Функциональная роль микробиоты кишечника и дифференцированные подходы к коррекции нарушений микробиоценоза

27.03.2015

Нормальная микрофлора играет ведущую роль в обеспечении и поддержании здоровья человеческого организма, так как исследования последних лет убедительно показывают важное значение нарушений микробиоценоза кишечника в патогенетических механизмах формирования фиброза печени, поджелудочной железы, развитии артериальной гипертензии, нарушений витаминного баланса и факторов, определяющих местную и системную иммунную защиту (В.М. Бондаренко, Т.В. Мацулевич, 2007; Д.С. Янковский, Г.С. Дымент, 2008).

И.Н. СкрыпникС современных позиций, термин «микробиота» пришел на смену ранее употребляемым терминам «эубиоз», «микроэкология», «нормобиоценоз». Нормофлора – это качественное и количественное соотношение в отдельных органах и системах разнообразных популяций микробов, поддерживающих биохимическое, метаболическое и иммунное равновесие макроорганизма, необходимое для сохранения здоровья.
Формирование микрофлоры регулируется сложной системой межмикробных взаимодействий и макроорганизмом в процессе его жизни. Состав и функционирование нормофлоры зависит от многих факторов: возраста, пола, особенностей питания, места и образа жизни, экологической ситуации, климата и др. (Д.С. Янковский, 2008). Микробиота человека состоит на 90% из облигатной, на 9,5% – факультативной и на 0,5% из транзиторной микрофлоры. Следует отметить, что 20% микрофлоры находится в ротовой полости, 40% – в гастродуоденальной зоне и дистальных отделах желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), 18-29% – на коже, 15-16% – в ротоглотке, 2-4% – в урогенитальном тракте мужчины и 10% приходится на вагинальный биотоп микрофлоры у женщин (В.М. Бондаренко, 2007).
Масса нормальной микрофлоры кишечника взрослого человека составляет более 2,5 кг, численность – 1014, а общий геном бактерий – «микробиом» – включает 400 тыс. генов, что в 12 раз больше генома человека (Г.А. Осипов и соавт., 2004; P.B. Eckburg et al., 2005).
Облигатная микрофлора составляет основу микробиоценоза ЖКТ и представлена преимущественно анаэробными сахаролитическими бактериями: бактероидами, бифидобактериями, лактобациллами, эубактериями, пропионобактериями, эшерихиями, энтерококками, пептострептококками, фузобактериями.
Бифидобактерии – это анаэробные грамположительные неспорообразующие бактерии, которые заселяют преимущественно толстую кишку и являются ее основной пристеночной и просветной микрофлорой. У взрослого человека их уровень составляет 107-108 КОЕ на 1 г фекалий.
Лактобациллы – это неспорообразующие грамположительные палочки, которые в процессе метаболизма вырабатывают молочную кислоту, перекись водорода, лизоцим и различные виды бактериоцинов, обладающих бактерицидной активностью. Их количество в толстой кишке изменяется в зависимости от возраста и у взрослого здорового человека составляет 107-109 КОЕ на 1 г фекалий.
Бактероиды – это анаэробные неспорообразующие микроорганизмы, принимающие участие в процессах пищеварения, липидного обмена, а также обеспечивающие толерантность к пищевым антигенам (M.J. Coyne et al., 2005). В норме у взрослого человека их насчитывается 107-1011 КОЕ на 1г фекалий.
Эубактерии представляют собой анаэробные грамположительные неспорообразующие палочки, принимающие участие в деконъюгации желчных кислот, реакциях трансформации холестерина в копростанол.
Пропионобактерии – анаэробы, которые способны продуцировать органические кислоты, принимающие участие в синтезе витамина В12.
Эшерихии – это факультативно анаэробные грамотрицательные бактерии, которые вырабатывают бактериоцины и микроцины, подавляющие рост патогенных и условно-патогенных энтеробактерий. Также кишечные палочки участвуют в гидролизе лактозы, продукции витаминов группы В и витамина К, активируют системный гуморальный и местный иммунитет. Эшерихии в основном обитают в толстой кишке человека в количестве 107-108 КОЕ на 1 г фекалий.
Энтерококки – грамположительные бактерии, которые принимают участие в процессах брожения, ферментируют углеводы с образованием молочной кислоты, тем самым способствуя снижению рН до 4,2-4,6, стимулируют местный гуморальный и клеточный иммунитет. В толстой кишке они находятся на уровне 107-108 КОЕ на 1 г фекалий.
Пептострептококки представляют собой неферментирующие грамположительные кокки, принимающие участие в поддержании рН толстой кишки и участвующие в протеолизе молочных белков и ферментации углеводов. Пептострептококки содержатся преимущественно в толстой кишке в количестве 109-1010 КОЕ на 1 г фекалий.
В состав биоценоза кишечника также входит сопутствующая, или факультативная, микрофлора, удельный вес которой не превышает 5-10%.
К факультативной микрофлоре относятся пептококки, синтезирующие уксусную и молочную кислоты (105-106 КОЕ на 1 г фекалий); негемолитический стафилококк (103-104 КОЕ на 1 г фекалий); аэробы – Bacillus subtilis, B. pumilis, B. cereus, а также анаэробы – Clostridium spp.; условно-патогенные энтеробактерии – Klebsiella, Enterobacter, Hafnia, Serratia, Proteus, Citrobacter; неферментирующие бактерии. Факультативная микрофлора, безусловно, важна для качественного функционирования биоценоза кишечника и организма человека в целом. Так, Bacillus subtilis и другие аэробы способны утилизировать кислород, создавая тем самым благоприятные условия для роста и развития нормальной сахаролитической анаэробной флоры. Кроме того, представители факультативной флоры продуцируют биологически активные вещества, стимулируют иммунную систему и принимают участие в различных метаболических процессах организма. Следует помнить, что факультативная микрофлора является условно-патогенной и увеличение ее процентной концентрации в микробиоценозе может вызывать развитие инфекционных осложнений (Д.С. Янковский, 2008).
Транзиторная микрофлора поступает из внешней среды. Представителями ее являются условно-патогенные дрожжеподобные грибы рода Candida: C. albicans, C. stellatoidea, C. pseudotropicalis; Helicobacter pylori, Campylobacter jejuni; бурхольдерии и плесневые грибы.
Нормальная микрофлора кишечника оказывает ряд положительных функций для организма:
– образует на поверхности слизистой оболочки кишечника биопленки, которые являются своеобразным барьером на пути проникновения патогенной и условно-патогенной микрофлоры и ее токсинов в организм человека;
– обеспечивает стабильный постоянный состав микрофлоры открытых полостей организма за счет межмикробного антагонизма и активации иммунной системы;
– оказывает детоксикационную функцию путем гидролиза продуктов метаболизма, белков, липидов, углеводов;
– участвует в синтезе аминокислот, витаминов группы В, РР, К, биотина, гормонов, антибиотических и других веществ;
– усиливает всасывание ионов железа, кальция, витамина D;
– участвует в реализации пищеварительной функции, активируя пристеночное пищеварение в кишечнике;
– обеспечивает антихолестеринемический эффект путем деконъюгации солей желчных кислот, ассимиляции и преципитации холестерина;
– нормализует артериальное давление;
– подавляет развитие колоректального рака.
Нормофлору по характеру метаболизма можно разделить на:
· сахаролитическую (бифидобактерии, лактобациллы, пропионобактерии и др.), ферментирующую углеводы с выделением короткоцепочечных жирных кислот;
· протеолитическую (протеи, эшерихии, некоторые виды клостридий, фузобактерий, аэробные споровые бациллы и др.), метаболизирующую белки и аминокислоты с образованием большого количества аммиака, аминов и других токсических веществ.
По локализации в кишечнике выделяют следующие виды микрофлоры:
– мукозная – плотно связанная с муцином, покрывающим кишечный эпителий, и являющаяся наиболее важным компонентом в формировании биопленок. Через нее осуществляется постоянный обмен продуктами метаболизма и генетическим материалом между нормофлорой и организмом хозяина;
– пристеночная – неплотно связанная со стенками кишечника;
– просветная – расположенная в просвете и не связанная со стенками кишечника.
Постоянство состава нормофлоры кишечника, или колонизационная резистентность, осуществляется преимущественно за счет наличия достаточного количества собственной грамположительной анаэробной флоры, которая препятствует заселению кишечника чужеродными микроорганизмами. Бифидобактерии и лактобациллы способны синтезировать ряд антибиотикоподобных веществ, подавляющих рост и размножение патогенной и условно-патогенной микрофлоры (клостридии, стрептококки, стафилококки, листерии и т.д.) – таких как органические кислоты, перекись водорода, мурамидаза, бактериоцины, микроцины. Кроме того, представители нормофлоры конкурируют с патогенными микроорганизмами за место обитания и источники получения энергии: аргинин, треонин, аспарагиновую кислоту, серин (В.М. Бондаренко, 2007).
Доказан гипохолестеринемический эффект нормофлоры. Так установлено, что бифидобактерии, лактобациллы и энтерококки снижают активность тканевого ангиотензинпревращающего фермента и концентрацию холестерина в крови (Y. Nakanura еt al., 1996; M. Fukushima, M. Nakano, 1996). Результаты плацебо-контролированного исследования показали достоверное снижение как систолического, так и диастолического артериального давления у лиц с гипертонической болезнью при употреблении кислого молока, ферментированного L. helveticus и S. cerevisiae (Y. Hata et al., 1996).
В экспериментах in vitro продемонстрирована способность нормофлоры влиять на перекисное окисление липидов. Так, Bifidobacterium longum и Lactobacillus acidophilus на 28-48% подавляют перекисное окисление линоленовой кислоты (M.Y. Lin, F.J. Chang, 2000).
Особый интерес представляет иммуномодулирующий эффект нормальной микрофлоры, который реализуется за счет фагоцитарной активности макрофагов, моноцитов и гранулоцитов, повышения уровня специфического IgA, индукции синтеза интерферонов и цитокинов, стимуляции клеточных иммунных механизмов защиты (В.М. Бондаренко, Т.В. Мацулевич, 2007).
Лектины и лектиноподобные вещества бифидобактерий и лактобацилл обеспечивают адгезивный эффект последних (В.М. Лахтин, и соавт., 2006). Лектины представляют собой белки неиммуноглобулиновой природы, способные распознавать и связываться с гликанами. Являясь частью структуры клеток бифидобактерий и лактобацилл, лектиноподобные структуры способны вызывать агрегацию данных бактерий с другими микроорганизмами. В реализации адгезивных способностей нормофлоры играет роль наличие поверхностного слоя белков – SLP (surface layer protein), максимальная экспрессия которого на поверхности лактобацилл наиболее выражена в период экспоненциального роста бактерий (H. Engelhardt еt al., 1998).
Выполнение основных функций нормальной микрофлоры кишечника может нарушаться при снижении количества или полном исчезновении облигатных ее представителей и увеличении популяций условно-патогенных или патогенных бактерий. Дисбиоз кишечника – это клинико-лабораторный синдром, возникающий при целом ряде заболеваний и клинических ситуаций, который характеризуется изменением качественного и/или количественного состава нормофлоры определенного биотопа, транслокацией различных ее представителей в несвойственные биотопы, метаболическими иммунными нарушениями, сопровождающимися у части пациентов клиническими симптомами.
Нельзя рассматривать понятие «дисбиоз» как сугубо гастроэнтерологическое, так как нарушение микробиоценоза наблюдается и на других участках слизистых оболочек, поверхности кожи. Любое изменение состава микрофлоры организма приводит к нарушению выполнения ее физиологических функций. Дефицит облигатной микрофлоры сопровождается ростом условно-патогенной микрофлоры, которая по мере достижения плотности популяции 105-106 КОЕ/мл образует вместе с пристеночным слоем слизи бактериальные биопленки и способствует развитию и распространению инфекционного процесса в организме.
При увеличении количества условно-патогенной микрофлоры в тонкой кишке можно говорить о синдроме избыточного бактериального роста (small intestinal bacterial overgrowth syndrome – SIBOS), который выявляется в 70-95% случаев хронической патологии кишечника. В основе патогенеза SIBOS лежит нарушение моторно-эвакуаторной функции ЖКТ с развитием копростаза или прямое сообщение нижних отделов кишечника с верхними, что сопровождается заселением тонкой кишки несвойственной ей толстокишечной микрофлорой.
Синдром избыточного бактериального роста развивается при нарушении условий для поддержания количественного и качественного состава нормофлоры тонкой кишки, а именно при:
– снижении кислотности желудочного сока (атрофический гастрит, резекция желудка, длительный прием Н2-блокаторов рецепторов гистамина, ингибиторов протонной помпы);
– нарушении внешнесекреторной функции поджелудочной железы;
– заболеваниях печени и желчного пузыря, сопровождающихся нарушением пассажа желчи;
– энтеропатиях;
– атонии кишечника;
– нарушении барьерной функции илеоцекального клапана вследствие воспалительных или опухолевых процессов;
– резекции кишечника, хирургически сформированной слепой петле, тонко-толстокишечных анастомозах и т.д.
Клинические проявления SIBOS обусловлены действием условно-патогенной микрофлоры и ее токсинов (табл. 1).
Косвенно о наличии синдрома избыточного бактериального роста можно судить на основании водородного нагрузочного дыхательного теста с лактулозой. При SIBOS гидролиз лактулозы происходит под действием условно-патогенных бактерий, что приводит к повышению концентрации водорода в выдыхаемом воздухе. Наиболее точно состав тонкокишечной флоры можно определить при аспирации ее содержимого во время фиброгастродуоденоеюноскопии и последующем бактериологическом посеве. При концентрации аэробной флоры >105 КОЕ/г можно говорить о наличии синдрома избыточного бактериального роста (табл. 2).
Дисбиоз толстой кишки обусловлен, в первую очередь, изменением количественного и качественного состава микрофлоры за счет снижения содержения бифидобактерий и лактобацилл и заселения патогенной и условно-патогенной микрофлорой. На развитие дисбиоза влияют различные факторы: несбалансированное питание; хронический стресс; антибиотикотерапия, химиотерапия, лучевая терапия.
Необходимо учитывать наличие взаимосвязи дисбиоза с соматической патологией. Наиболее часто нарушения нормофлоры кишечника наблюдаются при различных заболеваниях ЖКТ (90-100%). Однако дисбиоз встречается и при атеросклерозе, артериальной гипертензии, аллергических заболеваниях, бронхиальной астме, новообразованиях, заболеваниях соединительной ткани и эндокринной системы. Данная взаимосвязь может быть обусловлена наличием метаболических, иммунологических, психологических, морфофункциональных нарушений при изменении микробиоценоза кишечника. Так, нарушение обмена холестерина и других стероидов приводит к изменению липидного спектра крови с последующим развитием атеросклероза и артериальной гипертензии. Снижение количества бифидобактерий и лактобацилл вызывает нарушение как клеточного, так и гуморального иммунитета. Нарушения процессов пролиферации и дифференцировки эпителия толстой кишки обусловлено снижением количества продуктов метаболизма нормофлоры (свободные желчные кислоты, серотонин, γ-аминомасляная кислота, оксид азота, гистамин), которые служат дополнительным источником энергии и регулируют моторную активность кишечника. Патогенная и условно-патогенная микрофлора синтезирует нейротрансмиттеры, оказывающие непосредственное воздействие на состояние психического статуса организма (Н.В. Барышникова, 2009).
D. Hasper et al. (1998) доказали взаимосвязь между уровнем провоспалительных цитокинов и функциональным классом хронической сердечной недостаточности (ХСН). При нарастании сердечной недостаточности, появлении застойных явлений в большом кругу кровообращения возникает отек слизистой оболочки кишечника с нарушением ее структуры, венозный застой с усилением проницаемости кишечной стенки, снижается моторно-эвакуаторная функция кишечника, развивается дисфункция баугиниевой заслонки. Данные факторы приводят к изменению количественного и качественного состава микробиоценоза кишечника с заселением факультативной грамотрицательной флорой, активно продуцирующей эндотоксины, являющиеся структурным компонентом их внешней мембраны. Грамотрицательные бактерии и продукты их жизнедеятельности вызывают как местную воспалительную реакцию, ограниченную кишечной стенкой, так и оказывают системное воздействие на макроорганизм. Макрофаги кишечной стенки фагоцитируют бактерии и эндотоксин. Через регионарные лимфатические узлы активированные макрофаги, фрагменты ДНК разрушенных бактерий проникают в кровоток, стимулируя массовую выработку провоспалительных цитокинов и, следовательно, системную цитокинемию, системное воспаление (A. Parlesak, 2002).
Специфическую активацию иммунного ответа эндотоксином можно определять по растворимой фракции рецепторов макрофагов CD-14 (П.Е. Игнатов, 2002); S.D. Wright, 1991; H.W.L. Ziegler-heitbrock, 1993; P.S. Tobias, 1993; A. Devitt, 1998; M. Rauchhause, 2000).
У больных с ХСН при прогрессировании заболевания наблюдается увеличение уровня CD 14 и провоспалительных цитокинов (S.D. Anker, 1997). Следовательно, эндотоксин играет важную роль в регуляции работы иммунной системы, однако при попадании в кровь больших доз энтеротоксина или при длительном его воздействии может произойти чрезмерно сильная стимуляция иммунитета с выбросом токсической дозы цитокинов.
Г.Н. Розановой (2008) описан клинический случай стабилизации течения сахарного диабета 1 типа при коррекции нарушений микробиоценоза кишечника. Авторы подчеркивают прямую связь между тяжестью дисбиоза и выраженностью нарушений обменных процессов. Данная зависимость объясняется тем, что микроорганизмы, входящие в состав нормофлоры кишечника продуцируют ауто- и паракринные регуляторные агенты – QS-медиаторы, подобные по структуре и функциям цитокинам организма человека (Ю.М. Романова, 2000; А.Л. Гинцбург, Т.С. Ильина, 2003). QS-регуляторная система, аналогично цитокинам, способна оказывать влияние на обменные процессы макроорганизма. Следовательно, нормализация микробиоценоза кишечника может способствовать стабилизации нарушений эндокринной системы.
В медицинской практике используются следующие методы диагностики дисбиоза кишечника:
– бактериологический анализ кала;
– молекулярно-генетическое исследование;
– газожидкостная хроматография (по обнаружению летучих жирных кислот);
– хромато-масс-спектрометрия (по определению длинноцепочечных клеточных жирных кислот);
– скрининговый экспресс-метод (по протеолитической активности супернатантов фекалий и спектру протеаз);
– иммунологические исследования;
– копрологическое исследование.
По данным микробиологического исследования выделяют IV степени тяжести нарушений биоценоза кишечника (табл. 3).
На протяжении длительного времени дисбиоз кишечника может протекать без видимых клинических проявлений, что соответствует I степени микробиологических нарушений. При более поздних стадиях дисбиоза кишечника клиническая картина не носит специфического характера. Наблюдаются, как правило, следующие симптомы и синдромы:
· общие симптомы: слабость, повышенная утомляемость, головные боли, нарушение сна;
· симптомы диспепсии: тошнота, рвота, снижение аппетита, металлический привкус во рту, отрыжка, аэрофагия, боли в животе, метеоризм, запоры, поносы или их чередование, изменение качества стула (жидкий или кашицеобразный, или овечий кал иногда с примесями слизи и гнилостным запахом);
· симптомы гиповитаминоза: сухость кожи и слизистых, заеды;
· аллергический синдром: высыпания, зуд кожи и слизистых.
В настоящее время существует широкий спектр биологических препаратов и пищевых продуктов, применяемых для восстановления нормальной микрофлоры кишечника:
• пробиотики – живые микроорганизмы, представители нормофлоры человека, корригирующие микробиоценоз кишечника путем перорального введения (фармацевтические препараты, специальные продукты, биологически активные добавки);
• пребиотики – препараты немикробного происхождения, преимущественно олигосахариды, которые при попадании в толстую кишку подвергаются ферментации бактериями с образованием веществ, способствующих развитию облигатной микрофлоры (бифидобактерий, лактобацилл и др.);
• синбиотики – это комбинация пробиотиков с пребиотиками;
• препараты, содержащие физиологически активные метаболиты пробиотической микрофлоры;
• препараты, в состав которых входят инактивированные пробиотические бактерии;
• продукты функционального питания, содержащие живые микроорганизмы, их метаболиты;
• нутрицевтики – вещества, способствующие восстановлению нормальной микрофлоры кишечника.
Среди всех групп препаратов, применяемых для коррекции микрофлоры кишечника, особое место занимают пробиотики.
Пробиотики могут быть как монокомпонентными, так и поликомпонентными и содержать бифидобактерии, лактобациллы, эшерихии и энтерококки.
Бифидумбактерин представляет собой лиофильно высушенную в среде культивирования микробную массу живых штаммов бифидобактерий, которые обладают антагонистической активностью в отношении широкого спектра условно-патогенных бактерий. Одна доза препарата содержит 107 живых микроорганизмов. Применяется бифидумбактерин при дисбиозе, в составе комплексной терапии острых кишечных инфекций.
Бификол – это бикомпонентный препарат, содержащий комплекс живых штаммов бифидобактерий и кишечной палочки, который нормализует состав микрофлоры кишечника за счет подавления роста широкого спектра патогенных и условно-патогенных бактерий. Одна доза содержит 108 живых микроорганизмов каждого штамма. Назначается в случаях острой кишечной инфекции, хронических колитов различной этиологии.
Бифиформ представляет собой массу живых бифидобактерий, энтерококков, а также вещества, ускоряющие колонизацию ЖКТ. В каждой капсуле находится 107 живых микроорганизмов. Рекомендуется применять Бифиформ при хронических колитах различной этиологии, протекающих с явлениями дисбиоза, при острых кишечных инфекциях.
Бифиформ комплекс – это поликомпонентный симбиотик, в состав которого входят Lactobacillus rhamnosus GG, L. аcidophilis, Bifidobacterium lactis и пребиотик Inulin oligofructosae. Комплексная биодобавка на основе пробиотических бактерий и инулина способствует улучшению функционального состояния системы пищеварения, оптимизации работы желудочно-кишечного тракта, нормализации микрофлоры кишечника. Инулин усиливает перистальтику кишечника, способствует увеличению массы и частоты стула, стимулирует рост и размножение нормальной микрофлоры кишечника, оказывает энтеросорбционное и детоксикационное действие. Употребляют Бифиформ комплекс при проявлениях пищевой аллергии, избыточной массе тела, функциональных расстройствах пищеварения.
Линекс – это поликомпонентный препарат широкого спектра антимикробного действия, комплекс лиофильно высушенных B. infantis, L. acidophilis, E. faecium. В состав каждой капсулы входят 1,2ґ107 живых микроорганизмов каждого вида. Назначают препарат для лечения заболеваний ЖКТ, сопровождающихся дисбиозом.
Лактив-ратиофарм – это продукт, содержащий комплекс Lactobacillus bulgaricus, Lactobacillus sporogenes, Lactobacillus acidophilus, Streptococcus thermophilus, Bifidobacterium bifidum c витаминами В1, В2, В5, В6, В12, РР, фолиевой кислотой. Его употребляют при хронических заболеваниях ЖКТ, сопровожающихся дисбиозом.
Колибактерин представляет собой лиофилизированные в среде культивирования живые бактерии E. сoli М-17, активные в отношении патогенной (шигелл, сальмонелл) и условно-патогенной флоры. Препарат показан при хронических колитах, затяжных формах острой кишечной инфекции. В одной дозе содержится 109-1010 бактерий.
Необходимо отметить, что к позитивно влияющим на состав микрофлоры кишечника также относится препарат Хилак форте. Хилак форте представляет собой комплекс метаболитов Lactobacillus acidophilus, L. helveticus, Escherihia coli, Enterococcus faecalis, которые путем изменения значений рН кишечника в пределах физиологической нормы создают неблагоприятные условия для роста патогенных и условно-патогенных бактерий, способствуя тем самым нормализации микрофлоры. Препарат применяется при хронических заболеваниях ЖКТ с явлениями дисбиоза, воспалительных заболеваниях желчевыводящих путей.
Препараты аэробных непатогенных спорообразующих бактерий рода Bacillus (Бактисубтил, Биоспорин, Энтерожермина) обладают выраженным антимикробным, протеолитическим и фибринолитическим действием в отношении патогенных и условно-патогенных микроорганизмов, в том числе и представителей рода Proteus и Candida.
Пробиотическое действие бацилл в препарате Энтерожермина начинается уже при первом контакте их с эпителиоцитами ЖКТ организма человека с последующей диффузией протеолитических ферментов, каталазы, дипиколиновой кислоты на слизистую оболочку кишечника, что приводит к стимуляции обменных и пищеварительных процессов.
Именно ингибирующее действие дипиколиновой кислоты в сочетании с усилением местного метаболизма являются вновь открытыми механизмами действия споровых пробиотиков. В течение последующих двух часов 90% спор Bacillus clausii переходят в кишечнике в вегетативные формы, которые активно подавляют рост патогенных микроорганизмов и интенсивно продуцируют физиологически активные вещества, что проявляется и в инактивации химического мутагена – 4-нитрохинолин-1-оксида (4NQO).
Важными отличительными особенностями Энтерожермины являются устойчивость спор к факторам окружающей среды и агрессивному содержимому верхних отделов ЖКТ, противомикробная активность, хорошие адгезивные и резистентные свойства, эффект самоэлиминации, высокий профиль безопасности, подтвержденный полувековым клиническим опытом, антибиотикорезистентность, которая не передается патогенным бактериям.
Биоспорин – препарат из живых микробных клеток Bacillus subtilis, Bacillus licheniformis, лиофильно высушенных на сахарозо-желатиновой среде. Применяется при лечении острых кишечных инфекций, дисбиоза кишечника, вульвовагинального кандидоза и бактериального вигинита.
Бактисубтил имеет в своем составе Bacillus subtilis, Bacillus cereus. Рекомендуется для лечения острых и хронических кишечных инфекций, дисбиоза.
Медикаментозная терапия должна производиться с учетом степени микробиологических нарушений биоценоза кишечника.
При I-II степени дисбиоза рекомендовано назначение функционального питания (аминокислоты: аргинин, глутамин; пектины и пищевые волокна; молочные продукты, обогащенные бифидо- и лактобактериями) и пребиотиков (лактулоза, хилак).
При развитии III степени дисбиоза целесообразно помимо функционального питания применять пробиотики (Бифиформ, Линекс и т.д.).
IV степень дисбиоза требует назначения функционального питания, пробиотиков и антибактериальной терапии.
Таким образом, микрофлора кишечника определяет здоровье человека, а ее нарушения являются причиной формирования заболеваний органов и систем. Лечение нарушений микробиоценоза должно быть дифференцированным с учетом этиологического фактора и степени тяжести дисбиоза.

Литература
1. Арутюнов Г.П., Кафарская Л.И., Власенко В.К. и др. Биоценоз кишечника и сердечно-сосудистый континуум // Сердечная недостаточность. – 2008. – Т. 5, № 5. – С. 224-229.
2. Барышникова Н.В., Ткаченко Е.И., Успенский Ю.П. Синдромы избыточного бактериаль

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ

26.01.2023 Дерматологія Терапія та сімейна медицина Роль сертаконазолу в лікуванні дерматомікозів

Поверхневі грибкові інфекції шкіри часто зустрічаються в клінічній практиці та включають інфекції, викликані дерматофітами і дріжджовими грибами [1-3]. Хоча грибкові інфекції шкіри рідко загрожують життю, вони можуть серйозно впливати на якість життя пацієнтів. Найпоширенішими є дерматофітні інфекції, які уражають ороговілі тканини шкіри, волосся та нігті [1‑3]. Сьогодні у зв’язку зі зростанням резистентності до антимікотичних препаратів залишається актуальним питання вибору оптимального лікування грибкових захворювань шкіри, що враховують результати сучасних клінічних досліджень. ...

26.01.2023 Неврологія Терапія та сімейна медицина Як тривалий стрес впливає на здоров’я: інтенсивні рішення для зупинки каскаду органічних змін

Війна в Україні змушує жити під звуки сирен, обстрілів, у стані постійної тривоги, що негативно відображається на здоров’ї. Жінки більш сприйнятливі до стресу, тривалий вплив якого призводить до активації симпатичної нервової системи та ренін-ангіотензин-альдостеронової системи, а також негативно впливає на стан серцево-судинної системи (ССС) [1, 2]. Тривалий стрес при порівнянні з гострим стресом призводить до виснаження фізіологічних резервів адаптації організму до дії негативних факторів навколишнього середовища, порушення роботи вегетативної нервової системи та наднирникових залоз (внаслідок тривалого викиду кортизолу), що з часом супроводжується розвитком незворотних органічних змін [2]. У популяційному когортному дослідженні (n=6749) було показано взаємозв’язок між високим рівнем стресу та підвищеним ризиком розвитку інсульту або транзиторних ішемічних атак у людей середнього віку [3]. Тому сьогодні війна в Україні, яка триває 10 місяців, є негативним тривалим психологічним стресовим фактором, який виснажує компенсаторні можливості організму та може призводити до зростання чисельності пацієнтів з цукровим діабетом, серцево-судинними захворюваннями та інсультом....

26.01.2023 Терапія та сімейна медицина Місце та роль серратіопептидази в сучасній фармакотерапії

Останніми роками спостерігається ренесанс препаратів ензимної терапії (насамперед серратіопептидази) як компонентів комплексного лікування різних хвороб. Серратіопептидаза (serratiopeptidase/serralysin/serrapeptase) – ​позаклітинна цинковмісна металопротеаза, продукована непатогенними ентеробактеріями Serratia (штам E15); є протеолітичним ферментом із широким спектром фармакологічних властивостей та чинить протизапальну, протинабрякову, фібринолітичну, ранозагоювальну, антифібротичну дії. ...

26.01.2023 Терапія та сімейна медицина Спадковий ангіоневротичний набряк і вагітність: міжнародні рекомендації та реалії надання допомоги в Україні

Спадковий ангіоневротичний набряк (САН) – ​рідкісне генетичне автосомно-домінантне захворювання, що виникає внаслідок кількісного або якісного дефіциту інгібітора білка С1 плазми (C1-INH) і проявляється рецидивним локалізованим набряком шкіри чи слизових оболонок, який може бути надзвичайно болісним, виснажливим і навіть смертельним, якщо уражає гортань (ризик становить 30%). Набряк може уражати будь-яку частину тіла: кінцівки, обличчя, шлунково-кишковий тракт (сильні болі в животі, що імітують гострий живіт), верхні дихальні шляхи. ...