Цели, осененные призванием

16.04.2018

Медицинская династия Черенько: аккорды судеб

Стать врачом наперекор почти фатальному ранению…
В этих шести словах отражена первоначальная хроника импульсов прихода в свою трудную профессию талантливого хирурга и редкостной по своим моральным высотам личности – профессора Макара Петровича Черенько.

Универсал в ряде разделов избранной дисциплины, он внес особый вклад в развитие хирургии эндокринных желез. Когда в памяти, книгах, результатах операций встают его деонтологические черты, стиль, сама внешность, – а автору этого эскиза довелось видеть Макара Петровича и не только в операционной, но и вне ее стен,  – приходит определение: прост, как правда. Но это был и драматичный жребий…

Поразительно, что Макар Черенько, мальчик из сельской семьи на Черниговщине, своим ярким образом, профессиональными и нравственными предпочтениями, в сущности, генерировал династию – эмоциональную, трогательную ветвь своих последователей и преемников в славном семейном роду: двух докторов и двух кандидатов медицинских наук, двух успешных врачей. Впрочем, некоторые представители подвижнического древа, избрав траекторией увлечений не только уделы врачевания, но и физику в ее инженерно­технических направлениях, также остаются верноподданными медицины.

Как все это происходило, что обусловило страстное желание недавнего юного солдата, более года после тяжелого ранения в легкое пребывавшего на лечении в госпитале, избрать медицинское студенчество и первым в роду получить врачебный диплом? Ретроспективу этих лет мы воссоздаем в диалоге с заслуженным деятелем науки и техники Украины, доктором медицинских наук, профессором Сергеем Макаровичем Черенько, эндокринным хирургом высочайшего уровня, заведующим отделом эндокринной хирургии, заместителем директора по научным вопросам Украинского научно­практического центра эндокринной хирургии, трансплантации органов и тканей Министерства здравоохранения Украины. Разумеется, фарватеры двух этих представителей семьи Черенько в благословенной, но предельно трудной сфере в прикосновениях хирургии и эндокринологии в нашем диалоге будут как бы сливаться.

? Хочется, уважаемый Сергей Макарович, войти в тему традиционно, по линии «отцы и дети». Известно, что Ваш отец, призванный на войну в свои восемнадцать, в 1943­м как командир артиллерийского орудия был удостоен наиболее высоких солдатских знаков отличия – орденов Славы ІІІ и ІІ степени, что редкость среди врачей, вернувшихся, чудом уцелев, с фронтов, чтобы лишь потом, не переводя дыхания, избрать медицину. Был награжден орденами Отечественной войны I и II степени. Такие символы доблести и настоящей храбрости дорогого стоят. Но ведь и Петр Макарович Черенько, Ваш дед, участник Первой мировой войны, кавалер четырех Георгиевских крестов, также предстает героической личностью. Видимо, здесь вырисовываются и общности их характеров, их первозданной природы?

– Вы знаете, с таким их внутренним нравственным единством я бы также счел возможным согласиться. Ведь Петр Макарович с супругой Федорой Митрофановной вырастили четырех сыновей. Один из них, педагог, стал Героем Социалистического Труда, как бы вторым Сухомлинским. Дедушка пользовался в селе Днепровское непререкаемым авторитетом. Семья, как и все вокруг, пережила тяготы Голодомора. Но все сыновья получили высшее образование, и это, собственно, повесть в повести.

Отец мой школу окончил на «отлично». Собирался получить специальность бухгалтера­экономиста, но выпали иные, почти смертоносные, вертикали. После ранения в ногу, подбив вражеский танк, он вернулся в строй, вновь участвовал в противостоянии немецким танковым армадам и был вторично тяжело ранен. Долгие месяцы находился в госпитале в Чернигове. Федора Митрофановна практически ежедневно навещала сына. Ее любовь, забота, а главное, полноценное питание из своего скромного хозяйства в сочетании с искусством и тщанием врачей после ряда операций, проведенных опытным торакальным хирургом, – все это вместе взятое все же дало перелом. Пример госпитальных докторов, видимо, и стал для отца стимулом пойти по врачебному пути.

? В очерке «Черенько Макар Петрович» в «Бібліографічному словнику завідувачів кафедр та професорів Національного медичного університету імені О. О. Богомольця, 1841­2011» указывается, что в 1952 г. Ваш отец окончил медицинский стоматологический институт (вскоре вошедший в состав КМИ). Ученик А. К. Горчакова, в 1968­м защитил докторскую диссертацию на тему: «Функциональное состояние и реактивность центральной нервной системы у больных диффузным токсическим зобом до операции и в отдаленные сроки после нее». Заведовал кафедрами общей хирургии (1980­1982), хирургии педиат­рического факультета (1982­1984), хирургии стоматологического факультета (с 1984 г.). Лауреат Государственной премии УССР (1988). Первым в СССР использовал радио­активный йод в лечении больных токсическим зобом, а также разработал способ профилактики послеоперационного гипопаратиреоза методом прижизненного окрашивания желез толуидиновым синим. Подготовил 12 докторов и кандидатов медицинских наук… В продолжение этих строк, думается, уместен  Ваш комментарий…

– Макар Петрович оставался профессором этой кафедры, известной именами и других видных хирургов, до 2002 года. Его сменил Николай Иванович Тутченко, одаренный торакальный и абдоминальный хирург, новатор в сфере эндоскопических операций, впервые пересадивший пациенту в терминальной стадии цирроза инородную печень. Сам этот факт говорит о диапазоне клиники. К слову, на заседании ученого совета НМУ, посвященном 90­летию М. П. Черенько (2015), с докладом о его научном портрете выступил именно профессор Н.И. Тутченко.

? Обратимся к легендарной фигуре Александра­ Кирилловича Горчакова. Его клиника в 15­й больнице на Подоле, в которой трудился также и Василий Дмитриевич Братусь, заведовавший этой кафедрой с 1964­го по 1984 год, в течение десятилетий являлась в республике ведущим центром по хирургии щитовидной железы. Достаточно сказать, что профессор А.К. Горчаков выполнил на этом органе более 4 тыс. операций, создал патогенетическую классификацию зобной болезни. Его непосредственными учениками являлись эндокринные хирурги М. П. Черенько и А. П. Степаненко. Будет ли правомерным положение, что как раз Вы, Сергей Макарович, развиваете, и весьма результативно, киевскую ветвь эндокринной хирургии?

– Я бы ответил следующим образом: в эволюционном плане речь идет о плодотворном продолжении данных начинаний. Однако в качественном преображении дисциплины возник и укреплялся совсем иной, целиком современный формат. Надо подчеркнуть,  – и это доказательно следует из его последовательных кафед­ральных продвижений, – что отец был неутомимым универсальным хирургом. Он оперировал на всех органах грудной и брюшной полости, успешно выполнял гинекологические вмешательства, имел значительный опыт сосудис­той и гнойной хирургии.

Вот как бы частный пример его клинической умуд­ренности: освоив в клинике А. А. Шалимова селективную ваготомию в новой технологии, в отличие от данной школы он настаивал на преимуществах в ряде случаев тактики консервативного лечения острого панкреатита, более осторожно подходя к показаниям ургентности в выполнении радикальной операции на этом органе.

Понятно, впрочем, что все же доминантой для него являлась эндокринная хирургия. Здесь в немалой степени сказывалась прежде всего личностная хирургическая самодостаточность. Характерны его монографические труды: «Осложнения при операциях на щитовидной железе» (1977), «Заболевания эндокринных желез» (1978) и наряду с этим «Заболевания и повреждения шеи» (1984), «Брюшные грыжи» (1995), национальный учебник «Загальна хірургія з анестезіологією. Основи реаніматології та догляду за хворими».

В отношении Государственной премии УССР в области науки и техники, присужденной коллективу украинских ученых­эндокринологов в 1988 г., будет справедливо заметить, что Макар Петрович, скажем так, занимал в этой группе явно не последнее место. По его инициативе в ее состав были посмертно включены А. К. Горчаков и Н. В. Ромашкан. В этом проявился и моральный его порыв.

И все же пропасть между масштабом его исканий и сегодняшними возможностями нашей клиники парадоксально ощутима. Придя в профессию, интегрировав векторы многих западных клиник, где проходил стажировку, я осознал важнейшую деонтологическую и профессиональную максиму в своей специальности: внедрение эндоскопических и иных миниинвазивных технологий, анатомичный и бескровный подход к операциям, обеспечение нейромониторинга и адекватной васкуляризации сохраненной ткани эндокринных желез.

Однажды, уже в начале 2000­х, я пригласил отца в нашу клинику, которая и ныне находится в помещении больницы № 1 по Харьковскому шоссе, чтобы показать технику выделения гортанных нервов. Из присущей ему скромности он отказался от такого посещения. Тогда я привез к нему домой видеозапись операции. С радостью и изумлением всматривался он в новые технологии, использование импортного инструментария…

Добавлю, что и наша мама, Эльвина Сергеевна Черенько, врач­стоматолог с 40­летним стажем, и отец были большими поклонниками классической музыки, живописи, образцами культуры как незримого, но важного стержня в доме. Все это в достаточной степени отразилось на этических камертонах моей старшей сестры Татьяны Черенько, невролога, док­тора медицинских наук.

Уже четвертый год Татьяна Макаровна является проректором по науке Национального медицинского университета имени А. А. Богомольца. Для нее это очень важная деонтологическая миссия. Ведь в круг ее обязанностей наряду с интеграцией научных достижений кафедр и клиник Университета входят привлечение в научные орбиты студенческой молодежи и интернов, координация деятельности научных студенческих кружков. В этом плане благодаря целенаправленной поддержке ректора вуза, члена­корреспондента НАМН Украины Екатерины Амосовой НМУ имени А. А. Богомольца занимает авангардные позиции.

В личностном плане импульсы последовательного изучения круга нервных болезней с научных позиций успешно продолжает дочь Татьяны Макаровны Ольга Маркулан. Ее кандидатская диссертация посвящена предупреждению повторных инсультов. Ныне Ольга является ассистентом на кафедре нервных болезней НМАПО имени П. Л. Шупика, которой руководит видный невролог, профессор Ю. И. Головченко.

? Ощущая каждодневные устремления матери и отца, Вы, наверное, потому и избрали чертежом будущего медицину, в частности хирургию?

– Очевидно, так оно и складывалось, хотя и в школе, которую я окончил с золотой медалью, и в годы учебы в Киевском медицинском институте я ощущал интерес ко всем предметам. На ряде институтских кафедр ко мне как к возможной научной смене также проявляли интерес. Однако векторы хирургии, а в дни моего студенчества довелось внимать блестящим специалистам в этой сфере, например Ю. Балтайсису, Л. Заверному, В. Короткому, были для меня, бесспорно, предпочтительными. В интернатуру я стремился,  – что было целиком логично,  – попасть в пределах отцовской кафедры, ведь это было более близкое мне поле. Но в то время в медицине, скажем так, не поощрялась семейственность, хотя быть, допустим, потомственным сталеваром считалось почетным. Непосредственно передаваемый опыт – общественное благо, если, конечно, в подобных продолжениях сохраняется чистый смысл, а не проявляются карьерные акценты.

Просьба моя не была поддержана. Я попал в хирургическую интернатуру, в больницу № 3, под крыло Ивана Денисовича Танасиенко, опытного абдоминального хирурга и хирурга­гепатолога, в некоторой мере занимавшегося и патологией щитовидной железы. Здесь же трудился Аркадий Павлович Степаненко, эндокринный хирург, которого я также чту как одного из моих наставников.

Мне приходилось заниматься разнообразной клинической проблематикой, включая и проктологию. Однако путеводной моей звездой даже в дни работы в больнице № 7, где кафедрой хирургии заведовал Валерий Николаевич Короткий, оставалась эндокринная хирургия. Моим наставником и, если хотите, идеалом становится постепенно Игорь Васильевич Комисаренко, диагност и хирург непостижимого уровня, я бы даже сказал, скромный современный гений. Я прошел интернатуру по избранной стезе, овладел спектром операций на щитовидной железе и других эндокринных органах на уровне эндоскопических технологий.

Первой моей, если можно так выразиться, колыбелью приближения к опыту зарубежных коллег стала специализированная конференция в Кракове. На съезде хирургов Европы я познакомился с бельгийским эндокринным хирургом Люком Мишелем, президентом Европейского общества хирургов. Он посоветовал мне пройти стажировку по специальности «эндокринная хирургия» в Риме.

На стыке столетий для меня наступил момент истины. Под руководством отличного эндокринного хирурга и стратега отрасли Александра Сергеевича Ларина я обретал принципиально новые предпосылки и возможности помощи таким больным в Украинском центре эндокринной хирургии и трансплантации органов и тканей. Его вместе с А. С. Лариным организовал и возглавил новатор эндокринной хирургии Игорь Васильевич Комисаренко, затем вернувшийся в свою клинику – Институт эндокринологии и обмена веществ. К тому времени я был уже доктором медицинских наук. В аспектах моего перехода на работу в Центр мне был необходим совет Игоря Васильевича. Он сказал: «Переходи без каких­либо колебаний». Собственно, это и есть пролог к нашей встрече.

?  Теперь самое время обрисовать масштабы и уровень Украинского центра эндокринной хирургии, где Вы сейчас трудитесь.

– В кардинальном его развитии большая роль принадлежит доктору медицинских наук, профессору А. С. Ларину, фактически одному из лидеров, стоявшему у истоков учреждения. Центр функционирует на двух базах, обладая полноценным спектром диа­гностических и лечебных технологий, объединяя группу ученых и врачей, в том числе 14 докторов наук, 9 профессоров, специалистов во всех направлениях  эндокринологии. Здесь используются современные подходы в эндокринной хирургии, эндокринной гинекологии и кардиологии, диабетологии, детской эндокринологии. Издается журнал международного уровня – «Клиническая эндокринология и эндокринная хирургия». Знаменательно, что в состав редакционного совета входят крупные западные эндокринные хирурги, в частности Ж.­Ф. Анри (Франция), Р. Беллантоне (Италия), Л. Мишель (Бельгия), Г. Рэндольф (США). Наши научные контакты с этими учеными – важная сторона в развитии Центра.

?  Сергей Макарович, Вы представляете Украину в Европейском обществе эндокринных хирургов, неоднократно выступали с лекциями как приглашенный профессор в ряде университетов США и Европы. Как пролег маршрут к такому уровню?

– После приглашения Люка Мишеля в круг совершенствования эндокринных хирургов следующей стартовой площадкой стала клиника эндокринной хирургии Римского католического университета (2001), которой руководил Рокко Беллантоне, один из виртуозов в нашей специальности. Он обрел особую популярность, удачно прооперировав Иоанна Павла ІІ в плоскости общей хирургии. В Италии я реально убедился: такого уровня достойны и врачи нашего профиля, и наши многострадальные пациенты.

Чрезвычайно полезным для меня явилось сотрудничество с клиникой Жана Франсуа Анри в Марселе (Франция), под его влиянием я проникся проблематикой первичного гипопаратериоза, серьезного, долгое время загадочного эндокринного страдания, и иными вызовами специальности. Там я стажировался дважды – в 2003­м и в 2005­м.

Также проходил практику и в Израиле (университетский госпиталь в Беэр­Шеве, 2010), Великобритании (Королевский хирургический колледж, 2011).

? Это профессиональное погружение – часть Вашего мастерства и даже идеологии. Так, в 2014 г. Вы участ­вовали в работе международного съезда Тиреоидной ассоциации (США, Флорида). Каков в данных зеркалах дагерротип руководимой Вами клиники?

– Наше учреждение рассчитано на 60 койко­мест, в год мы проводим примерно 1600 операций, из них 150 – на паращитовидных железах, 120 – гинекологических, более 100 – на надпочечниках и свыше 1000 – на щитовидных железах. У нас есть новейшее электрохирургическое оборудование, ультразвуковой скальпель, мы используем нейромониторинг гортанного нерва, чтобы избежать повреждений последнего в ходе операции.

Вместе со мной в пределах четырех операционных трудятся 10 молодых эндокринных хирургов, наших воспитанников. Многие успешно защитили диссертации либо работают над ними.

Подчеркну, что в интересах общества – сохранение за нами этой первоклассной клиники, а не ее перевод в иные пенаты. Но тут, как говорится, есть конфликт интересов. Аренда помещения продлевается с огромными усилиями.

? Вот на столе Ваша монография «Первичный гиперпаратиреоз: основы патогенеза, диагностики и хирургического лечения» (2011). В чем квинтэссенция этого труда?

– Околощитовидные железы размером в несколько миллиметров в случае патологии вызывают конгломерат страданий на уровне нарушения кальциевого обмена, нерегулируемой секреции паратгормона, развития мочекаменной болезни и т.  п. Считается, что это редкая патология, но она недостаточно активно выявляется. В данной сфере мы в Украине, очевидно, принадлежим к пионерам.

Касаясь западных партнеров, отмечу, что моим советчиком и другом стал профессор Грегори Рэндольф (Гарвардский университет, США), побудивший меня к выходу и на такое ответвление, как электронейромониторинг гортанного нерва.

? А теперь несколько слов о династических моментах…

– Моя дочь Мария – кандидат наук, эндокринный терапевт, один из первопроходцев в изучении медуллярного рака, относящегося к малоисследованной онкопатологии. Марии – мама двоих детей, вместе с тем, как бы следуя линиям семейного трудолюбия, она разрабатывает новое для Украины направление эндокринной орбитопатии. Достижения на этой вертикали позволяют сохранить зрение у больных.

Сын Сергей специализируется на установке компьютерных и магнитно­резонансных томографов – важнейшего подспорья в точной диагностике патологических синдромов. Уровень его персональной подготовки и организации, где он трудится, таков, что Сергей участвовал в проведении монтажа оборудования в разных клиниках Западной Европы…

? Первые в Украине лапароскопические операции по поводу опухолей надпочечных и околощитовидных желез, переход к новым анатомическим и бескровным технологиям, повышение радикализма при лечении тиреоидного рака, организация курсов повышения квалификации коллег, статус официального рецензента американского журнала «Ларингоскопия» – часть вашей повседневной работы. Согласно показателям статис­тики, Вы выполнили более 700 операций по поводу гипер­паратиреоза, 900 лапароскопических адреналэктомий, 3000 тиреоидэктомий. Этот персональный опыт относится к наиболее значимым в Восточной Европе. В этих итогах и перспективы будущего на уровне достигнутого и развиваемого. Итак, несколько заключительных слов…

– Если коротко, то мне хочется, чтобы эти строки, эти приведенные факты способствовали беспрепятственному развитию специальности «эндокринная хирургия» и процветанию нашего Центра, ставшего настоящим ориентиром для врачей и пациентов в данном направлении…

Подготовил Юрий Виленский

Медична газета «Здоров’я України 21 сторіччя» № 6 (427), березень 2018 р.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ

30.07.2021 Ревматологія Такий різний остеопороз: як правильно підібрати лікування?

Існує думка, що остеопороз є добре вивченим захворюванням, яке має чіткий характер і прогнозований перебіг. Та чи це дійсно так? Важливі питання діагностики й терапії остеопорозу були розглянуті цьогоріч навесні в межах визначних медичних заходів. Пропонуємо до вашої уваги огляд доповідей провідних вітчизняних фахівців....

30.07.2021 Кардіологія Відновлення ритму в пацієнта з фібриляцією передсердь в амбулаторних умовах

Цьогоріч у травні відбулася ХІ Науково-практична конференція Всеукраїнської Асоціації аритмологів України в онлайн-форматі. У межах заходу були розглянуті проблеми порушень ритму та провідності серця на тлі коморбідних станів, які є надзвичайно актуальними у рутинній практиці кардіологів, електрофізіологів, лікарів суміжних спеціальностей тощо....

30.07.2021 Кардіологія Артеріальна гіпертензія: коморбідність і супутні захворювання

Артеріальна гіпертензія (АГ) останнім часом набула характеру епідемії та є найпоширенішим захворюванням серцево-судинної (СС) системи серед дорослого населення у світі. Це зумовило розробку програми профілактики й лікування цієї недуги в Україні. Нещодавно відбулася онлайн-конференція за темою «Артеріальна гіпертензія – ​коморбідність і супутні захворювання», на якій було розглянуто важливі моменти щодо факторів, які спричиняють підвищення артеріального тиску (АТ), та оптимальних підходів до терапії. ...

30.07.2021 Кардіологія Консиліум при коморбідних станах: пацієнт із дилатаційною кардіоміопатією

Дилатаційна кардіоміопатія (ДКМП) – захворювання серцевого м’яза, що характеризується збільшенням і розширенням одного чи обох шлуночків разом із порушенням скоротливої здатності міокарда, яка визначається як фракція викиду (ФВ) лівого шлуночка (ЛШ) ˂40%. Надалі можливими є порушення провідної системи, розвиток шлуночкових аритмій, тромбоемболії та серцевої недостатності (СН). Тому що раніше пацієнти будуть виявлені й розпочнуть терапію, тим кращим буде прогноз. ...