которым проводили антигипертензивную терапию, в сравнении с нелеченными женщинами [41]. Однако это не решает всех проблем коррекции АГ у женщин, особенно с осложненным течением климакса, так как данных в отношении комбинированного применения антигипертензивных средств и препаратов ГЗТ недостаточно [42, 43]. Наряду с этим есть сведения, что ГЗТ как первичная и вторичная профилактика сердечно-сосудистых заболеваний в течение первых двух лет лечения себя не оправдала [44]. Изменение отношения к ГЗТ обусловлено результатами досрочно завершенного в мае 2002 года первого рандомизированного плацебо контролируемого клинического исследования «Инициатива ради здоровья женщины» (WHI), которое проводилось в 40 клинических центрах США (1993-1998), в котором предпринята попытка оценить соотношение польза/риск ГЗТ для профилактики климактерических расстройств у 16 608 здоровых женщин с интактной маткой в постменопаузе в возрасте 50-79 лет. В качестве препарата для ГЗТ использовали сочетание конъюгированных эстрогенов и медроксипрогестерона ацетат (прогестин). Во время исследования было установлено увеличение случаев острой коронарной недостаточности, инсульта, легочной эмболии, рака молочной железы в группе женщин, принимавших ГЗТ, по сравнению с плацебо. Это негативное воздействие не уравновешивалось снижением случаев переломов бедра и колоректального рака [45]. Американские исследователи, например, не рекомендуют ГЗТ для первичной профилактики сердечно-сосудистых заболеваний на основании прогнозирования последствий, продемонстрированных в клинических исследованиях типа WHI. В настоящее время в европейских странах боязнь увеличения числа эстрогензависимого рака является основной причиной отказа пациенток (до 70%) от ГЗТ [46]. Полученные результаты исследований говорят о том, что гормонотерапия в постменопаузе обладает как несомненной пользой, так и достоверным риском, и поиск эффективных и вместе с тем безопасных препаратов для лечения климактерического синдрома должен продолжаться.

Именно поэтому перспективно и интересно изучение клинической эффективности препаратов растительного происхождения, содержащих фитоэстрогены. Высокая биологическая активность фитоэстрогенов известна очень давно. По историческим данным, для лечения климактерических осложнений традиционно использовали экстракт из корневищ цимицифуги [47].

Цель данного исследования — оценка фармакотерапевтического эффекта препарата Климадинон («Бионорика АГ», Германия), содержащего специальный стандартизованный экстракт корневищ цимицифуги (BNO 1055), у женщин с АГ на основании анализа психологического статуса и вариабельности сердечного ритма (ВСР) в динамике лечения.

Материалы и методы

Исследование проводилось в городском центре диагностики и лечения АГ на базе ГКБ №11. Проведено обследование и лечение 14 женщин с АГ в возрасте от 39 до 57 лет (в среднем 53,2 года). Мы использовали классификацию АГ, предложенную ВОЗ и Украинским обществом кардиологов (1999) [48]. Критериями отбора было наличие у женщин АГ І-ІІ степени на фоне КС, характеризующегося нейровегетативными и психоэмоциональными нарушениями. У 9 женщин была диагностирована АГ І степени (мягкая), у 5 — ІІ степени (умеренная). 10 женщин находились в менопаузе, 4 — в постменопаузе. У 2 женщин в постменопаузальном периоде на фоне АГ имела место сопутствующая патология (ИБС, экстрасистолическая аритмия).

Для уменьшения вегетососудистых и психических нарушений обследованные женщины на фоне базисной терапии (диуретики и ингибиторы АПФ) получали Климадинон — препарат растительного происхождения, действующим веществом которого является экстракт корневища цимицифуги, обладающий эстрогеноподобным действием за счет способности связываться со специфическими рецепторами. По механизму действия Климадинон — фитоселективный модулятор эстрогеновых рецепторов (фитоСЭРМ) [47]. Его назначали по 30 капель 2 раза в сутки (утром и вечером) в неразведенном виде или на сахаре в течение 4 недель. Амбулаторный контроль за больными осуществляли раз в неделю.

До лечения пациенток проконсультировал гинеколог, они прошли обследование, включавшее лабораторное исследование биохимических показателей крови (уровня глюкозы и липидного профиля). Тревожность и депрессию оценивали с помощью шкалы НАД (Hospital Anxiety Depression). Эхокардиографию проводили по общепринятой методике в М- и В-режимах эхолокации на ультразвуковом сканере RADMIR (модель 628А) в соответствии с рекомендациями Американского эхокардиографического общества [49].

Для оценки вегетативной регуляции кровообращения проводилось исследование ВСР в покое согласно стандартному протоколу рабочей группы Европейского общества кардиологии и Североамериканского общества электрофизиологии и кардиостимуляции (1996), с использованием системы компьютерной электрокардиографии Cardiolab 2000 (ХАИ-МЕДИКА, Украина). Анализу подвергали 5-минутные фрагменты ЭКГ-записи в покое. Оценивали общепринятые статистические и частотные характеристики, которые отражали общую ВСР и симпато-вагальный баланс [50]. Изучали также их динамические изменения на фоне лечения препаратом Климадинон. На основании анализа формировали оценку вегетативного гомеостаза [51].

При обработке результатов ВСР применяли методы описательной статистики и t-тесты для проверки гипотезы о равенстве средних в зависимых выборках, которые реализованы в программе Statistica 6.0. Данные представлены в виде средних значений и стандартной ошибки среднего (M±m).

Результаты исследования и обсуждение

Всего было обследовано 14 женщин. У всех пациенток наблюдалась клиника КС в виде вазомоторных и психоэмоциональных нарушений: приливы, сердцебиение, парестезии, повышенная утомляемость, раздражительность, депрессия, бессонница. Выраженность КС оценивали по клиническому критерию — количеству приливов в сутки [48]. Обследованные пациенты имели легкую степень КС (до 10 приливов в сутки без нарушения общего состояния и трудоспособности). 10 женщин жаловались на боли в области сердца колющего характера. Боли были длительными, не купировались нитратами и не сопровождались изменениями на электрокардиограмме. Все женщины жаловались на головные боли и головокружение, треть пациенток отмечали шум в ушах и нарушение сна.

При анализе психологического статуса пациенток с помощью шкалы НАD до лечения выявлено наличие тревожности у 57,1% женщин (8), депрессии — у 21,4% женщин (3). Сочетание тревожности и депрессии отмечалось у 7,1% женщины (1). У 14,2% женщин (2) тревожность и депрессия отсутствовали. После месячного курса терапии препаратом Климадинон тревожность исчезла у 35,7% пациенток (5), депрессия — у 14,3% пациенток (2). Сочетания тревожности и депрессии у обследованных лиц не отмечалось (рис. 1).

В результате лечения отмечено достоверное улучшение общего самочувствия пациентов, тенденция к повышению активности и настроения. После месячного курса лечения у 62,2% женщин (9) уменьшились головные боли и головокружения, у 60% пациенток (6) реже отмечались боли в области сердца, у 1/3 обследованных (35,5%) уменьшились приливы, потливость, нормализовался сон (рис. 2). Побочных реакций не наблюдалось.

Полученные данные свидетельствуют об уменьшении психоэмоциональных и вазомоторных нарушений у обследованных женщин, по-видимому, в результате гормонмодулирующего эффекта Климадинона.

Неинвазивный метод исследования вариабельности сердечного ритма (ВСР) в настоящее время широко используется для оценки состояния регуляторных систем организма, определения риска развития и прогноза заболеваний.

Метод ВСР основан на распознавании и измерении интервалов между R-зубцами электрокардиограммы (R-R интервалы или так называемые N-N интервалы при правильном синусовом ритме), построении динамичных рядов кардиоинтервалов и дальнейшем анализе полученных числовых рядов при помощи различных математических методов, из которых наиболее популярными являются статистические процедуры и спектральный анализ. Интерпретация результатов базируется на положениях кибернетики и теории функциональных систем. В основе этого подхода лежит представление о том, что ВСР является результатом влияний на систему кровообращения многочисленных регуляторных механизмов (нервных, гормональных, гуморальных). Функциональная система регуляции кровообращения представляет собой иерархично организованную систему, в которой доминирующая роль отдельных звеньев определяется текущими потребностями организма.

Следует отметить, что на показатели ВСР существенно влияют факторы, не связанные с конкретным заболеванием, такие как возраст, уровень физической активности, психоэмоциональное состояние. Таким образом, технология ВСР может быть использована в комплексной оценке функционального состояния целостного организма [53].

В нашем исследовании ВСР проводили до и после лечения препаратом Климадинон. Анализ полученных данных представлен в таблице.

Известно, что высокие значения показателей SDNN и TP свидетельствуют о высокой мощности регуляторных механизмов, а тенденция их к увеличению в результате терапевтических мероприятий может расцениваться как признак хорошей эффективности лечения. При оценке состояния вегетативной регуляции наличие высокого уровня парасимпатической активности находит отражение в увеличении значений показателей RMSSD, HF и снижении ЧСС, VLF, LF, LF/HF, при высокой симпатической активности наблюдается обратная ситуация. Со спектральным показателем VLF ассоциируются также гуморальные регуляторные влияния [50]. В результате применения Климадинона повысились показатели общей вариабельности сердечного ритма, в то же время существенных изменений в структуре спектральных диапазонов не произошло и, следовательно, прием препарата не повлиял на состояние симпато-вагального баланса.

Таким образом, учитывая благоприятный эффект препарата Климадинон на психологический статус и мощность регуляторных механизмов, можно рекомендовать его для первичной профилактики сердечно-сосудистых заболеваний у женщин с КС и как дополнительное лечебное средство для женщин с климактерическим синдромом и уже имеющейся АГ.

Выводы

  1. Климадинон — достаточно эффективный препарат для лечения климактерического синдрома и артериальной гипертензии.
  2. Важным патогенетическим фактором эффективности препарата Климадинон является уменьшение вазомоторных нарушений климактерического генеза (приливы, потливость, головные боли, головокружение, боли в области сердца).
  3. Улучшение показателей вариабельности сердечного ритма на фоне лечения Климадиноном может свидетельствовать об усилении мощности регуляторных влияний на кровообращение и о повышении адаптационных резервов организма.
  4. Анализ результатов опроса женщин по шкале НАD показал, что в динамике лечения препаратом Климадинон уменьшились тревожность и депрессия.
  5. Начальный лечебный эффект проявлялся через 2 недели. Кроме того, назначение Климадинона, имеющего растительную основу, предусматривает хороший комплайенс, так как пациентам не нужно преодолевать страх, который возникает при использовании гормональных препаратов.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ

15.04.2024 Неврологія Діагностика та лікування когнітивних розладів

Проблема когнітивних розладів є однією з найважливіших у сучасній клінічній медицині. Це зумовлено не тільки збільшенням частки людей старшого віку серед населення, а й посиленням ролі стресу та інших патогенетичних чинників. У березні відбувся семінар «Академія сімейного лікаря. Біль в грудній клітині. Алгоритм дій сімейного лікаря та перенаправлення до профільного спеціаліста», у якому прийняли участь провідні вітчизняні науковці і фахівці різних галузей. У рамках заходу професор кафедри військової терапії Української військово-медичної академії Міністерства оборони України, кандидат медичних наук Мар’яна Миколаївна Селюк представила доповідь «Війна та когнітивні порушення. Причина чи наслідок? Як вирішити проблему?». Подаємо огляд цієї доповіді у форматі «запитання – ​відповідь»....

15.04.2024 Онкологія та гематологія Сучасні підходи до лікування гострої лімфобластної лейкемії у дітей і дорослих

Гостра лімфобластна лейкемія (ГЛЛ) є найпоширенішим онкогематологічним захворюванням у дітей і складає значну частку серед лейкемій у дорослих. Незважаючи на значні успіхи в лікуванні ГЛЛ у дітей, де рівень виліковності сягає 90%, результати терапії у дорослих залишаються незадовільними. У рамках науково-практичної конференції з міжнародною участю «Діагностика та лікування гематологічних захворювань: підведення підсумків 2023 року» (15-16 грудня 2023 року) проведено секцію, присвячену ГЛЛ....

12.04.2024 Гастроентерологія Дієта для покращення репродуктивного здоров’я

Відтворення майбутнього здорової нації – один з найважливіших сенсів існування теперішнього покоління. День боротьби з ожирінням нагадує нам про поширеність цього проблемного явища і важливість попередження його наслідків. Ожиріння може мати вплив на різні аспекти здоров'я, включаючи репродуктивне....

12.04.2024 Онкологія та гематологія Стратегії мінімізації ризиків та керування ускладненнями при лікуванні хронічної лімфоцитарної лейкемії

Хронічна лімфоцитарна лейкемія (ХЛЛ) залишається актуальною проблемою сучасної онкогематології. Незважаючи на певні досягнення в терапії, ХЛЛ є невиліковним захворюванням. Стандартна хіміотерапія не забезпечує стійкої відповіді, а трансплантація гемопоетичних стовбурових клітин можлива лише для окремої когорти пацієнтів. Тому пошук нових підходів до терапії ХЛЛ, зокрема таргетної, є нагальним завданням. ...