0 %

Необыкновенная жизнь Александра Павловского

01.04.2015

ZU_2014_Hirurg_4.qxdИстория распорядилась так, что хирургические вызовы Первой мировой войны – в проекции 1914-2014 – как бы актуализируются в условиях нынешнего вооруженного конфликта. В этом отношении поучительной предстает судьба Александра Дмитриевича Павловского, впервые действенно связавшего риски хирургии (особенно военно-полевой) в плане их уменьшения с научным потенциалом бактериологии.
В биографии этой яркой фигуры выделяются данные, обобщенные видным библиографом Инной Михайловной Поляковой. Александр Павловский родился в 1857 г. в Ярославской губернии в семье священника. Хочется отметить, что такие семьи в силу их высокой, как бы генетической нравственной устойчивости часто являются колыбелью незаурядных личностей с высоким моральным и, в сущности, христианским призванием. Это, например, С. Руданский, М. Булгаков, видные гистолог и хирург А. и Е. Черняховские.

Окончив духовное училище, а затем, пройдя начальные ступени духовной семинарии, А. Павловский избрал все же светскую специальность, оставшись, однако, навсегда поборником лучших человеческих устремлений. Он поступил на физико-математическое отделение Варшавского университета, затем перевелся в медико-хирургическую академию в Петербурге. Отличаясь выдающимися способностями, Павловский по окончании курса в 1881 г. был оставлен для продолжения научной деятельности при Академии. В 1884 г. на кафедре Е.И. Богдановского он защитил диссертацию на степень доктора медицины по теме «Костно-мозговая опухоль и гигантские клетки». К профессиональной карьере хирурга присовокупляется увлеченность гистологией, но в особой степени бактериологией, с исследованием хирургических инфекций. В 1885 г. выходит его работа «О микроорганизмах рожи», а в следующем году «Бактериологические исследования», относящаяся к асептике и антисептике. И тут А. Павловскому по решению Академии (в 1886-1889 гг.) предоставляют трехгодичную командировку в Германию и Францию, где он совершенствуется, в частности, в лабораториях и институтах Р. Вирхова, Р. Коха, Л. Пастера.
Дальнейшие годы в Германии для Александра Дмитриевича складывались часто драматично, и речь об этом пойдет далее. А пока следует сослаться на его блестящий отчет об этой командировке, написанный ученым лишь полвека спустя после памятной поездки – в 1941 г., дошедший до нас только недавно. Эти строки поражают литературной одаренностью автора.
В 1998 г. директор музея профессор А.А. Грандо (пишет в предисловии к изданию кандидат медицинских наук Елена Стоян) встретился с правнучкой А.Д. Павловского – Татьяной Дмитриевной Большаковой, руководителем Центральной клинико-диагностической лаборатории Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова. Среди переданных в фонды музея интереснейших документов имеется рукопись ее прадеда с описанием командировки. Рукопись датирована маем 1941 г. (с. Сороки, Молдавия). Вот ее персонажи на фоне таких слов и заключений автора: «Последняя четверть ХІХ столетия ознаменовалась расцветом медицинской бактериологии. В эти годы Кох и Гаффки открыли возбудителей брюшного тифа, Пастер и Фелейзен описали стрептококки, вызывающие рожу и послеродовую горячку, Френкель – диплококки пневмонии, Леффлер – палочку дифтерии, Нейссер – гонококки, Кох – холерный вибрион. Это триумфальное шествие бактериологии завершило знаменитое открытие Кохом бациллы Коха». В школе Р. Вирхова А. Павловскому предложили провести экспериментальную работу по лечению туберкулеза у кроликов бактериями. «Я согласился. Все сто кроликов погибли от туберкулеза, хотя мы пытались лечить их всеми известными патогенными и некоторыми непатогенными культурами. Для меня эта работа окончилась трагически, – стоически продолжает А. Павловский. – У меня погиб от острого туберкулеза мой четырехлетний сын. Должно быть, я затащил туберкулезную культуру домой. Профессора Генох и Герхард бесплатно лечили его, тепло относясь к моему горю и неизживной беде. Да будет земля пухом этим благородным немецким гуманистам. Так принес я в жертву науке и своему честолюбию моего сына и сделался берлинским бюргером – собственником трех аршин земли на Берлинском кладбище Liesenkirehhof».
Тяжелый горький удар. И все же А. Павловский, собрав все силы ума и сердца, продолжил свои научные изыскания. В своих записях он упоминает и о Шмидене – поразительном технике оперирования, патриоте асептики Керте, хирурге-гинекологе Шредере (приглашенный к операции иностранный врач был обязан принять ванну и надеть чистое белье... Белье больного, халаты операторов, инструменты и перевязочные материалы – все простерелизованное). «В хирургическом отделении Зонненберга, – пишет А. Павловский, – я впервые познакомился с целым музеем болезней аппендикса. Ни клиницисты, ни патологоанатомы, никто из русских хирургов еще не оперировал при аппендиците... Я убедился снова, что клиническая хирургия имеет своим объектом живые патолого-физиологические процессы во всех фазах их эволюции и что хирургия есть глава из патологической физиологии».
Впечатляют талантливо обрисованные научные портреты Р. Коха, Р. Фолькманна, И. Розенбаха (владельца частной баклаборатории). Пишет А. Павловский и об этических ошибках Тюффье (Франция) и Бильрота, в клинике которого не оказалось инструментария для реанимации при внезапной остановке сердца в ходе операции.
В Германии в 1887 г. А. Павловским была выполнена ценная научная работа в области бактериотерапии – лечение сибирской язвы с помощью бактерий-антагонистов. В 1889 г. по возвращении на родину Александр Дмитриевич получает звание экстраординарного профессора и избирается заведующим впервые учрежденной кафедры хирургической патологии и терапии университета Св. Владимира в Киеве. Вскоре кафедра эволюционирует, обогащается современной лабораторией, новым хирургическим корпусом. В исследованиях особое внимание уделяется профилактике хирургических инфекций.
Талантливой личностью среди берлинских ученых, продолжает А. Павловский, был полурусский, полунемец, профессор Юрьевского университета, а в 80-х годах – директор хирургического факультета клиники в Берлине Эрнест Бергманн. В германской хирургии он первым широко применил асептики при операциях и перевязках. Ученик Бергманна Шиммельбуш предложил свой аппарат для кипячения инструментов в 1% растворе соды. «Я привез аппарат в Киев и ввел асептику и бактериологический контроль при операции в больнице Красного Креста в Киеве в 1890-1891 гг. Тогда же в акушерской клинике Киевского университета применил асептику при операциях профессор Г.Е. Рейн. Я варил для него агар-агар, показывая его ординаторам посевы на пластинках, и учил определять вид микробов, выраставших из швов и тампонов в ране».
Бактериологии А. Павловский посвятил около 100 научных трудов, изучая в этом плане дифтерию, риносклерому, холеру, столбняк, не говоря о туберкулезе и сибирской язве, с чего он начал свои изыскания. В 1893 г. в его лаборатории была изготовлена противохолерная сыворотка. В это же время им впервые в Украине была получена противодифтерийная сыворотка, которая успешно использовалась в педиатрии и отличалась высокой активностью в сравнении с немецкими и французскими аналогами. В 1894 г. по инициативе А. Павловского в Киеве организуется «Общество для борьбы с заразными болезнями и создаются одни из первых в России лаборатория по выработке этой сыворотки и пастеровская станция. В 1896 г. Александр Дмитриевич организует в Киеве Бактериологический институт (ныне Институт эпидемиологии и инфекционных болезней им. Л.В. Громашевского), где до 1909 г. возглавляет сывороточный отдел и до 1918 г. является научным руководителем института. По праву учреждение должно было бы носить его имя, но этого не произошло вследствие эмиграции ученого в 1919 г.
Вспомним, что Павловский был военным хирургом. Во время Российско-японской войны (1904-1905) он был командирован в Манчжурскую армию для оказания помощи раненым на перевязочных пунктах и в полевых госпиталях. Был награжден орденом Св. Владимира ІV cтепени «за отличие в делах против японцев». Свои наблюдения он обобщил в заметках об огнестрельных ранениях мелкокалиберными пулями, применявшимися противником, настаивая на реорганизации (в связи с новыми видами ранений) хирургической подготовки в университетах, с увеличением программы по военно-полевой хирургии, что и было реализовано.
Для учебного музея А. Павловский привез с войны японские пули и шрапнели, удаленные при хирургических операциях у раненых в 1904 г., всего 4224 наименований.
Начинается Первая мировая война. А. Павловский назначается начальником Киевского госпиталя Красного Креста. Он впервые обращает внимание на характер ранений, вызываемых новым видом разрывных пуль, применяемых австро-германцами, со значительной травматизацией, публикуя статью об этом. Одновременно интенсивно занимается изучением причин нагноений в результате огнестрельных повреждений. В своей походной лаборатории ученый-хирург изучает этиологию таких осложнений на основе лабораторных исследований 225 раненых с подобными синдромами. В центре его новых подходов как хирурга-бактериолога оказывается, в частности, газовая гангрена. А. Павловский выделяет 12 клинических форм газово-гангренозной и газово-флегмонозной инфекции, издав монографию «Газовая гангрена, газовая флегмона и бронзовая рожа (в войну 1914-1917 гг.). Этиология и клиника». Книга была издана в 1917 г. Одним из первых он применяет противогангренозные сыворотки в борьбе с такими осложнениями.
Октябрьские события А. Павловский встретил в возрасте 60 лет, оценив их негативно. Новая действительность оказалась для него, поборника человеколюбия, абсолютно неприемлемой, и в 1919 г. он вынужденно оставляет свою лабораторию, клинику, пациентов и уезжает за границу. Из-за своего почтенного возраста выдающийся хирург обосновывается в Бессарабии, ставшей тогда частью Румынии, и работает там в провинциальном г. Сороки обычным врачом, испытывая при этом лишения и унижения. А. Павловский скончался 8 октября 1946 г. Еще в 1945-м он писал в Киев А.П. Крымову: «Мне за 80, но я хочу вернуться в университет и умереть в Киеве».
«Киев – родина нежная…» Очевидно, А. Павловский, как и А. Вертинский (автор этого знаменитого стихотворения), глубоко тосковал о любимом городе. Было бы справедливо, если бы в Киеве появилась улица, носящая имя врача-подвижника или хотя бы хирургическая клиника его имени. На фоне ярких хирургических судеб, столь характерных для Украины и Киева, непреходящий вклад А. Павловского в клиническую хирургию и бактериологию предстает все же совершенно особым.

Подготовил Юрий Виленский

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Інфекційні захворювання

07.11.2018 Хірургія, ортопедія та анестезіологія Прощальное слово

Безвременно, вследствие обострившегося недуга, ушел из жизни один из создателей и директор Украинского научно-практического центра эндокринной хирургии, трансплантации органов и тканей Мин­здрава Украины Александр Сергеевич Ларин. ...

06.11.2018 Хірургія, ортопедія та анестезіологія Эффективное лечение трофических нарушений нижних конечностей: новый взгляд на пентоксифиллин

Пентоксифиллин – ​препарат с длительной историей применения и высокой терапевтической эффективностью в лечении заболеваний, связанных с нарушением периферического кровообращения. Благодаря своей безопасности и хорошей переносимости, а также протекторному действию на сердечно-сосудистую систему он очень популярен у врачей различных специальностей....

06.11.2018 Хірургія, ортопедія та анестезіологія Современный взгляд на вопросы периоперационного обезболивания

Болевой синдром остается основной жалобой пациентов хирургического профиля как в до-, так и в послеоперационный период. Причем во втором случае проблема явно преобладает (до 80%, по различным данным), поэтому ее предупреждение и контроль являются неотъемлемыми компонентами периоперационного ведения больных. ...

06.11.2018 Хірургія, ортопедія та анестезіологія Применение раствора повидон-йода при операциях на прямой кишке

Хирургия – стремительно развивающаяся медицинская область. В ней внедряется множество новых лекарственных препаратов, оперативных методик, инструментов. Одним из основополагающих принципов хирургии является соблюдение асептики и антисептики....