Охрана психического здоровья на рабочем месте: социально-психологический дискурс

06.04.2018

Всемирный день психического здоровья, который мировое медицинское сообщество отмечало 10 октября 2017 года, был посвящен теме: «Психическое здоровье на рабочем месте». Стресс, связанный с трудовой деятельностью человека, является значительной проблемой примерно для 30% трудящегося населения стран Европейского союза. Что касается экономической составляющей проблем, связанных с психическим здоровьем, то она составляет в среднем 3-4% валового национального дохода [1, 2].

В резолюции Всемирной ассамблеи здравоохранения «Здоровье работающих: глобальный план действий 2008-2017» рекомендуется разрабатывать и внедрять меры по популяризации здорового образа жизни и профилактике неинфекционных заболеваний на рабочем месте, так как повседневный рабочий стресс, обусловленный психологическими проблемами и сверхинтенсивной работой (презентеизм и трудоголизм) несут в себе высокий риск развития психических и соматических заболеваний. Профилактика синдрома выгорания отнесена к одной из значимих тем, напрямую связанных с проблемой охраны психического и физического здоровья работающего человека [3].

Профессиональная деятельность — ​одна из главных составляющих человеческой жизни, а профессиональная идентичность у работающего человека служит основой личностной идентичности, определяя тем самым иерархию его потребностей и духовных смыслов. Результаты исследований под эгидой Европейского агентства по безопасности и здоровью на работе (European Agency for Safety and Health at Work) показывают, что изменения в профессиональной деятельности и работе за последние несколько десятилетий привели не только к увеличению количества, но и к изменению содержания социально-психологических факторов риска повышенной заболеваемости и синдрома выгорания у сотрудников [4, 5]. К новым социально-психологическим факторам риска (актуальным и для медицинских работников) эксперты относят:

  • новые формы трудовых соглашений и отсутствие стабильности на работе;
  • увеличение среднего возраста работающих людей;
  • интенсификация и компьютеризация трудовой деятельности;
  • возрастающая эмоциональная нагрузка на работе;
  • нарушение баланса между работой и личной жизнью.

Необходимо отметить, что в научных исследованиях, посвященных психическому здоровью на рабочем месте, все больше внимания уделяется исследованию не только психологических факторов риска, но и позитивных психологических функций труда. Анализ психологической составляющей трудовой деятельности и психологических функций труда является важнейшим ресурсом для повышения его эффективности и качества жизни, а также для профилактики заболеваемости и синдрома выгорания у медицинских работников.

Психологические функции труда

Существует много точек зрения относительно психологических функций труда. Приверженцы различных направлений персонологии по-разному трактуют мотивы выбора той или иной специальности и стратегии профессионального поведения человека.

Гуманистически ориентированные психологи утверждают, что выбор профессии продиктован потребностью самоактуализации. Например, выбрав профессию медицинского психолога, человек реализует свою потребность стать таким человеком, каким он действительно хочет быть. Хотя, с точки зрения индивидуальной психологии, выбор этой профессии является попыткой компенсировать комплекс неполноценности, сформированный в детстве. Представители социально-когнитивного направления психологии объяснили бы этот профессиональный выбор социально-когнитивными моментами. С точки зрения бихевиорального направления персонологии, выбор специальности обусловлен историей научения в детстве и юности.

Существует еще много теорий, объясняющих мотивацию труда, удовлетворенность работой и вовлеченность в нее: например, мотивации труда, потребности в достижениях, характеристик работы, общих ожиданий, справедливости, поставленных целей и много других оригинальных концепций.

Анализ многочисленных теорий и представлений психологов, психотерапевтов и психиатров о психологических функциях труда, а также данных собственных многолетних наблюдений и исследований профессионального выгорания у медицинских работников позволил автору этой статьи структурировать психологические функции труда и выделить как позитивные, так и негативные стороны трудовой деятельности человека [6].

Позитивные психологические функции труда

1. Труд структурирует жизнь человека и делает ее осмыс­ленной. График работы диктует ежедневный распорядок дня, позволяет структурировать жизнь на недели, месяцы, годы, что дает ощущение власти над временем и чувство продвижения вперед к цели. Отсутствие четкой временной структуры жизни и цели, к которой необходимо двигаться, способствуют возникновению экзистенциального вакуума, вызывают чувство тревоги и симптомы, характерные для «воскресного невроза» и «невроза безработных».

2. В процессе трудовой деятельности человек достигает определенного мастерства, что дает ему ощущение творческой деятельности и наличия смысла жизни. Отсутствие трудовых достижений и творческой деятельности влечет за собой чувство неудовлетворенности, снижение самооценки и уровня притязаний, может вызывать ощущение утраты смысла жизни и потенцирует развитие «ноогенного невроза».

3. Труд дает возможность приспосабливаться к реальному миру и достигать личностной зрелости.

У зрелой личности достаточно сильное эго. Это дает человеку возможность удовлетворять свои базисные инстинкты в социально приемлемой форме. Если этого не происходит, неосознаваемые либидозные потребности могут стать причиной повышения у человека уровня тревожности.

4. Труд способствует формированию положительной самооценки, является источником личного статуса и идентичности. Трудовая деятельность, особенно на престижных должностях, дарит чувство защищенности, силы, самоуважения и психологическое ощущение контроля над людьми и своей судьбой. Занимаемая должность определяет личностный статус человека и членов его семьи в обществе.

5. Труд позволяет общаться с людьми и избегать одиночества. Социальные и профессиональные контакты у многих людей осуществляются только на рабочем месте. Вне работы человек ограничен семейным и бытовым общением, что обедняет его внутренний мир, способствует потере квалификации, формированию ощущения неудовлетворенности жизнью, снижению уровня притязаний и самооценки.

6. Труд удовлетворяет потребность человека в средствах к существованию.

Негативные психологические последствия трудовой деятельности

1. Регламентированная юридическими и морально-этическими нормами структура трудовой деятельности человека в обществе препятствует свободному удовлетворению его базисных инстинктов (сексуальных и агрессивных). Психоаналитики объясняют негативное отношение некоторых людей к работе именно тем, что последние вынуждены следовать принципу реальности, а не более предпочтительному для них принципу удовольствия. Такие люди, как правило, безответственны, беспечны, часто опаздывают на работу.

Сублимацией базисных инстинктов объясняют также высокий уровень агрессивности и конкурентности на рабочих местах, который проявляется на вербальном уровне в таких фразах, как: «уцепиться за новую идею», «обрушить рынок услуг», «бороться с фактами», «биться над решением задачи», «вгрызаться зубами в работу» и т. п. 

2. Невротическая привязанность к работе. В идеале должен существовать баланс между работой и личной жизнью. Если его нет и доминирует привязанность к работе, то у человека развивается психологическая зависимость от работы — ​работоголизм.

Согласно определению Всемирной организации здравоохранения трудоголизм (work — ​aholism) — ​это чрезмерная приверженность работе, переоценка своей трудовой деятельности и излишняя опора на свою работу как на исключительный источник идентичности и поддержки; при этом иным ценностям и видам деятельности, не связанным с работой (семья, друзья, увлечения и др.), уделяется недостаточное время.

Среди общего числа работающих трудоголики составляют около 5%, причем большая часть из них — ​«здоровые» трудоголики, то есть преданные своей работе энтузиасты, увлеченные делом и получающие от этого огромное удовольствие. Для них работа не тягостная обязанность и не способ купирования тревоги от неуверенности в прочности своего положения, а источник положительных эмоций. Как правило, у таких людей гармоничные семьи и работа, соответствующая их уровню знаний и умений. Это счастливые люди, болеющие за свое дело и его результаты.

Кроме «здоровых» трудоголиков существуют и патологические работоголики. В настоящее время работоголизм такого рода рассматривается как разновидность аддиктивного поведения. Как всякая аддикция, работоголизм характеризуется стремлением к уходу от реальности путем искусственного изменения своего психического состояния. Формирование работоголизма протекает по законам формирования аддиктивного процесса.

Священник и профессор психологии религии W. Oates (1971) впервые ввел в употребление понятие «трудоголик» и описал признаки этой зависимости. К трудоголикам он относил лиц, испытывающих психологическую зависимость от работы и компульсивную потребность трудиться. Эти люди работают так же «запойно» и так же зависимы от работы, как алкоголик — ​от спиртного. Проблема заключается в том, что патологическая зависимость от работы является социально одобряемым и поощряемым видом аддикции, она практически не диагностируется и не идентифицируется как болезненный процесс. Такие люди попадают в поле зрения психиатра чаще всего в связи с невротическими депрессивными реакциями, тревожно-фобическими и соматоформными расстройствами, развившимися на основе работоголизма.

Признаки и симптомы работоголизма

1. Чрезмерная приверженность работе, с помощью которой работоголик уходит от реальности и изменяет свое психическое состояние.

2. Компульсивное стремление к постоянному успеху и одобрению со стороны окружающих, чье мнение определяет психологическое состояние и психический статус работоголика.

3. В психологическом состоянии доминирует тревога, обусловленная страхом потерпеть неудачу, проиграть в конкурентной борьбе либо выглядеть некомпетентным при выполнении своих профессиональных обязанностей.

4. Склонность к демонстративному перфекционизму (желанию во всем быть первым и совершенным) и постоянным сомнениям.

5. Эгоцентризм. Работоголики пренебрегают интересами и мнением окружающих, сотрудников, родственников (вплоть до признания их «врагами»), если они не поддерживают их начинаний.

6. Прогрессирующее сужение круга общения и интересов, которые в конечном итоге ограничиваются только рабочими проблемами. Продуктивное общение с людьми возможно только на профессиональные темы.

7. Амбициозность и стремление к соперничеству. Работоголики избегают перекладывать часть своих дел на коллег из-за страха потерять полный контроль над ситуацией на рабочем месте.

8. Выраженное стремление быть в курсе всех дел и влиять на ход событий.

9. Неспособность ответить отказом на предложение о дополнительной работе. Обостренная чувствительность к критике — ​она усиливает у них чувство тревоги и несостоятельности, которые приводят к вспышкам раздражительности с обвинениями окружающих.

10. Предпочтение работы отдыху или использование времени отдыха для работы такие избегают уходить в отпуск и брать отгулы, так как отдых не приносит им удовольствия и усиливает чувство психологического ­дискомфорта ­и тревоги. Трудоголики не видят в традиционных формах отдыха никакого смысла, они считают его потерей времени, он не приносит им удовольствия и расслабления, поскольку их мысли заняты работой и страхами по поводу того, что они утратили контроль над рабочей ситуацией. На отдыхе они тревожны, напряжены, озабочены, постоянно звонят на работу и «руководят по телефону». Очень часто работоголики досрочно завершают отпуск.

Факторы, потенцирующие работоголизм

1. Воспитание в детстве

Если родители (либо один из них, либо оба) являются работоголиками, то семья представляет собой аддиктивную систему, в которой ребенок является созависимым. Проявление родительской любви в такой семье зависит только от успехов ребенка, его места в рейтинге, его оценок и т. п. У таких детей с детства повышен уровень тревоги и отсутствует чувство эмоциональной безопасности. В результате формируется созависимая личность. Ребенок не получает достаточно эмоционального тепла, у него очень рано формируется завышенный уровень притязаний, желание всегда любой ценой быть первым, успешным, совершенным, то есть быть «лучше всех». Он обречен доказывать свою конкурентоспособность и состоятельность, только чтобы заслужить любовь родителей, а в последующем — ​и признание окружающих.

2. Особенности личности

  • Обсессивное стремление к достижению поставленных целей.
  • Выраженная потребность манипулировать и управлять людьми.
  • Доминирующая потребность в порядке и анализе.
  • Выраженная потребность в чувстве собственной эффективности и результативности, а также в профессиональном самосовершенствовании.

3. Стиль руководства и корпоративная культура

Если руководитель учреждения или подразделения работоголик, то такая организация, как правило, представляет собой аддиктивную систему со своими корпоративными традициями, принципами и нормами. Работник, попадая в подобную систему, становится созависимым. Он вынужден следовать правилам этой системы, в противном случае он вступит в конфликт (внешний или внутренний) с руководством и коллегами. Аналогичная ситуация наблюдается, если руководитель страдает другими видами аддикции (например, злоупотребляет алкоголем).

4. Социальные и культуральные факторы

В современном постиндустриальном обществе культивируется и поощряется пристрастие к работе. Работоголиков больше в тех странах, где доминирует сверхценное отношение к деньгам, ведется постоянная конкурентная борьба и ценятся успешные лидеры (например, Япония, США и др.). Кроме того, некоторые религии и религиозные направления поощряют работоголизм. Например, здоровые трудоголики являются олицетворением протестантской трудовой этики.

Описан еще один патологический вид отношения к работе, который продиктован не только психологическими особенностями работающего человека, но и требованиями современной корпоративной культуры и конкурентной рабочей среды.

Презентеизм (от англ. present — ​присутствовать) — ​поведение заболевшего работника, который (чаще всего из-за опасений потерять место) продолжает выходить на работу, но из-за плохого самочувствия работает менее эффективно, чем обычно. По данным, полученным в ходе некоторых исследований, около 60% потерь производства вследствие болезней сотрудников связаны не с их отсутствием на рабочем месте, а с неэффективным присутствием, вызванным презентеизмом.

Ежедневный рабочий стресс, обусловленный трудоголизмом и презентеизмом, опасен высоким риском развития психосоматической патологии (особенно сердечно-сосудистых заболеваний, диабета и желудочно-кишечных расстройств), зависимости от психоактивных веществ (алкоголя, психостимуляторов, транквилизаторов) и синдрома выгорания.

Важнейшим ресурсом каждого лечебного учреждения является медицинский персонал. Медицинские работники обеспечивают результативность деятельности лечебно-профилактического учреждения, но это возможно при условии не только их высокой профессиональной компетентности, но и высокого потенциала их здоровья и мотивации.

Проблема психического и физического здоровья медицинского персонала, а также профилактика синдрома выгорания особенно актуальны в период осуществления реформ, которые, помимо интенсификации профессиональной деятельности, сопряжены с рядом юридических и организационных изменений. С учетом нарастающего дефицита в Украине медицинских кадров (в том числе и сотрудников психиатрических служб) и увеличения их среднего возраста, социальной и профессиональной ­нестабильности, возросшей эмоциональной и физической нагрузки на рабочем месте разработка и внедрение на государственном уровне образовательных и организационных программ относительно повышения эффективности труда и качества жизни, а также профилактики заболеваемости и синдрома выгорания у медицинских работников должны стать приоритетными.

На кафедре психиатрии ФПО ГУ «Днепропетровская медицинская академия МЗ Украины» уже внедрены в педагогический процесс и в работу психиатрических ­учреждений образовательные программы профилактики синдрома выгорания у специалистов, работающих в сфере охраны психического здоровья [7]. Была также разработана компьютерная программа «Опросник ”Оценка и прогнозирование реформ в сфере охраны психического здоровья”», которая позволяет создать банк данных для выявления проблем и изменений, происходящих в структуре и организации психиатрической помощи и в работе практического врача [8]. Полученные данные помогли выявить уровень психического и социального функционирования сотрудников психиатрических служб в со­временных условиях. Программа дала возможность сформировать группу риска в отношении развития синдрома выгорания среди врачей и медицинских психологов, с которыми проводятся профилактические и коррекционные мероприятия.

Подобные инициативы могли бы послужить основой для создания государственных программ охраны психического здоровья медицинских работников Украины.

Литература

  1. Mental health: facing the challenges, building solutions: report from the WHO European Ministerial Conference. EUR/04/5047810/6.
  2. The European Mental Health Action Plan. EUR/RC63/11 + EUR/RC63/Conf.Doc./8.
  3. Workers’ health: global plan of action. WHA60.26.
  4. WHO’s Mental Health Action Plan 2013-2020. A66/10 Rev.1.
  5. Mental health in the workplace [Electronic resource]. — 2017. — ​Mode of access: http: //www.who.int/mental_health/in_the_workplace/ru/
  6. Юрьева Л. Н. Профессиональное выгорание у медицинских работников: формирование, профилактика и коррекция: монография [Текст] / Л. Н. Юрьева . — ​К.: Сфера, 2004. — 272 с. 
  7. Юрьева Л. Н. Образовательные программы профилактики синдрома выгорания у специалистов, работающих в сфере охраны психического здоровья // Український вісник психоневрології. — 2017. — ​Т. 25, вип. 4 (94). — ​С. 11-14.
  8. А. с. Комп’ютерна програма «Опитувальник “Оцінка та прогнозування реформ у сфері охорони психічного здоров’я”» / Л. М. Юр’єва, С. Г. Носов, А. Є. Ніколенко, Н. Ю. Філоненко (Україна). — № 72087; опубл. 18.05.2017.

Тематичний номер «Неврологія, Психіатрія, Психотерапія» № 1 (44), березень 2018 р.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Неврологія

17.04.2021 Неврологія Місце нейролептиків у загальносоматичній практиці, в т. ч. можливості психофармакокорекції сформованого синдрому вигорання медичних працівників

Синдром професійного вигорання (СВ, або СПВ) медичних працівників у XXI столітті набирає обертів за поширенням як стрес-реакція на виробничі й емоційні вимоги, що з’являються внаслідок надмірної відданості своїй роботі з одночасним нехтуванням сімейним життям, відпочинком тощо (ВООЗ, 2019). СВ є процесом поступової втрати емоційної, когнітивної та фізичної енергії [1-4]. Отже, доречно розглядати це явище в аспекті особистої деформації внаслідок дії тривалого впливу професійних стресів середньої інтенсивності [1, 5-8]....

17.04.2021 Неврологія Діабетична нейропатія: чому не можна обмежуватися лише контролем глікемії та симптоматичним лікуванням?

Діабетична нейропатія (ДН) рано чи пізно розвивається майже в половини хворих на цукровий діабет (ЦД), пізно діагностується, складно піддається лікуванню та загрожує серйозними наслідками, а отже, слід визнати, що вона є справжнім викликом для клініцистів. Однак певних успіхів у терапії цього ускладнення було досягнуто, коли фокус уваги змістився з контролю глікемії та симптоматичної терапії на патогенетичне лікування. Саме своєчасна й адекватна патогенетична терапія сьогодні багато в чому зумовлює прогноз ДН....

10.04.2021 Інфекційні захворювання Неврологія Тривожно-депресивний синдром та COVID‑19: інновації психофармакології

У березні 2021 року відбувся IX Всеукраїнський конгрес «Профілактика. Антиейджинг. Україна». Провідні фахівці представили доповіді щодо інноваційних розробок у галузі профілактичної та антиейджинг медицини, а також сучасні доказові підходи до лікування. Не оминули увагою й одну з найактуальніших проблем сьогодення – пандемію COVID-19 та її вплив на якість життя. Ганна Сергіївна Бондаренко, к. мед. н., лікар-невролог, виступила із промовою на тему «Тривожно-депресивний синдром в час пандемії COVID-19. Що нового в методах фармакологічної корекції?»....

10.04.2021 Неврологія Ендокринологія Цукровий діабет 2-го типу як фактор ризику розвитку та прогресування хвороби Паркінсона

Цукровий діабет (ЦД) 2-го типу та хвороба Паркінсона (ХП) – ​поширені захворювання, які часто співіснують в осіб похилого віку. Раніше в межах систематичних оглядів та метааналізів вже вивчали зв’язок між ЦД та ризиком розвитку ХП, але докази були суперечливими. H. Chohan et al. проаналізували дані обсерваційних досліджень із метою детальнішого розгляду ЦД 2-го типу як фактора ризику виникнення і прогресування ХП. Пропонуємо до вашої уваги огляд отриманих результатів, розміщених у виданні Movement Disorders (2021; doi: 10.1002/mds.28551)....