0 %

Трансовые методы в практике психотерапевта: аналитический обзор

23.01.2020

К настоящему времени изменилось на­ше понимание транса, но не механизм его возникновения. К трансовым методам в психотерапии принято относить ряд направлений: суггестию (внушение, гипноз), нейролингвистическое программирование (НЛП), а также метод визуализации, извест­ный как символдрама Лейнера. В действительности, такое деление камуфлирует суть подхода. Внимательное рассмотрение хронологии появления упомянутых направлений свидетельствует просто об эволюционном расширении наших знаний о трансе. Именно поэтому к трансовым методам могут быть смело отнесены и их «прародители» – ​так называемые медитативные практики.

Определение транса

Под трансом (от лат. trans – ​сквозь, передача через что-то) подразумевают измененное состояние сознания. Западная научная мысль трактует его как состояние относительной независимости сознания от его настоящих пространственно-временных координат. Говоря проще, транс – ​это измененное состояние сознания, вызванное частичной утратой привычного контроля окружающей действительности (образа мышления) и себя (своего тела). При этом меняется понимание субъектом реальности, в том числе себя и своего внутреннего мира (в терминах К. Кастанеды – ​американского писателя, антрополога, этнографа, мыслителя эзотерической ориентации и мистика – ​меняется «точка сборки», т.е. позиция, с которой личность видит и осознает окружающий мир, мировосприятие и миро­понимание субъекта).

Классические примеры транса – весь диапазон состояний, начиная от обычной задумчивости с повышенной рассеянностью, вплоть до глубокого гипноза, переходящего в сон. Из этого следует, выражаясь научным языком, что качественные и количественные параметры, определя­ющие границы транса, технически пока не установлены.

Механизм и характеристика транса

Начнем с причины возникновения транса – ​частичной утраты привычного контроля сознания над реальностью. Эпизоды глубокой задумчивости и погруженности в свой внутренний мир встречаются в повседневной жизни достаточно часто. Гипноз, напротив, достаточно редко (в основном, на телеэкранах), хотя шаманские ритуалы с вхождением в транс, имеющие тысячелетнюю историю, есть буквально в каждой культуре. Как видим, индивид может впасть в транс самостоятельно, вследствие внутренних причин, но может быть введен в него и искусственно благодаря внешнему воздействию, так сказать, насильственным путем. Для психотерапевта последнее представляет, естественно, больший интерес.

Небольшое отступление. Давайте представим объемную трансформируемую форму в качестве физической модели сознания индивида. Изменить эту форму (а с ней и привычный контроль сознания) может некая сила, имеющая свои точки приложения и вектор направленности. Данная сила символизирует свою или чужую волю, а вектор – ​желание самого субъекта или иного лица, авторитарной личности. В совокупности объединение желания и воли удачно названо К. Кастанедой намерением.

Ситуация А. Инициация субъектом собственного намерения в форме осознанного либо подсознательного ограничения восприя­тия реальности (так называемая медитация) ведет к той или иной степени транса. Направленность трансформации сознания целиком во власти личности и зависит от цели: либо пассивной (подсознательной) – ​от какого именно транса он получает удовольствие, либо активной (осоз­нанной) – ​чего стремится достичь. Встречаются утверждения, что в традиционных (например, буддистских) медитационных практиках возникает эффект «сверхрельефного» ясного осознания (просветление Будды), открываются картины нового понимания себя.

Ситуация Б. При определенном внешнем воздействии субъект может покориться (опять-таки, осознанно или подсознательно) влиянию чужой воли и навязанным ограничительным рамкам контроля над своим сознанием. Любое внешнее воздействие всегда вплетено в совокупность других, влияющих на психику субъекта, обстоятельств и факторов. В результате происходят перегрузка и блокада защитных механизмов самосознания.

Непременным условием возникновения любого транса (и отличием – ​о чем, кстати, нигде не упоминается) является резкое снижение осознанной физической активности субъекта. Последняя может варьировать от положения полной недвижимости до (максимум) простейших автоматических движений (например, ходьбы либо привычной рутинной физической работы).

В чем же смысл транса? Безусловно, он биологически значим, поскольку является своеобразной приспособительно-­защитной реакцией организма на стресс. В определенных ситуациях человек остро нуждается во временном отключении рационально-­логической, аналитической регуляции поведения своим сознанием.

Что касается искусственного (терапев­тического) введения в транс, то его цель – диагностическое извлечение имеющегося, упрятанного в подвалы подсознания опыта и ввод новой установочной информации, которая меняет мировосприятие индивида.

Принципы искусственного введения в транс

Транс можно вызвать двумя принципиально разными способами, базирующимися на перегрузке центра контроля над самосознанием:

  • первый – ​вовлечение внимания индивида в некий монотонный ритмический процесс, например, предложить ему зафиксировать взгляд на блестящем маятнике, прислушаться к монотонным звукам и т.п.;
  • второй – ​неожиданный ментально-­эмоциональный стресс, останавливающий привычное течение мыслей и вгоняющий человека в легкий ступор; классическим примером спонтанно наведенного извне транса является состояние испуга.

Развитию транса способствует ряд факторов – субъективных и объективных. К числу первых относят психофизическое состояние личности (состояние усталости), а также степень его внушаемости, способности попадать под чужое влияние. Сущес­твуют тесты, позволяющие определить склонность к повышенной внушаемости. Это могут быть любые фразы и действия, содержащие заведомую ложь и провоцирующие субъекта на ответ, правильный или ошибочный, указывающий на гипнабель­ность. Психотерапевта интересуют ощущения индивида и его поведение в ходе тестирования. Рекомендуется, например, предложить пациенту определить, ощущает ли он вкус спиртного в рюмке с водой, в которую будто бы при нем добавили пару капель спирта (на самом деле – ​ту же воду). Или: субъект в положении стоя должен вытянуть вперед руки, закрыть глаза и несколько расслабиться. Предложить ему понаблюдать за собой, утвердительно сказав, что руки начнут расходиться в стороны. Руки действительно расходятся, поскольку это их более естественное физиологическое положение. Обычно на такие действия уходит 1‑1,5 минуты, однако в случае с внушаемым субъектом – ​заметно меньше, а при активном сопротивлении – ​больше времени.

Высшую степень внушаемости называют гипнабельностью, она присуща примерно каждому десятому среди взрослого населения; гипнабельность детей на порядок выше, но снижается с возрастом.

Внешне факторы, способствующие трансу, стандартные. Для индивида создают обстановку максимального комфорта, что само по себе усыпляет бдительность и конт­роль субъекта над реальностью. Активным компонентом выступает акцентуация трансовых стимулов, также подавляющих контроль его сознания. В кабинете психотерапевта пациент просто обязан окунуться в атмосферу уединения, тишины, покоя, уюта, свободы, безопасности.

Среди прочих трансовых стимулов приоритет принадлежит слову как средству главной коммуникации. Для вербального компонента чрезвычайно важен властный, императивный тон психотерапевта и его абсолютная, можно сказать, фанатичная уверенность в себе и своих действиях.

Пример. На массовых сеансах гипноза «а-ля Кашпировский» гипнотизер может просто подойти, пристально посмотреть людям на переносицу (им будет казаться, что прямо в глаза) и сказать: «Я сейчас вас коснусь, и вы заснете». Внушаемые и гипнабельные лица легко поддаются на этот трюк. Здесь стоит отметить и подчеркнуть важный скрытый момент акцентуации стимула: внезапное вхождение гипнотизера в зону безопасного пространства субъекта (обычно это дистанция вытянутой руки) и даже непосредственный физический контакт.

Облегчает введение/вхождение в транс воздействие различных психотропных средств и препаратов («наркотранс» – ​алкоголь, седативные средства, наркотические вещества). Противопоказаниями к трансовым методам психотерапии считаются все психотические формы психических расстройств, например, бредовые состояния при психозах.

Степени транса

Обычно выделяют три уровня транса. Применительно к гипнозу их характеризуют как легкую, среднюю и глубокую стадии. При первых двух стадиях всегда сохраняется контакт сознания пациента с гипнотерапев­том (аудиальный, визуальный или кинес­тетический). В более ранних руководствах он назывался раппортом (фр. rapport, от rapporter – ​возвращать, приносить обратно). В сверхглубокой стадии контакт может прерваться, и тогда транс переходит в обычный сон. В этих случаях клиента следует оставить в покое, в состоянии сна, через некоторое время он проснется сам.

В первой, легкой стадии гипноза (транса), называемой в старых руководствах сонливостью, присутствует мышечная релаксация. Она проявляется расслаблением тела, включая лицевые мышцы, опусканием век, замедлением сглатывания слюны, урежением дыхания, переходом к неподвижности. Сознание полностью контролирует ситуацию, которая неосознанно оценивается индивидом как вполне безопасная. Субъективно ощущается состояние приятного покоя, расслабления, отдыха, легкой дремоты. В этой стадии индивид может по собс­твенному желанию легко прервать транс.

На второй стадии транса (средней – ​гипноза, по-старому – ​гипотаксии) расслаб­ление достигает максимума, пропадает глотательный рефлекс, появляются приз­наки мышечного оцепенения. Вербальным внушением возможно вызвать феномен каталепсии – ​восковой ригидности мышц (телу можно придать любое положение, и оно будет в нем оставаться; наличие каталепсии обычно проверяют поднятием руки индивида, без упора, при этом ему внушают, что поза неподвижна, после чего рука как бы застывает на весу). Элементы воли/безволия индивида и гипнотического влияния находятся в динамическом равновесии. Это означает, что индивид при волевом усилии еще мог бы одолеть сонливость и прервать транс, но ему этого уже не хочется.

Третья (глубокая) стадия транса/гипноза (по-старому – ​сомнамбулизм) отличается выраженным трансом. Рамки окружающей реальности сужаются, ограничиваясь только контактом (раппортом) с гипнотизером. Остальные раздражители, исключая сверхсильные ожоги, не воспринимаются. Если при вхождении в эту стадию глаза индивида оставались открытыми, то взгляд застывает неподвижно, сконцентрированный куда-то вдаль. Окружающего он не видит. Создается впечатление застывшей скульптуры. Именно в этой стадии возможно включение галлюцинаторных переживаний, внушение регрессии личности (представления себя ребенком с соответствующим поведением!), внушение потери чувствительности к болевым и другим раздражителям, наконец, внушение постгипнотических действий. Индивид переживает известные трансовые феномены, например, субъективное искажение времени, возрастную регрессию, анестезию и т.д., причем многие из них возникают нередко спонтанно и бесконтрольно.

Феномены транса

Когда человек погружается в транс, обычно возникают определенные феномены (проявления). Они напрямую зависят от степени погружения, подсознательных проблем личности и внешних направляющих стимулов. При трансе возникает переход в совершенно новую реальность, удачно названную гипнотической; при этом «стопорится» привычное мышление, однако раздвигаются рамки осознания. Болевые точки пережитого опыта, все подавленные установки и проблемы (прежде всего, эмоционально значимые!) всплывают на поверхность и могут быть осознаны заново с позиции условно-стороннего наблюда­теля. Это можно назвать «форматированием жесткого диска психики».

К числу феноменов транса относят наплыв воспоминаний, регрессию личности в прошлое, прогрессию в будущее, искажение и диссоциацию восприятия (позитивные и негативные галлюцинации). Такие феномены всегда глубоко индивидуальны, поскольку характеризуют внутренний психологический опыт, а потому трудно сравнимы между собой.

Едва ли не важнейшим достижением применения транса следует считать переживание отчужденности своих переживаний от реальности окружающего мира, внутренних ощущений и даже собственного рационального сознания. При трансе изменяются вектор и поле внимания. Это сопровождается, в частности, изменением ощущения физического тела, сенсорных ощущений, селективным восприятием. Обостряются отдельные чувства. Если транс сопряжен с использованием наркотических веществ, то искажение вос­приятия доходит до иллюзий и галлюцинаций. Такой процесс приводит к глубокой трансформации психики, иногда с неоднозначными и не всегда предсказуемыми последствиями.

Характерная черта транса – ​парадок­сальная логика дуальности. В обычном состоянии человек привычно делит мир на части: «внутри» и «вне», «субъект» и «объект», «здесь» и «там», целое и его часть, ребенок и взрослый и т.п. В состоянии транса индивид может одновременно идентифицировать себя с двумя сторонами, «понимать» взаимодополняющие час­ти. Такая логика дуальности создает особое состояние ощущаемого единства. Это первичный, всеобщий способ принятия понятий, предшес­твующий расчленяющей логике «и/или», которая характерна для аналитических, сознательных процессов. Другими словами, процессы транса объединяют соотносимые понятия («это» и одновременно «то»), тогда как сознательные дифференцируют их («это» в противоположность «тому»).

Существуют подтверждения того, что отдельные субъекты (в нашем понимании – ​экстрасенсы, в западной литературе – ​«слипперы») могут в состоянии глубокого транса «входить» своим сознанием в иные информационные пространства (собы­тия прошлого или будущего, незнакомые субъекту места).

Полярной противоположностью транса, с его поглощением иррациональными внутренними переживаниями и отрывом от текущей реальности, является состояние бодрствования с «блуждающим» рациональным вниманием.

Суммируя информацию, можно сформулировать изменения сознания в трансовых состояниях в следующих тезисах.

  1. При трансе наблюдается переход от всеподавляющего, абсолютно субъективного ментального восприятия себя и реальности к отстраненному чувственно-­эмоциональному (по К. Кастанеде – ​происходит выход на иную «точку сборки»).
  2. Информация предстает в форме наглядно-чувственных (довербальных) образов. Как результат, изменяется эмоциональная окраска отражаемого в сознании внутреннего опыта.
  3. Меняются самоосознание, рефлексия. Так, некоторые элементы феноменологии измененных состояний сознания переживаются субъектом не в качестве «своих» (то есть продуктов собственной психичес­кой активности), а как нечто объективное и независимое от него. Например, интерпретация внутреннего опыта как откровения свыше: «мне было видение», «я слышал голос» и т.п.
  4. Кардинально меняется восприятие окружающего мира, в том числе пространства и времени. Привычная трехмерная реаль­ность трансформируется в нереально-­иллюзорную и иррационально-фантастическую, где изменяются и ход событий, и их понимание, и даже относительные физические размеры себя и предметов.

После выхода из трансовых состояний нередко наблюдается частичная либо пол­ная амнезия. Гипотетическая причина – ​трудность, а иногда и невозможность перевода нового, абсолютно непривычного (не укладывающегося ни в какие рационально-логические рамки) пережитого внутреннего опыта (переживаний) на понятный сознанию язык привычных форм категоризации. Как сказано поэтом, «…ни пером описать».

Методология введения в психотерапевтический транс

Большинство техник введения в транс прекрасно описаны, поэтому остановимся на наиболее значимых их элементах. С точки зрения психотерапии, все методы наведенного транса полезно рассматривать как некий инициированный и управляемый извне процесс ознакомления индивида с иным состоянием сознания.

Общую задачу введения в транс можно сформулировать так: необходимо незаметно и плавно перегрузить рациональное сознание и привести его в состояние утомления и отключения. При этом привычное сознание сужается, а суженное – легко подчиняется ритму, в который вплетаются, минуя обычную критическую оценку, слова психотерапевта. Вначале он опирается на знакомые для каждого ощущения, завоевывает некую степень доверия. Затем постепенно переходит к описанию возможных ощущений внутреннего мира, забирая на себя лидерство и становясь проводником в новую реальность.

Первичный этап погружения в транс ограничивается самим фактом переживания новых ощущений, пробуждением легкого любопытства к трансу как приятному приключению с перспективой освобождения от проблем, не более того. Психотерапевту предстоит фактически утонченно-­выдержанная, тактичная и предельно корректная работа с ребенком, сидящим внутри каждого взрослого. Ближайшая цель общения – ​привлечь к себе внимание и завоевать доверие этого ребенка. Лишь затем можно приступать к основной задаче – ​индивидуальной коррекции.

Главным инструментом психотерапевта является слово, несущее закодированную информацию (рациональное сознание есть не что иное, как процесс кодирования и перекодирования информации). Направленное воздействие на любое звено переработки информации, превышающее естественный допустимый порог, приводит к замедлению (или остановке) процесса, прообразу транса. Эффект воздействия усиливается, если стимул ритмичен и попадает в резонанс с нервно-­психическими процессами субъекта.

Принципиально психотерапевт может изъясняться на привычном для него культурном уровне понимания. Тем не менее лучше, если язык психотерапевта будет предельно прост и понятен пациенту. Желательно использовать привычный для него набор слов и знакомые обороты речи.

Эмпирически установлено: в гипнотехниках важен не столько смысл сказанного, сколько форма подачи. Семантика слов теряется в ритмическом рисунке речи. Иными словами, гораздо менее значимо, что говорить, чем как сказать. В свете данного факта энергетика личности гипнотерапев­та выступает на первый план, оттесняя назад техники введения в транс. Способность быть хорошим психотерапев­том – ​это прирожденный дар, который может быть отшлифован знанием техники, но не заменяется ею. Главный элемент в гипнотехниках – ​непререкаемая властность и авторитаризм писхотерапевта, пусть даже поданные в смягченной утонченно-интеллегентной форме. Психотерапевт ни на йоту не дол­жен сомневаться в себе и своих действиях – ​только тогда их успех обеспечен.

Универсальным проводником в коммуникации «психотерапевт – ​пациент» выступает тональность речи специалиста. Повышение голоса к концу предложения воспринимается как вопрос. Сохранение тона на постоянном уровне расценивается как утверждение. Снижение тона к концу фразы истолковывается как приказ. Высокие тона первоначально ассоциируются с детскими голосами. Подсознание относится к таким тонам, как взрослый – ​к ребенку. Напротив, низкие тона подсознательно требуют подчинения. Этим удобно пользоваться. К примеру, если психотерапевт обладает высоким тембром голоса, то введение в транс ему лучше делать на фоне негромкого, спокойного басового музыкального сопровождения.

Метод нейролингвистического программирования

Современное понимание гипнотехник привело к открытию метода НЛП, основателями которого считают американского лингвиста Ричарда Бендлера и программиста Джона Гриндера. В основу концепции НЛП легли представления о рациональном сознании как о своеобразном наборе программ и моделей поведения «а-ля компьютер». Основной постулат НЛП: с точки зрения индивида все виды поведения представляют первоначально наилучший вариант выбора.

Социально адаптированное поведение предполагает полезную гибкость мышления. Иными словами, если человек обнаружит лучший способ достижения цели, он им воспользуется. А для этого всегда найдет примеры из своего жизненного опыта, которые названы в НЛП ресурсами.

Рассмотрим неадекватную модель поведения. Априори можно утверждать, что субъект подсознательно прибегает к привычному типу поведения как наиболее удачному, но правильнее ска­зать – ​удоб­ному. Хотя результаты, бывает, огорчают (глупость оставляет свои синяки), однако личность, вследствие ограниченности мышления, попросту не знает лучшего способа получить то, чего она так хочет. Присутствует характерная диагностическая стигма: в своих проблемах субъект обычно винит кого угодно, только не себя, либо, напротив, «грызет» себя, впадая при этом в депрессию. Корень проблемы в том, что некогда в подоб­ной ситуации данное поведение показалось индивиду эффективным (воз­можно, это назиданием «вдолбили» в его детскую голову), и личность приняла такую причинно-­следственную связь за дог­му. Для эго личности удобнее оставаться консерватором до тех пор, пока обстоятельства силой не вынудят индивида измениться. К счастью, человек может поменять свои взгляды на мир, свое поведение и, в значительной степени, на себя самого. Технологией таких изменений выступает прием рефрейминга (см. ниже).

Информация, попадающая в сознание, проходит через фильтры мировосприятия и мировоззрения личности (масок – ролей, эго) и поэтому частично искажается. Можно утверждать: к любому индивиду информация попадает всегда в искаженном виде, в этом и есть феномен субъективного восприятия. Хотите пример? Спросите у своих знакомых, в чем разница между чувством и эмоцией, и вы наверняка получите совершенно разные интерпретации, хотя по смыслу это совершенно равнозначные понятия, просто одно из них иностранного происхождения.

Информация поступает в организм разными путями, или каналами информации, и обрабатывается разными системами. Их еще называют репрезентативными (представительными) системами. Это системы визуальной, аудиальной, кинестетической, логически-рациональной и др. обработки информации. Обычно при упоминании о репрезентативной системе в контексте понятно, что речь идет о той или тех из них, в которых лучше всего воспринимается информация данной личностью. Высший уровень обработки информации дает логически-рациональная (в оригинале – ​ауди­ально-дигитальная) система. Большинство лиц с высоким уровнем интеллекта нередко прибегают именно к ней.

При любом пути поступления информации в сознание важное значение приобретают нюансы, не подлежащие научному анализу и остающиеся «за скобками» научного исследования; это внешний вид, мимика и поза индивида, его интонация, акценты и паузы в предложениях, звук голоса и звучание слов, а также многие другие неуловимые, но значимые моменты.

Поскольку большая часть осознанной коммуникации происходит вербальным путем, особое значение следует уделить контексту слов. Эти знания относятся к так называемой лингвистической психологии. Оказывается, многие слова несут на себе отпечаток той системы, которая преимущественно используется данной личностью. Их называют «предикаты» (указатели). Ниже перечислены типичные примеры.

  1. Визуальная коммуникация: бросить взгляд, воображать, увидеть, демонстрировать, излучать, изображать, всматриваться, внешний вид, представлять, наблюдать, яркий, сверкать, мрачный, любоваться, в облике, мне кажется, нарисовать картину, туманная мысль, ясная точка зрения и т.п.
  2. Аудиальная коммуникация: говорить, слышать, болтать, жаловаться, обсуждать, сплетничать, рассказать, спорить, тишина, шум, ворчать, громко, тихо, петь, вопить, визжать, дать отчет, манера речи, озвучить мнение, по правде говоря, поговорить по-мужски, сделать выговор, быть услышанным и т.п.
  3. Кинестетическая коммуникация: чувствовать, двигаться, дрожать, больно, ранить, сила, тепло, трогать, нести, держать, давить, обнимать, гладить, озноб, под­жать губы, тревожный момент, начать сна­чала и т.п.
  4. Обонятельно-вкусовая коммуникация: горький, сладкий, привкус, зловонный, пахнуть и т.п.
  5. Логически-рациональная (аудиально-­дигитальная) коммуникация: знать, подумай, бессмысленно, понятно, принимать во внимание, размышлять, смысл, считать, учиться, думать, хороший, плохой, вопрос и т.п.

Эмпирически подмечено: если люди при общении друг с другом задействуют разные репрезентативные каналы информации, эффективность коммуникации резко снижается. Смысл сообщений теряется для каждой из сторон. Это напоминает разговор слепого с глухим. Таким образом, если психотерапевт хочет понять своего клиента и быть услышанным им, он должен задействовать адекватный для клиента канал информации. Технически это сделать достаточно просто. Психотерапевту необходимо:

  • выяснить излюбленный (ведущий, основной) канал информации, используемый пациентом;
  • использовать в разговоре с клиентом адекватные его каналу информации слова-­предикаты.

Таким способом он подключается к удоб­ной для клиента репрезентативной системе коммуникации.

Авторы теории НЛП выяснили, что язык тела, в частности движения глаз, достаточно ясно указывает на то, какой канал информации (визуальный, аудиальный, кинестетический или логически-рациональный) задействован в текущий момент и какой из них можно отнести к основному, ведущему средству коммуникации. В таблице приведена расшифровка направленности неосознанного движения глаз.

Теория – ​одно, практика – ​иное. Этот тезис в полной мере относится к представленным закономерностям движения глаз; жизнь показала, что довольно часто встречаются несоответствия. Уточнить индивидуальные связи движений глаз с репрезентативными системами помогают контрольные вопросы. Их следует задавать непринужденно и всегда неожиданно. Такой прием обнаруживает естественные движения глаз, убирая воз­можный элемент сознательного контроля. Вот примеры таких вопросов (первый относится к воспоминанию, последующие – ​к конструированию новых образов).

  1. Визуальное воспоминание: какой предмет интерьера вам запомнился при входе? Визуальное конструирование: представьте себе пятнистого пингвина в жаркой саванне.
  2. Аудиальное воспоминание: вспомните голос вашей мамы, звучание органа. Ауди­альное конструирование: как будет звучать ваша любимая мелодия на скрипке под завывание ветра?
  3. Кинестетическое воспоминание: какие ощущения вы пережили, входя в холодное море? Кинестетическое конструирование: попытайтесь ощутить кислый вкус лимона во рту с привкусом клубники.
  4. Логически-рациональное восприятие «здесь и сейчас»: попробуйте сравнить и выявить разницу в своих ощущениях при выполнении двух упражнений: руки за спиной; сжимайте в кулак правую руку, одновременно расслабляя левую ладонь; затем сделайте наоборот: сжимайте в кулак левую руку, одновременно расслабляя правую ладонь. Логически-рациональное конструирование: изобразите спор, например, вы утверждаете, что поверхность стола выпуклая; назовите пять весомых причин, по которым следует признать вашу правоту.

В вопросах, да и в разговоре вообще, важно использовать точные слова, относящиеся именно к исследуемой репрезентативной системе. Так, будет неправильной формулировка вопроса на аудиальное конструирование: «представьте себе звуки скрипки на улице», поскольку «представьте» адресует к зрительному, а не слуховому образу.

Серьезным достижением теории НЛП следует считать открытие феномена номинализации. Под ним понимают изменения речевых формулировок, свидетельствующих о «цементировании» мировосприятия. В адаптированном к реальности сознании мышление постоянно работает над проблемой. Это – ​процесс, который вербально отражен глаголами, например – ​мыслить, мыслю и т.д. Но бывает, что процесс застывает, преобразуясь в некий отпечаток, фотографию, объект. И такой феномен отражается вербально в форме появления отглагольных существительных, таких как мышление. Авторы назвали явление но­минализацией.

Консервация объекта представляет надстройку над основным психическим процессом, ведет к его блокаде. Согласитесь, одно дело, когда пациент говорит: «я размышляю», другое – ​когда: «у меня такое мышление» (подтекст: и ничего поделать с этим нельзя). Такую надстройку полезно разрушить. Путь простой – ​замена в своей речи привычных вербальных отражений проблемы – ​существительных – ​на глаголы. Установлено, что сам элемент контроля клиента над своей речью, процедура замены им номинализированных слов (существительных) их первичным эквивалентом (глаголами) позволяет добиться заметного психокоррекционного эффекта.

Другим удачным наблюдением в НЛП является понятие пресуппозиции, дословно – ​преутверждения. Речь идет об оригинальном лингвистическом приеме. В высказывании делается важное (концептуальное) допущение о чем-то, как о свершившемся факте. Фраза строится так, чтобы допущение по смыслу увязывалось со всей фразой. Ло­гичес­ки выражение становится истинным лишь при условии действительности допущения, его превращения в констатацию факта.

Например, фраза: ощущения, которые вы испытаете, погрузившись в транс, несомненно вам понравятся. Здесь: погрузившись в транс – ​допущение. Действий, ощущений и результатов еще не было. Но если они произойдут, то просто обязаны понравиться. Пример более «скрытного» послания: «в путешествии по своим воспоминаниям (допущение) вы встретитесь с неожиданными для вас вещами, сможете по-новому взглянуть на свое прошлое». В принципе, любая мысль, адресованная в будущее, и предполагающая завершенность действия, является пресуппозицией.

При методе НЛП, как правило, избегают глубоких форм транса, предпочитая им мягкое вербальное сопровождение. Оно поз­воляет психике клиента максимально рас­крепоститься. При использовании транса прибегают к так называемому трансдеривационному поиску. Психотерапевт предлагает клиенту только направление поиска, оставляя свободу действий его сознанию и подсознанию. Индивид произвольно (свободно) соотносит слова психотерапев­та с глубинными переживаниями своего незавершенного (термин гештальт-терапии) опыта. В таком подходе особая роль отводится процедуре визуализации. Под визуа­лизацией понимают мыслеобразное представление индивида о некоем заданном объекте (ситуации, личности и т.п.). Возникающие образы и картины извлекают из базы памяти подсознания причудливые воспоминания, часто неожиданные для индивида и являющиеся для него полным откровением. Осознание сути визуализаций, связанных с ними эмоций и нового видения ситуации иногда приводит индивида после выхода из транса к состоянию «мягкого» инсайта (откровения без выраженного аффекта, но все равно с потрясением).

Современные правила словесных формулировок введения в транс

Существует достаточно много рекомендаций, в которых подробно изложена методика словесного введения в транс (суггестии). Принципиально стоит выделить три основных подхода:

  • первый – ​директивный (императивный, властный, авторитарный), применяется в классическом варианте гипноза;
  • второй – ​недирективный (разрешительно-предложительный), восходящий к эриксоновским приемам и техникам НЛП; в современной психотерапии считается оптимальным, ему отдают предпочтение перед первым;
  • третий – ​медитативно-проективный, используется в символдраме Лейнера.

Несмотря на различия, во всех подходах использованы единые наработки коммуникации с пациентом. Специально для начинающих психотерапевтов попытаемся выделить современное видение основных технических моментов действа (заметим, что их совсем не обязательно использовать все сразу).

  1. Изъяснение простым, понятным кли­енту языком, обращение ко всем репрезентативным системам, в том числе кинестетической, и чередование этих обращений. Примеры: вы сидите в кресле и вам удобно, вы слышите, чувствуете, видите, переживаете, ощущаете и т.п.
  2. Призывы к ощущениям защищенности и покоя из детства. Пример: «устройтесь поудобнее и представьте себя каплей дождя на листе» (создание визуального образа, метафорически символизирующего покой).
  3. Использование стратегии неопределенности смысла и цели излагаемых мыслей. Пример: «нечто обезличенное заставит вас почувствовать…».
  4. Упор на необязательную возможность выбора, например, в форме глагола «мочь» (можете, сможете и т.п.), при которой за клиентом остается видимая свобода выбора. Например: «вы лежите и слышите мой голос, и вам достаточно удобно, вы можете пошевелиться, если где-то еще чувствуете напряжение, вам интересно наб­людать за появившимся чувством легкой расслабляющей и приятной дремоты…». На самом деле, «появившееся чувство легкой расслабляющей и приятной дремоты» есть не что иное, как замаскированное императивное предположение – ​утверждение (пресуппозиция НЛП). Оно подразумевает «сделанность» действия и уже полученный результат. По мере углубления транса допустимо осторожное усиление категоричности высказываний.
  5. Подстройка к временному пространству клиента путем использования пауз между предложениями. Такой прием позволяет достичь большего расслабления и доверительного отношения, а также избежать внутреннего дискомфорта и, следовательно, сопротивления клиента. Дело в том, что у каждого индивида есть свои ритм и темп расслабления, вмешательство в которые чревато прерыванием трансового процесса. Появление пауз между предложениями, с одной стороны, дает субъекту ощущение свободы своего выбора в состоянии транса, а с другой – ​само по себе является неким ритмом, с которым ненавязчиво синхронизируется сознание индивида.
  6. Цикличность повторений основных тем внушения.
  7. Запутывание сознания так называемыми составными реальностями, в результате чего оно утрачивает контроль над истинной реальностью. В основе лежит принцип связывания различных по времени, пространству и содержанию смысловых единиц (связывания X, Y, Z…). К примеру, «в то время как… тогда…», «когда… тогда…»; «пока… то…» и т.п. Распространенный прием – вставка одной истории внутрь другой по типу матрешки. Например: «как-то в детстве я побывал на приеме у хорошего врача, который рассказал мне историю о своем отце, тот тоже был хорошим врачом и лечил маленьких детей, и среди них был мальчик, очень похожий на меня, с которым случилось…» и т.п. Возможен вариант «наводнения» информацией, когда сознание попросту не поспевает понять сказанное и «зависает» в трансе. Этот прием зачастую используют цыгане и продавцы. Они быстро говорят о разном, отвлекая внимание движениями. Психотерапевт может использовать темповое последовательное переключение внимания по системам (ауди­альной, кинестетической, зрительной), времени, вероятности событий (переходя от достоверных суждений – ​к недостоверным, но желаемым).
  8. Сочетание достоверного (состояние «здесь и сейчас») и недостоверного как подразумевающегося достоверного (возможное будущее). Пример: «раньше, когда ваши глаза были открыты (достоверное), вы могли ощущать… теперь, когда они закрыты, вы чувствуете… (недостоверное)». Или сказать 3‑4 вещи, поддающиеся проверке, а затем через соединительный союз «и» связать их с внушаемым внутренним состоянием.
  9. Поддержка – ​как явная, так и скрытая. Внушение о погружении в транс должно под­крепляться уже достигнутыми феноменами и ощущениями и опираться на них. Например: «расслабленность и дремота, которые вы чувствуете, позволяют вам достичь большей гармонии со своим организмом…».
  10. Запрет на использование отрицательной частицы «не». Иногда его трудно избежать, но лучше придерживаться правила. Причина в том, что формулировка внушения с частицей «не» может вызвать ответное сопротивление. Использование категоричного императива с частицей «не» чревато подавленным внутренним протестом. Индивид будет испытывать внутренний дискомфорт. В случае внушения постгипнотических действий не исключено их извращенное воплощение. Подоплека этого феномена такова: отрицание «не» присутствует только в языке, но не опыте. Человек сначала представит опыт без отрицания и лишь затем в уме ассоциирует его нужную противоположность. Так, во фразе «это упражнение не будет неприятным» пациент удержит в памяти отрицание «не» и возведет в квадрат слово «неприятно». Лучше сказать: «Это приятное упражнение». На практике каждый субъект может обратиться к собственному опыту и ощутить динамику своих эмоций при волнении, когда ему говорят «не волнуйся» (зачастую идет обратная реакция). Напротив, услышав «успокойся», действительно берет себя в руки.

Примеры введения в транс с использованием словесного внушения

До начала сеанса идет этап предварительной подготовки и подстройки (последнее в терминологии НЛП означает применение приемов вербального и невербального общения, понятных индивиду, преимущес­твенно тех, которыми он обычно пользуется). Выясняют, как обычно, проблему клиента, мягко подводят его к формулировке запроса, уточняют степень осознания проблемы и перспектив выбора того или иного решения и т.п. Одновременно внимательно наблюдают за реакциями собеседника, запоминая и пытаясь воспроизвести в зеркальном отображении его жес­ты, мимику, интонации, а также выявить основной канал информации (вербальный, зрительный, кинестетический). По возможности используют приемы:

  • предугадывания желаний и опережения мыслей клиента (подчеркивание компетентности);
  • создания атмосферы доверия при сохранении тайной загадочности личности психотерапевта;
  • мягкого «якорения» (жест, звук, слово) желательного переживания;
  • всемерной поддержки личности клиента, поощрения его позитивного поведения.

Затем начинается собственно введение в транс: «Пожалуйста, располагайтесь удобней (лучше полулежа). Постарайтесь немного расслабиться. Можете прикрыть глаза, так вам будет спокойней и приятней. Проверьте, удобно ли вашему телу, рукам и ногам. Снимите напряжение с лица, легко подвигайте мышцами лица и расслабьте их. Вы слышите мой голос, он будет сопровождать вас в приятном путешествии туда, куда вы захотите отправиться». На этом этапе желательно чаще использовать слова, вызывающие приятные ассоциации. Например: «удобно», «приятно», «тепло», «спокойно», «удовольствие», «гармония», «счастье», «радость», «счастливый» и т.п.

Можно попытаться согласовать дыхание психотерапевта с дыханием клиента. Этот компонент подстройки легко реализовать, если выработать привычку говорить на выдохе клиента. Важные (ключевые) слова должны произноситься в конце выдоха. Тщательное наблюдение за дыхательным ритмом помогает лучше отслеживать процесс сопровождения и состояние транса.

В дальнейшем рационально направлять монолог психотерапевта в первую очередь на приятные воспоминания детства, так называемое сопровождение в приятном воспоминании. Пример: «вы видите облака, медленно проплывающие по небу, наблюдаете за ними и ощущаете теплые, ласкающие вас солнечные лучи и приятное дуновение легкого ветерка». Этим подходом вызывают архетип детства и связанные с ним чувства безопасности и единства с миром, ощущения любви. Данный момент крайне важен для текущего ощущения безопасности и избавления от внутреннего страха перед чем-либо. Уместно вспомнить и провести аналогию: при занятиях любовью люди явно впадают в чуть измененное состояние сознания. Во время монолога психотерапевт оценивает степень транса, можно с использованием феномена каталепсии (есть/нет).

В техническом плане удобен «дробный» прием введения в транс, так называемый ступенчатый гипноз. Для этого процедуру введения несколько раз останавливают. Индивида выводят из состояния дремоты, выясняют ощущения, а затем погружают в транс вновь. Рекомендуемый интервал каждой «ступени» – ​2‑4 минуты.

По достижении любой степени транса наступает этап собственно внушения. Сущес­твует два принципиально разных подхода к проведению внушения. Первый, исторически более ранний, называется гипносуггестией. Он предполагает использование императивного тона и императивных формул внушения: «вы станете», «вы будете», «вы сможете» и т.п. При втором подходе, напротив, императив стараются свести к минимуму. Сознанию индивида предостав­ляют полную (или почти полную) свободу сущес­твования. В основу такого подхода легли эмпирические наблюдения и теоретичес­кие концепции метода НЛП, в том числе рефрейминга (см. ниже). При любом подходе и избранной технике следует придерживаться принципа позитивной форму­лировки результата.

Выход из транса

Выход из транса рекомендуется осущес­твлять путем обратного счета (5‑4‑3‑2‑1). После каждого числа следует должный словесный комментарий: исчезновение расслабленности в теле, сонливости, появление более глубокого дыхания, нарастание силы в мышцах, ощущения бодрости, активности, оптимизма и т.п. По окончании счета дается указание типа «вы можете подняться, и пусть достигнутый прогресс останется с вами до следующего сеанса». В случае неконтролируемого перехода индивида в состояние сна и потери с ним контакта (раппорта) наилучший путь – ​оставить клиента в покое. Ничего опасного в этой ситуации нет, по истечении какого-то времени можно попытаться либо возобновить контакт (раппорт), либо индивид проснется сам.

Фрейм и рефрейминг

В теории НЛП ввведены понятия фрейма и рефрейминга. Фрейм (англ. frame) означает форму, контейнер, в котором находится некая информация. Естественно, фрейм и его содержимое тесно коррелируют между собой; можно сказать, что информационнная суть связана с фреймом контекстуально. Каждый фрейм имеет собственные характеристики. Типичные примеры: фрей­мы времени (взгляд на прошлое «из прош­лого» / «из нынешнего») и предположения («если бы»). По смыслу теория фрейма идентичена концепции «точки сборки» (К. Кастанеда). Главный тезис теории: меняя характеристики фрейма (на практике – взгляд на ситуацию со стороны), можно изменить осознание его содержимого (то есть самой ситуации). Такой процесс получил название рефрейминга.

Рефрейминг – ​это термин, подразумевающий изменение характеристик фрейма. Вслед за сменой формы меняется и содержание (сама информация). Если использовать понятные термины программирования, происходит загрузка новой программы (откорректированного приложения). В контексте теории НЛП ре­фрейминг подразумевает изменение лич­ностной истории. Как следствие, меняется личностная организация (мировосприятия и мировоззрения). Технически схема рефрейминга выглядит примерно так.

Вначале следует установить контакт (раппорт) с клиентом в форме ответа «да/нет» на вопросы психотерапевта. Вместо словесного «да/нет» лучше предварительно договориться с пациентом об определенном знаке, например легком подъеме пальца или легком сжатии руки психотерапевта.

При введении в трансовое состояние активно используется прием «детские ощущения счастья». Важно удостовериться в надежности контакта (раппорта). Затем психотерапевт мягко переходит к основной задаче сеанса. Он предлагает клиенту визуализировать легко переживаемый аналог проблемной ситуации. Специалист предлагает, скорее, алгоритм действий, нежели сами действия. Например: «вы мо­жете, если захотите, представить…»; «вслушайтесь в свои ощущения, может быть, они…» и т.п.

Далее следует перейти к основному – ​непосредственно к рефреймингу. Стандартный надежный прием: психотерапевт предлагает клиенту представить некую личность, очень похожую на него самого, которая бы в проблемной ситуации повела себя иначе. Фактически, это путь создания новой, адекватной модели поведения. В тео­рии НЛП этап так и называется: создание альтернативной модели поведения.

Затем следует этап наблюдения за своими визуализациями, свыкания с новыми переживаниями виртуальной личности. Очень важно подчеркнуть момент разделения – ​отделения (разотождествления, диссоциации) себя от воображаемой личности.

Следующий этап – ​отождествление себя с воображаемым эталоном поведения, пол­ное слияние с новым образом. Образно говоря, клиент должен «войти в фильм», чтобы самому испытать на себе новые ощущения и свыкнуться с новым образом. Этот элемент, как никакой другой, лучше отвечает принципу «Сделай себя сам!».

Последний момент – ​следует синхронизировать свои ощущения с будущими, проще говоря, представить себя новым в собственном новом будущем.

В данной схеме необходимо предусмотреть еще один важный элемент, извест­ный под названием «якорь» и «якорение» (процедура установления «якоря»). Под якорем в НЛП понимают любой элемент реальности, связывающий личность с определенными ситуацией и состоянием. Речь идет о хорошо известном феномене, описанном И. Павловым как условный рефлекс. На практике психотерапевт использует кинестетический знак (например, сжатие руки или плеча клиента) и/или звук (слово, фразу врача), в ка­честве поддержки некоего психологического состояния клиента. Внимание индивида обычно акцентируют на ощущениях безопасности и уверенности. Возникает, пусть и на короткое время, надлежащий условный рефлекс, «якорение». В случае необходимости повторение приема позволяет легко и быстро вернуть сознание клиента в текущую реальность, процедура транса (гипноза) становится более управляемой, поскольку обеспечена страховкой.

Вариант модели рефрейминга для лечения фобии

Вариант модели рефрейминга для лечения фобии (методика пересмотра) предусматривает следующее:

  1. Предложить индивиду немного расслабиться и окунуться в воспоминания счастливых и безмятежных ситуаций детства. Придумать приемлемый кинестетический/аудиальный знак, установить «ресурсный якорь» и проверить на практике действенность «обратной связи».
  2. Попросить клиента представить пус­той экран, а затем – ​человека, похожего на него самого, «двойника», смотрящего на этот экран (техника разотождествления, или диссоциации).
  3. Предложить индивиду мысленно «про­крутить кинопленку» травмирующей ситуации от начала до появления четкой тревоги (не далее!). При нарастании тревоги следует немедленно очистить визуализированный экран, «побелив» картинку.
  4. Попросить клиента обратить внимание на реакцию «двойника», смотрящего на этот фильм (вновь феномен разотож­дествления, или диссоциации).
  5. Следующий этап – ​«прокрутить кинопленку», но уже в обратном порядке (от конца – ​к началу). И вновь обратить внимание на реакцию «двойника», смотрящего на травмирующие события.
  6. Попросить клиента слиться с личнос­тью «двойника» в момент очистки экрана и исчезновения тревожных ощущений (техника идентификации).
  7. Следует вновь и вновь повторять технические приемы приведенных выше пунктов 4‑7, но на этот раз в слившемся с личностью образе (техника идентификации). Предложите сделать то же в ускоренном темпе в течение 2‑3 секунд, заканчивая образом белого экрана и переживанием безопасности и комфорта. Смысл задания – ​научиться управлять своими эмоциями, «привязав» их к визуальному тренингу поведения.
  8. Конечный этап – ​процедура проверки. Клиент должен представить проблемную ситуацию в будущем и нового себя в ней, способного легко и просто справляться со своими эмоциями; обратить внимание на новый взгляд на ситуацию. Важно, чтобы индивид ощутил ее совершенно иной, безопасной для себя (элемент синхронизации с будущим).

В методике пересмотра возможны варианты. Так, например, подскажите пациенту, что по ощущениям стоит замедлять развитие событий, вплоть до полной остановки, на субъективно переживаемом кад­ре. Клиенту чрезвычайно важно самому следить за дыханием – ​оно должно быть плавным, спокойным, глубоким и полным. Надо уметь растянуть временный этап возврата к проблеме при движении к ядру тревожного события. 

Объясните индивиду: всегда старайтесь смотреть на «того себя» с симпатией, с благосклонностью, понимая, что в ситуации «до события» тот человек делал лучшее, что тогда мог. Пусть клиент сам, как сторонний наблюдатель, попытается определить, что потребуется вашему двойнику, чтобы успешно действовать в последующей ситуации. Полезно описать необходимые ресурсы (внешние средства и внутренний настрой, которые позволят положительно разрешить трудную и тревожную ситуацию). 

Дополнительные возможности рефрей­минга – ​передача своему двойнику необходимых ресурсов. Это надо сделать уверенно и решительно! Психотерапевт властно требует: передавайте двойнику новую энергию, собранность, решительность, находчивость, самообладание, юмор и т.п. до тех пор, пока не ощутите, что он стал полностью соответствовать новому образу! А теперь снимите новое кино с успешным «хэппи эндом»! Непременно просмотрите его несколько раз! Будьте свободны в своем творчестве, к примеру, для передачи ресурсов (помощи) введите в картину новых действующих лиц.

Один из интересных вариантов рефрей­минга для коррекции боязни и скрытой агрессии сводится к простому приему. Нужно представить и ощутить себя сильным. Затем твердо высказать свое намерение прямо в лицо своему невидимому, но хорошо представляемому оппоненту. Можно даже командно прикрикнуть на него. Согласно результатам отдельных исследований, этот прием в статистически значимом числе случаев дает нужный эффект. И последнее. В случае неуправляемого в ходе транса состояния тревоги психотерапевт обязан оказать поддержку клиенту. При помощи «ресурсного якоря» и вербального сопровождения он возвращает сознание ин­дивида в нужное состояние комфорта и безопасности.

Символдрама

Человек любит быть в безопасности и мечтать. Мечтания являются сильнейшей психологической разрядкой, позволяющей уйти от проблем и страданий. Именно этот феномен с успехом использован в системе мягкого сопроводительного транса, разработанной немецким психологом Ханскарлом Лейнером (визуализации по Лейнеру). Система известна под названиями: кататимный (в переводе с нем. – ​зависимый от эмоций) психоанализ, символдрама, кататимные переживания образов. Суть метода – ​в трансовых переживаниях на заданную тему с последующим их анализом. Фактически, это не что иное, как управляемая медитационная практика. Индивиду предлагают расслабиться, вводя его постепенно в мягкий транс, важный критерий которого – ​полностью свободное дыхание. 

Введение в транс предполагает зрительные визуализации с закрытыми глазами (например, представить луг, прогулку по нему). При этом психотерапевт дает мягкие подсказки: «вы идете по тропинке, видите колодец, хижину при солнечном свете, вокруг которой растут красивые цветы, вы подходите ближе…» и т.п. В таком состоянии субъект «видит» некие образы, фактически – ​сновидения наяву, близкие к осознанной полудреме. Он незаметно погружается в легкий транс, при котором получает возможность самостоятельно анализировать свои переживания, переосмыслить опыт, извлеченный из глубин подсознания. Данный психотерапевтический прием построен на теории проективных представлений, уходящих в психоанализ. Вот основные мотивы для визуализации:

  • опушка леса, луг, берег водоема (ручей, озеро, море) – ​исходный образ защищенности;
  • прохождение вдоль ручья вниз или вверх по течению (символическое исследование своей жизни);
  • подъем на гору, с вершины которой дол­жен открыться вид на окружающий ландшафт (символ жизненной задачи);
  • осмотр дома, хижины, строения (символ физической защиты);
  • встреча со значимым лицом (мать, отец, опекуны-воспитатели) в реальном или символическом одеянии (отпечаток прошлой жизни, невыполненной интроекции);
  • наблюдение за опушкой леса в ожидании появления животного существа, которое покажется из гущи и темноты леса (подсознательные страхи);
  • яхта под парусом, на которой можно покататься, или ковер-самолет – полетать (мечты, фантазии);
  • пещера, в которую можно по желанию войти с риском встретить знакомое или необычное существо (исследование собственного подсознания).

По окончании транса происходит беседа с клиентом, психотерапевт дает разъяснения относительно пережитых образов.

Метод легко осуществим, вне зависимости от глубины анализа оценивается практически всеми субъектами положительно. Особенно он эффективен в работе с детьми и лицами «творческой направленности». По моему мнению, метод стоит дополнить визуализациями желаемого будущего и наполнением себя энергией, оптимизмом и зарядом Удачи и Счастья.

Закончить тему трансовых методов хочется рекомендацией: в работе надо отсекать лишнее, всемерно избегать театральности, быть проще, понятней, честней.

Тематичний номер «Неврологія, Психіатрія, Психотерапія» № 4 (51) грудень 2019 р.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Неврологія

17.02.2020 Кардіологія Неврологія Когнітивні порушення на тлі артеріальної гіпертензії: особливості та шляхи корекції

Порушення когнітивної функції є однією з актуальних та невпинно зростаючих проблем сучасної медицини. За прогнозами науковців, до 2050 р. кількість пацієнтів із деменцією потроїться [1]. Як і в більшості поширених неінфекційних захворювань, розвиток когнітивних порушень і деменції зумовлений цілим переліком гетерогенних чинників. З одного боку, це генетична схильність (генотип алелі apoE-ε4 асоційований із вищим ризиком когнітивних порушень і деменції), з іншого – фактори серцево-судинного ризику (вік, артеріальна гіпертензія (АГ), діабет, дисліпідемія, ожиріння, низький рівень фізичної активності) та серцево-судинні захворювання (інсульт, тяжка кардіоваскулярна патологія)....

06.02.2020 Неврологія Ведення хворих на спінальну м’язову атрофію: час для реальних змін

Вирішення проблеми лікування рідкісних нервово-м’язових захворювань (РНМЗ) та інших орфанних патологій є вкрай важливим для досягнення високого рівня медичної допомоги в Україні та відповідності національної системи охорони здоров’я європейським стандартам....

23.01.2020 Неврологія Настанови з діагностики та лікування прогресивної атаксії

Прогресивна атаксія – ​група рідкісних і складних неврологічних розладів, про які медпрацівникам нерідко бракує знань. До вашої уваги представлено огляд рекомендацій щодо діагностування та лікування цього стану, розроблених групою підтримки пацієнтів з атаксією De Silva et al. у Великій Британії (Orphanet Journal of Rare Diseases, 2019; 14 (1): 51). Атаксія може бути симптомом багатьох поширених станів, однак дані настанови сфокусовані саме на прогресивній, зокрема спадковій атаксії Фрідрейха, ідіопатичній спорадичній мозковій атаксії та специфічних нейродегенеративних розладах. ...

23.01.2020 Неврологія Церебрум композитум Н: патогенетичні біорегуляційні можливості в дитячій неврології

Сьогодні спостерігається зростання кіль­кості дітей з інвалідністю, які мають порушення фізичного та розумового розвитку [1]. За даними Всесвітньої організації охорони здоров’я (ВООЗ), 10% населення земної кулі – ​люди з інвалідністю, з них 120 млн – ​діти та підлітки [2]....