«Есть только чудные и страшные мгновенья…»

17.11.2017

Штрихи к портрету хирурга Леонида Заверного

Хорошие люди, уникальные специалисты не любят, когда о них пишут. «Ну что обо мне писать?! Я все в жизни своей уже совершил. Пишите о молодых, им продолжать наше дело». Нет, не прав герой этого очерка. О таких людях надо писать хотя бы для того, чтобы не утрачивалась, особенно в наше нелегкое время, вера в Человека. Ну и чтобы хороших людей становилось больше – молодым ведь нужны образцы для подражания…

«Знаете ли вы, что такое Университет?!», – восклицает Михаил Булгаков в «Белой гвардии», воссоздавая в образе доктора Турбина и свои студенческие годы. Когда будущий писатель еще учился в 1-й классической гимназии, через дорогу наискосок, сквозь кружево Бибиковского бульвара, открывалось двухэтажное больничное здание строгой архитектуры с операционной на первом этаже. За большими матовыми стеклами врачи вновь и вновь отстаивали жизнь. Это были терапевтическая и хирургическая клиники, подаренные в 1885 г. Университету в связи с его 50-летием.

Поколения замечательных хирургов трудились в этих стенах, являя любовь к больному и преданность своей профессии. Эта хирургическая цитадель, питавшая своими воспитанниками медицину, по праву именуется Караваевской. Ведь именно в первоначальный период научных и хирургических деяний Владимира Афанасьевича Караваева (первого декана медицинского факультета, открытого в Киеве в 1841 г.) она в 1844 г. обрела титул кафедры факультетской хирургии. Воистину классической кафедры в составе факультета, затем медицинского института и Национального медицинского университета им. А. А. Богомольца. Первоначально клиника и кафедра с двадцатью койками размещались в северных пределах основного университетского корпуса. О том, что это, в сущности, детище В. Караваева, напоминает бюст великому милосердному умельцу, выполнившему более 5 тыс. операций, установленный после его кончины в вестибюле клиники в 90-х годах ХІХ столетия.

Пришли иные времена, сменялись в калейдоскопе событий эпохи. В 60-х ггодах уже XX века, когда кафедру возглавил выдающийся общий и военно-полевой хирург, член-корреспондент АН УССР Иван Николаевич Ищенко, врачом-ординатором сюда был зачислен выпускник Киевского мединститута Леонид Григорьевич Заверный.

Несколько слов о его предваряющей жизненной повести. Родился в Корсунь-Шевченковском районе на Черкасщине. Отец был преподавателем математики, директором сельской школы. Мобилизованный в Красную армию в 1939 г., он пропал без вести во время битвы на Курской дуге. Мама, воспитатель детского сада, поставила на ноги сына, первого медика в роду, сама… Леонид отлично сдал все четыре экзамена в мединститут, работал в клинике сначала санитаром, затем медбратом. Профессор Иван Николаевич Ищенко, присмотревшись к талантливому юноше, добился, чтобы его приняли на должность врача, несмотря на отсутствие киевской прописки.

Под руководством Ищенко Заверный стал заниматься научной работой. Определенную роль в судьбе Леонида Григорьевича сыграл также Игнат Михайлович Матяшин: он добился зачисления Заверного ассистентом кафедры, и лишь потом тот защитил диссертацию. Сегодня кандидат медицинских наук Леонид Заверный – один из опытнейших специалистов не только хирургического отделения, но и всей славной больницы по бульвару Шевченко, 17.

Писать о герое этого очерка и трудно, и легко. Легко потому, что Леонид Заверный, являясь в течение десятилетий близким нашим другом и в определенном смысле хранителем примечательных событий и фигур в медицине, как бы зримо несет их отсвет. В то же время трудно, ибо он – скромнейший человек, о себе предпочитает не говорить.

Сохранился, правда, раритетный номер газеты «Медичні кадри» Национального медицинского университета им. А. А. Богомольца от 12 июня 2003 г. Ее редактор, Элеонора Прощакова, опубликовала небольшое эссе, посвященное Леониду Григорьевичу.
Хочется процитировать строки посвящения «Кому дарит счастье судьба».

«В этом старинном доме на бульваре Шевченко, 17, где уже более полутора веков находится хирургическая клиника, – писала Прощакова, – Леониду Заверному все близко и знакомо. Вот уже 42 года каждое утро идет он сюда, как в родной дом.
«Боюсь показаться банальным, но, действительно, эта клиника и кафедра мне несказанно близки, – говорит Леонид Григорьевич. – Я благодарен судьбе, которая подарила мне встречу с выдающимся хирургом и мудрым человеком, генерал-майором медицинской службы Иваном Николаевичем Ищенко. Его жизненные уроки, опыт хирурга – это была незаменимая школа для меня и моих коллег. А как тактично и умело вводил он нас в прекрасный мир литературы и поэтического слова. Глубоко образованный и ­эрудированный человек, Иван Николаевич хотел видеть нас настоящими врачами и интеллигентами.

Леонид Григорьевич на мгновение замолкает, и его взгляд теплеет. Я слышу восторженный рассказ еще об одном замечательном человеке, который сыграл решающую роль в его судьбе. Речь идет о незабываемом Игнате Михайловиче Матяшине, одаренном заведующем кафедрой, несравненном организаторе, который поверил в талант молодого врача. Пригласил на кафедру, помог защитить кандидатскую. Именно здесь Л. Заверный достиг вершин мастерства в абдоминальной хирургии. Он является автором более 100 научных работ, 15 авторских свидетельств, соавтором руководства по гериатрии.
«И в этом, – говорит Леонид Григорьевич, – мне помогают даже седые стены нашей клиники, которая помнит самих Н. И. Пирогова и В. А. Караваева…».

Добавим, что монография, выпущенная издательством «Медицина» в Москве, где был раздел, написанный совместно с И. Г. Матяшиным, отражает научные исследования Леонида Григорьевича о хирургических аспектах заболеваний внепеченочных желчных путей. Эти изыскания были предприняты под началом И. Н. Ищенко, а И. Г. Матяшин, ставший руководителем диссертации Л. Г. Заверного, побудил продолжить работу в необходимом формате.

Когда входишь в вестибюль этого необыкновенного корпуса, действительно ощущаешь, что это обитель высокой прозы жизни. Здесь – бронзовый бюст В. А. Караваева. Увы, уже в наши смутные времена однажды он попросту исчез. Видимо, кого-то очень привлекла бронза, из которой он был вылит. Но бюст восстановили, сотрудники кафедры собрали средства. Рядом – бюст И. Н. Ищенко, как бы воплощающего ипостась неутомимого военного хирурга, и изваяние И. М. Матяшина, героя-фронтовика, блистательного хирурга, рано ушедшего из жизни…

Но вот боковая лестница. На четвертом этаже, где открывается вход в операционную, в конце бокового проема попадаешь в небольшой, украшенный фотографиями корифеев кафедры кабинет Леонида Заверного.

Оба мы по разным поводам не раз ощущали тут внимание и просвещенность дорогого Леонида Григорьевича. Образованнейший хирург, осторожный и безошибочный эрудит у операционного стола, он, несомненно, и универсальный клиницист. В выборе верного пути помощи страждущему, лучшего лечебного маршрута, при этом с привлекательным психологическим камертоном, доцент Заверный может служить образцом. Но, с другой стороны, как раз на этой кафедре десятилетиями сохраняется плодотворный союз между коллегами, каждый из которых – не случайность в этой хирургической симфонии высшего уровня, вне зависимости от званий. Дружественная, доброжелательная натура, Леонид Григорьевич в этой среде абсолютно органичен, и это позволяет хирургической команде «под управлением любви» всегда действовать сообща во имя интересов больного. Дух меркантилизма и равнодушия не коснулся этих демиургов самой трудной в медицине отрасли.

В таком чисто клиническом, но и этическом понимании Леонид Заверный, видимо, мог бы написать и свой манускрипт наподобие «Очерков гнойной хирургии», «Духа, души и тела» В. Войно-Ясенецкого. К слову, он работает над рукописью к грядущему 
175-летию кафедры (2019). Но есть изыскания и в профессионально-педагогическом ключе: в учебном фолианте «Хирургия» (2014) для студентов высших медицинских учебных заведений III-IV уровня аккредитации (под редакцией члена-корреспондента НАМН Украины, лауреата Государственной премии Украины М. П. Захараша) Л. Заверный указан в качестве соавтора глав «Грыжи живота», «Острый панкреатит», «Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки» (хирургические проблемы), «Хронические осложнения гастроэнтерологической болезни», «Перфоративная язва желудка и двенадцатиперстной кишки», «Кровотечение из язвы желудка и двенадцатиперстной кишки»…

Отлично составлен и учебник, выпущенный специализированным издательством «Нова книга» (Винница). Его авторский коллектив: профессор Михаил Захараш, в дни издания заведующий кафедрой хирургии № 1 Национального медицинского университета им. А. А. Богомольца; Николай Кучер, доктор медицинских наук, профессор кафедры; Александр Пойда, заслуженный врач Украины, профессор; Юрий Захараш, лауреат Государственной премии Украины в области науки и техники, профессор кафедры; Анатолий Скумс, профессор кафедры, ведущий научный сотрудник Института хирургии и трансплантологии им. А. А. Шалимова; Владимир Мельник, Василий Жельман, Виталий Мальцев, Леонид Заверный – доценты кафедры и др.

Но перейдем к уникальным книгам документально-исторического цикла Леонида Заверного, к его домашней библиотеке. В конце 1980-х гг. во время работы над книгой «Док­тор Булгаков» была мечта предметно остановиться на фигуре Ю. Волковича, «милого Волка», чье имя часто звучало в Булгаковской семье. Именно Леонид Григорьевич изыскал для рукописи не публиковавшиеся нигде воспоминания профессора С. Лукьянова, ученика Ю. М. Волковича. Они обогатили книгу. Частые беседы с Леонидом Григорьевичем украшали рассказы о встречах на научном и врачебном пути. Вот несколько таких небольших новелл.
Необычайно трогательно Леонид Заверный относился, например, к Ивану Николаевичу Ищенко. Он был, по сути, его семейным врачом, даже другом. Присутствовал при его кончине, и сообщил об этом родным – на рассвете приехали сын хирурга (Игорь Ищенко) с женой (легендарная актриса оперного театра Лариса Руденко).

Леонид Григорьевич был близок и дружен с Николаем Михайловичем Амосовым и как врач, и как доверительный собеседник. О Николае Михайловиче написал чрезвычайно интересные воспоминания. Был лечащим врачом Александра Абрамовича Грандо, создателя Национального музея медицины Украины, помогал ему творчески работать, несмотря на тяжелый сахарный диабет, иные недомогания. Вместе с другими хирургами спас при профузном желудочном кровотечении Александра Петровича Кончаковского, инициатора создания музея Михаила Булгакова на Андреевском спуске. Разумеется, это лишь несколько имен среди его пациентов.

Ее Величество История… Это особый раздел в наших заметках. В 1994 г. вышел в скромном издании (300 экземпляров) сборник «150 лет кафедре факультетской хирургии Украинского государственного медицинского университета» под редакцией профессоров Юлия Балтайсиса и Николая Кучера. Содержательную разработку на основе впервые изученных фактов и свершений представили Л. Заверный, А. Войтенко, С. Пехенько, Н. Кучер.

Авторы напоминают, что в 1885 г. был сооружен двухэтажный корпус клиники на 50 коек. И вот к 1974 году, почти через девять десятилетий, по инициативе И. Матяшина корпус был надстроен, превратившись в специализированное заведение научного плана. Далее предстает восхождение В. Караваева (одного из первых хирургов-офтальмологов и челюстно-лицевых хирургов), его учеников И. Радзиевского (оставившего абсолютно провидческие работы по пересадке кости и щитовидной железы с ее эндокринологической характеристикой) и Куцевого-Артемовского (издавшего опережающую свое время работу «К гистологии костного мозга как кроветворного органа»).

Упоминаются также, быть может, впервые ученики В. Караваева, земские хирурги А. Богачевский, Б. Козловский, А. Мещанинов, И. Сабонеев и другие почти неведомые звезды науки. Достаточно сказать, что А. Богачевский, которому по предложению Н. Волковича была присуждена степень док­тора медицинских наук, один из первых в Украине выполнил успешную резекцию желудка по поводу рака. Встают неведомые образы А. Ринека и его учеников В. Лисянского и К. Сапежко, А. Радзиевского и М. Черняховского, грандиозных новаторов герниологии, разработчиков новых операций (искусственный внутрибрюшной резервуар с созданием жома, пересадка слизистой оболочки, что говорит и о мощи кафедры). Предстают Л. Малиновский (один из фундаторов нейрохирургии и современной абдоминальной хирургии), разносторонний Н. Волкович (40 его работ были перепечатаны немецкими и французскими журналами, победитель риносклеромы, новатор в ­травматологии, ­ларингологии, торакальной хирургии). Е. Г. Черняховский, по сути, гениальный сосудистый хирург.

Великолепны этюды о Вере Гедройц, первой женщине – крупнейшем хирурге, гиганте хирургии в нескольких сферах; Алексее Крымове, ветеране четырех войн и его школе (А. Федоровский, И. Туровец, А. Шуринок, К. Музыка, И. Ищенко, И. Слоним, В. Братусь, И. Студзинский, А. Крамаренко). Это лишь сигнальные огоньки на обозреваемых страницах, но по обзору неведомых доселе работ – беспримерный научный дрейф. Вот и несколько строк об Иване Ищенко: «Еще в 1960 г. для ликвидации негативных явлений сосудистого шва он выдвинул идею бесшовного соединения сосудов (что выразилось затем в тканевой электросварке!). ­Знаменательно, что фигуру и достижения И. Ищенко высоко ценили А. Богомолец, А. Вишневский, С. Юдин, а в наши дни – Б. Петровский».

Авторы воссоздают образы Игната Матяшина, Юрия Мохнюка – ученого, сформированного Николаем Амосовым, Юлия Балтайсиса. Очерк сопровождается ссылкой на 79 источников. И все это поднято и прак­тически возрождено самоотверженной работой авторов. Так кафедра впервые предстала в своем историческом своеобразии.

Небольшая биографическая сага «Игнат Михайлович Матяшин» издана в издательстве «Здоров’я» уже более трех десятилетий назад Л. Заверным, Ю. Мохнюком, А. Войтенко, А. Пойдой. Видимо, этот раритет – лучшее, что было написано о страстном рыцаре хирургии. Игнат Матяшин, следуем мы за авторами, родился в 1925 г. на Донбассе. Прадед и дед были фельдшерами, отец, Михаил Прокофьевич, одним из первых в крае был удостоен звания заслуженного врача УССР. Доблестной медицинской сестрой периода гражданской войны была мама Елена Григорьевна (девичья фамилия Черкунова).

После окончания средней школы И. Матяшин поступил в Архангельский медицинский институт, где ранее учился Н. Амосов, но вскоре понял, что его место – в рядах защитников Родины (шла Великая Отечественная война). Добровольно уходит на фронт в составе 3­й Гвардейской танковой армии 1­го Украинского фронта (он, восемнадцатилетний, сперва солдат, затем командир пулеметного расчета и танкового десанта). Принимал участие в форсировании Днепра, освобождении Житомира. Под Проскуровом в 1944­м был вторично ранен, на этот раз тяжело (слепое осколочное ранение позвоночника с последующим остеомиелитом). Игнат Матяшин перенес несколько сложных операций на позвоночнике. Вместе с тем в 1945­м поступил в Донецкий институт и в 1956 г. окончил его. Первая должность – заведующий станцией переливания крови в Ворошиловграде, но затем и навсегда – хирургия; дебют на общей кафедре хирургии ДМИ, где с 1952 по 1964 год Матяшин проходит дистанцию от ординатора до заведующего кафедрой. В 1968­м его избирают заведующим кафедрой общей хирургии КМИ. В 1971 г. Матяшина назначают главным хирургом Минздрава УССР, начинается его последний полет на этой многотрудной должности вплоть до внезапной кончины 30 октября 1979 г. В сорок девять… Бюст И. М. Матяшина, установленный на кафедре, выполнил народный художник УССР М. К. Вронский.

«Знаете, каким он парнем был…». Игнат Михайлович буквально притягивал к себе, пишут его ученики. Поражала его необыкновенная воспитанность, демократичность, добросердечие, талант лектора, любовь к однополчанам. И, конечно же, хирургическая одаренность, особенно в области реконструктивной хирургии органов брюшной полости. В этой плоскости он провел несколько конференций всесоюзного диапазона. Был хирургом по зову сердца и складу ума. Рецензентами этого хирургического офорта, которыми особенно дорожит Л. Заверный, выступили незабываемые А. Шалимов и В. Хохол…

…«Нам не дано предугадать, чем слово наше отзовется». Но мы просто обязаны находить такие слова. Эти сравнения приходят в голову, когда листаешь любовно изданную книгу «Имя в истории медицины. Владимир Афанасьевич Караваев. К 200­летию со дня рождения» (2011). Избран эпиграф из слов Н. Склифосовского: «Народ, умеющий чтить своих великих предков, имеет право спокойно смотреть в будущее». Яркое предисловие представил ректор НМУ в этот период, академик НАМН Украины В. Ф. Москаленко. Авторский коллектив: М. П. Захараш, Г. Г. Захараш, В. М. Мельник, Т. В. Тарасюк. Но роль первой скрипки, мы бы сказали, по праву принадлежит Л. Заверному, разведчику истории. Превосходно изданную монографию выпустил ИД «Авиценна».

Вот что говорилось в рецензии (сохраненной Л. Г. Заверным!) на книгу: «Книга начинается ссылкой на печальное замечание Шекспира «распалась связь времен». В книге такая связь отчетливо восстановлена, как целостное полотно. Замечательны, например, слова В. Караваева, очевидно, впервые приводимые: «Я, признаюсь, давно уже замыслили стать врачом, – пишет 16­летний юноша отцу. – Посмотрите, батюшка, сколько вокруг нас всякой хвори. Особенно мне жаль людей из бедного сословия, не могущих платить лекарю за его посещение да за лекарство. А хворь, как вам известно, калечит не только тело, но и души человеческие». Помогать всем, не покидая никогда неимущих – девиз, но и призыв Караваева. Беспрецедентное по результатам лечение цинготного перикардита – большая победа успешного хирурга. К слову, он всегда нес христианские принципы веры в Бога, присущие, к примеру, Н. Пирогову, Ф. Яновскому, В. Филатову.

Была ли жизнь В. А. Караваева триумфальной? Это не так. И авторы, что делает честь их объективизму, приводят текст заявления А. Шкляревского и Н. Хржонщевского, безжалостных в отношении патриарха… Сломила Владимира Афанасьевича безвременная смерть его сына. Через 20 дней, в марте 1892 г., угас его факел. Но факел этот возродил Леонид Заверный и иные авторы.

Что следует сказать о врачебной умуд­ренности нашего героя? Однажды в очередной раз обратились к Леониду Григорьевичу по поводу абдоминальных болей, не раз побуждавших к хирургическому вмешательству. Он совершенно по­своему интерпретировал данные МРТ, прозорливо посоветовал терапевтический вариант. Хирург порекомендовал воздержаться от скальпеля… И оказался прав!

Конечно же, и жизнь Леонида Заверного нельзя назвать триумфальной, хотя бы потому, что у настоящего хирурга, по Евгению Евтушенко, «бывают и страшные, и чудные мгновенья». Получилось так, что ушла в небесные выси его верная спутница – тихая и нежная Алла Заверная. Все же его преданно опекают сын и его семья, а также главный врач больницы Василий Алексеевич Жельман, по инициативе которого Леонид Григорьевич остается ее консультантом…

Как и прежде, Леонид Григорьевич почти на рассвете входит в кабинет своих раздумий, своего педагогического и исследовательского дара. Все происходит так, как должно быть, и это – лучшие уроки жизненной школы, данной Леониду Заверному, а также выпестованной и сооруженной им. Сценарий жизни хорош и оправдан, бой всегда шел не ради славы, а ради жизни других.

Подготовили Юрий Виленский, Валерий Дружбинский

Медична газета «Здоров’я України 21 сторіччя» № 20 (417), жовтень 2017 р.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Терапія та сімейна медицина

27.03.2024 Терапія та сімейна медицина Бенфотіамін: фокус на терапевтичний потенціал

Тіамін (вітамін В1) – важливий вітамін, який відіграє вирішальну роль в енергетичному обміні та метаболічних процесах організму загалом. Він необхідний для функціонування нервової системи, серця і м’язів. Дефіцит тіаміну (ДТ) спричиняє різноманітні розлади, зумовлені ураженням нервів периферичної та центральної нервової системи (ЦНС). Для компенсації ДТ розроблено попередники тіаміну з високою біодоступністю, представником яких є бенфотіамін. Пропонуємо до вашої уваги огляд досліджень щодо корисних терапевтичних ефектів тіаміну та бенфотіаміну, продемонстрованих у доклінічних і клінічних дослідженнях....

24.03.2024 Гастроентерологія Терапія та сімейна медицина Основні напрями використання ітоприду гідрохлориду в лікуванні патології шлунково-кишкового тракту

Актуальність проблеми порушень моторної функції шлунково-кишкового тракту (ШКТ) за останні десятиліття значно зросла, що пов’язано з великою поширеністю в світі та в Україні цієї патології. Удосконалення фармакотерапії порушень моторики ШКТ та широке впровадження сучасних лікарських засобів у клінічну практику є на сьогодні важливим завданням внутрішньої медицини....

24.03.2024 Кардіологія Терапія та сімейна медицина Розувастатин і розувастатин/езетиміб у лікуванні гіперхолестеринемії

Дисліпідемія та атеросклеротичні серцево-судинні захворювання (АСССЗ) є провідною причиною передчасної смерті в усьому світі (Bianconi V. et al., 2021). Гіперхолестеринемія – ​третій за поширеністю (після артеріальної гіпертензії та дієтологічних порушень) фактор кардіоваскулярного ризику в світі (Roth G.A. et al., 2020), а в низці європейських країн і, зокрема, в Польщі вона посідає перше місце. Актуальні дані свідчать, що 70% дорослого населення Польщі страждають на гіперхолестеринемію (Banach M. et al., 2023). Загалом дані Польщі як сусідньої східноєвропейської країни можна екстраполювати і на Україну....

24.03.2024 Терапія та сімейна медицина Життя в дослідженні нових ліків

Однією із найвагоміших знахідок із часу відкриття дигіталісу Нобелівський комітет назвав синтез і дослідження β-блокаторів, які зараз мають провідні стабільні позиції у лікуванні більшості серцево-судинних хвороб (ішемічна хвороба серця – ​стенокардія, гострий коронарний синдром, інфаркт міокарда, артеріальна гіпертензія, серцева недостатність, тахіаритмії) (Радченко О.М., 2010). Це епохальне відкриття зроблено під керівництвом британського фармаколога Джеймса Блека (James Whyte Black), який отримав за нього Нобелівську премію в 1988 році. ...